Высокие материи: репортаж из Королевской академии изящных искусств Антверпена

ELLE побывал в альма-матер звезд мировой моды и дизайна

Здание антверпенской биржи, где до 2003 года проходили модные показы
Фото
Jasmin van hevel

«У антверпенцев есть такая черта: они считают, что у них все самое лучшее», — рассказывает стилист и шопер Танги Оттомер, настоящий кладезь историй про местное фэшн-сообщество. Не признать амбиции Антверпена, родины Рафа Симонса, Хайдера Аккермана и Мартина Маржелы, так же глупо, как оспорить тот факт, что у ­самого Танги — лучшие усы в городе. За модными историями далеко ходить не приходится. Вот церковь Святого Андрея, где статуя Мадонны одета в платье Ann Demeulemeester; вот цветочная лавка Baltimore — тут Раф Симонс покупал розы для показа Dior Haute Couture; а вот бутик Louis, владелец которого Жир Брюло сыграл не последнюю роль в истории Антверпенской шестерки. Теперь в витрине Louis висит платье и пальто из выпускного показа третьекурсника Королевской академии изящных искусств Антверпена Йурия ван Кампенхаут: Брюло заметил молодое дарование и взял наряды из коллекции на реализацию.

Студенты Королевской академии Антверпена
Фото
Jasmin van hevel

Слава Антверпенской шестерки витает над городом, да и над Академией, до сих пор — но им это только на пользу. В 1986 году, когда шестеро выпускников (Анн Демельмейстер, Дирк Биккембергс, Дирк ван Саен, Дрис Ван Нотен, Вальтер ван Бейрендонк и Марина Йи), еще вчера кутивших по сквотам Антверпена, представили в Лондоне свои коллекции, мир узнал, что бельгийская мода — это не только Мартин Маржела.

Дизайнер Вальтер ван Бейрендонк, декан Академии
Фото
Jasmin van hevel

С той поры Дрис Ван Нотен превратился ни много ни мало в ­модного покровителя города (о его бутике Het Modepalеis пишут во всех путеводителях), Анн Демельмейстер ­ушла из собственного Дома в неизвестном направлении, а Вальтер ван Бейрендонк тал деканом Академии, сменив на посту ­легендарную Линду Лоппу. К слову, этой женщине Фландрия (и весь мир) обязана созданием антверпенского Музея моды (MoMu) и некоммерческой организации Flanders Fashion Institute, которая помогает местным дизайнерам адаптироваться к суровым реалиям рынка. Адаптироваться есть к чему: в Академии ребят учат думать сплошь о высоких материях. О деньгах здесь даже и говорить неприлично.

Мадонна в платье Ann Demeulemeester в церкви Святого Андрея
Фото
Jasmin van hevel
Фото
Jasmin van hevel
Фото
Jasmin van hevel

«У меня было несколько сезонов успешных показов в Париже, — рассказывает дизайнер Тим ван Штеенберген. — И я понял, что если и дальше пойду по этому пути, то придется бросить все силы, средства и время на развитие марки, а ведь я хотел заниматься не только модой, но и театром. Творческая самореализация важнее, чем бизнес: и вот, кроме ежесезонных коллекций, я создаю наряды для спектаклей Антверпенского королевского балета, для авангардной оперной постановки в La Scala, а в ближайшие ­месяцы поработаю и над сценарием одного проекта».

Бутик украшений Atelier Miriam de la Paz
Фото
Jasmin van hevel

«Я не хочу создавать свою марку, — студент Академии Йурий ван Кампенхаут, тот самый, чьи наряды висят в Louis, застенчиво опускает глаза. — Когда закончу учиться, планирую устроиться на стажировку в известный Дом. Гораздо интереснее работать на сильный бренд, чем ставить свое имя на логотип». Спрашиваю: сложно учиться у Вальтера ван ­Бейрендонка? (Декан дважды в неделю ведет занятия по дизайну у третьекурсников.) Отвечает: «Нет! Вальтер не давит авторитетом, но, работая с ним, ты должен точно знать, чего ты хочешь». ­Видимо, знают не все: влияние авангардного дизайнера на творчество учеников легко заметить на выпускных показах мужских коллекций.

Сам ван Бейрендонк рассказывает о своей роли в настоящем и будущем бельгийской моды скромно, прячась за общими «мы» и «Академия». Признает, что иностранных студентов с каждым годом все больше — особенно из Южной Кореи и Японии. Смеется, что никогда не берет выпускников к себе на стажировку: так нельзя.

