image
image

Мы морщились, выбрасывали флаеры, словом всячески сопротивлялись этой идее – идти и смотреть какое-то там тупое мордобитие нам, девушкам нежным, не хотелось. Но вот однажды я завтракала в небольшом ресторанчике – в одиночестве и с удовольствием (все самое интересное происходит именно в такие моменты). К краю террасы подрулил фиолетовый скутер. Молодой человек, не снимая шлема, прошел вдоль стенки к столику в углу. Там он свой шлем наконец-то снял и мотнул головой хозяйке заведения. Невысокий, некрупный и вообще ничем не примечательный европейский парень. Официантка, юная тайская красотка в облегающей розовой майке, которая еще секунду назад скучающе расхаживала между столиками, вдруг заметно оживилась и игриво размахивая разноцветной пластиковой метелкой для сметания крошек, направилась в его сторону.

image
image

Последовал короткий разговор на английском – оказалось, она опознала в нем какого-то чемпиона местного масштаба по тайбо. Девушка щебетала и щебетала, парень односложно отвечал, разглядывая скатерть и в конце концов, нетерпеливым жестом достал наушники от своего айфона и демонстративно начал надевать их. (Вот она, плата за славу!) Девушка подумала и проявила деликатность – отошла.

image
image

«Пожалуй, нам стоит сходить на тайский бокс» - сказала я Тане по возвращении «домой». Таня посмотрела удивленно, но согласно кивнула головой. «Ну, в крайнем случае уйдем», - решили мы, взвесив цену за входной билет. Однако, вопреки ожиданиям, сидели, как гвоздями прибитые к стульям, абсолютно завороженные действом. Во-первых, там была музыка: какие-то местные дудки, волынки и цимбалы выводили монотонную мелодию под тревожный барабанный ритм. Юные, буквально-таки подростки, бойцы обходили ринг, касаясь лбом каждого из углов и преклоняя колени в молитве – уай кру – как нам объяснили, чтобы запечатать пространство от злых духов. На головах - повязки из веревок, оплетенные полотняными лентами с написанными на них благопожеланиями. А потом они танцевали ритуальный танец. Который как-то очень незаметно перешел в бой с элементами танца. Под ту же музыку – разве что барабанная дробь стала еще более напряженной…

image
image

Атмосфера накалялась. Со своего вознесенного прямо над рингом балкона мы наблюдали возбужденную публику – тайцы жестикулировали, делали ставки, а в самые напряженные моменты выкрикивали что-то вполне русское вроде «Давай! Бей!». Особенно, когда на ринг вышли «матерые бойцы» - которым было, наверное, около двадцати. Прямо напротив нас, за столиком-vip сидела пара соотечественников: невероятная красавица в босоножках Dior (аккурат как у Сары-Джессики Паркер в последнем «Сексе») с трудом удерживала выражение равнодушия на лице. А мы даже и не старались: ахали, всхлипывали, всплескивали руками, утирали слезы… И посылали бойцам воздушные поцелуи. Те, конечно, старались