Фото
Jasmin van hevel
Фото
Jasmin van hevel
Фото
Jasmin van hevel
Фото
Jasmin van hevel
Фото
Jasmin van hevel
Фото
Jasmin van hevel
Фото
Jasmin van hevel
Фото
Jasmin van hevel

В отличие от Дриса Ван Нотена, за которым ходит слава «крестного отца» молодых дизайнеров. Он поддерживает студентов (например, в прошедшем году его ателье пожертвовало Академии ткань для пошива выпускных коллекций), а самых толковых выпускников берет к себе в ученики. У Ван Нотена когда-то начинала и Ан Вандеворст: с его благословения и родилась марка A.F.Vandevorst, созданная Ан и ее мужем Филипом Ариксом. Кроме советов, дизайнеры получили от мэтра шоу-рум, контакты байеров и фабрик.

Фото
Jasmin van hevel
Фото
Jasmin van hevel
Концепт-магазин Scoop Store
Фото
Jasmin van hevel

Дрис Ван Нотен свое участие в жизни модной антверпенской молодежи не афиширует, приезжая на показы в Академию инкогнито. Конечно, «инкогнито» это такое же условное, как и инкогнито Петра Первого, прибывшего в город в 1717 году, о чем свидетельствует памятник на углу Kloosterstraat — улочки с лучшими антикварными ­лавками во всей Фландрии.

Фото
Jasmin van hevel
Фото
Jasmin van hevel

Впрочем, у Антверпенской академии есть не только почитатели, но и скептики. Дизайнер Ким Стампф рассказывает, что, не добрав баллы на экзаменах после первого курса, уехала учиться в La Cambre в Брюсселе: там, по ее словам, меньше неумех-иностранцев, которые шьют коллекции «на заказ», и более современный подход. Правда, флагманский бутик Ким все равно открыла в Антверпене, а местные модные традиции чтит не меньше других. Дизайнер развивает технологии ручного производства трикотажа и работает с теми же мастерами, кто создавал ткани для An Saelens — антверпенской Сони ­Рикель — в 1970-х. «У моей марки нет инвесторов, и я буквально все делаю своими руками. Сама встречаю клиентов в бутике, сама оплачиваю расходы — от аренды до производства, сама пишу байерам. Принты на шелковых платьях — это мои рисунки, оцифрованные и наложенные на ткань. Держать все на своих плечах непросто, но я уверена, что все впереди». Критики авторитетного портала Business of Fashion, организаторы выставки Pitti Imagine и антверпенские кураторы Flanders Fashion Institute уверены в девушке. Бонусом за упорный труд судьба дает приятные сюрпризы: в бутик Kim Stumpf как-то заглянула мама знаменитой бельгийской модели Дафны Велге — и вот Дафна уже в новом лукбуке марки.

Показ выпускников Королевской академии ­Антверпена
Фото
Jasmin van hevel
Фото
Jasmin van hevel
Фото
Jasmin van hevel
Фото
Jasmin van hevel
Фото
Jasmin van hevel

Натали ван Лейсбеттенс, владелица шоу-рума Collectif d'Anvers, выучилась в Академии «по общему профилю», а дизайну обуви уехала доучиваться в Голландию: говорит, только там и остались мастера. Теперь она и сама читает курс по технологиям ручного производства обуви — в перерывах между заказами на индивидуальный пошив. Кроме добротных кожаных ботинок и сандалий, в ее ателье можно найти туфли из пластика или сапоги на изрезанной деревянной подошве.

Фото
Jasmin van hevel

Еще один знаменитый антверпенец — Бруно Питерс — некогда отвечал за именную марку и женские коллекции в Hugo by Hugo Boss, но с 2012 года его жизнь, в том числе и модная, круто изменилась. Вместо меха и кожи в коллекциях Питерса теперь только натуральные (и веганские) ткани, вместо подчиненных — фрилансеры, а вместо богемного ателье — аскетичная студия. Что это — блажь, дань моде на экологию или перемудренный пиар? Ответ проще: это честность. Проект, который называется Honest by, ратует за прозрачность (в вопросах производства и ценообразования) и пока живет только в интернете. «Все спрашивают, приносит ли он деньги, — смеется Бруно Питерс. — Ну разумеется! Я востребованный дизайнер и прекрасно знаю, как устроен модный бизнес. Продается хороший дизайн, а не философия. Мне неинтересно учить людей быть сознательнее или добрее: мои коллекции говорят ­сами за себя, а как я веду дела — никого, по большому счету, не касается».

Фото
Jasmin van hevel

Уже осенью Honest by представит первую в мире линию одежды, со­зданную для печати на 3D-принтере. «Это как купить музыку в iTunes. Вы оплачиваете дизайн, узнаете адрес ­ближайшего к вам 3D-принтера и печатаете вещь!» — говорит дизайнер. «И перепечатываете бесплатно хоть сто раз? Это ваш подарок ретейлерам?» — продолжаю искать подвох. «Почему бы и нет, — улыбается Питерс. — Я был бы только рад».

Елена Дунина и Натали ван Лейсбеттенс
Фото
Jasmin van hevel
Шоу-рум Tim Van Steenbergen
Фото
Jasmin van hevel
Фото
Jasmin van hevel
Фото
Jasmin van hevel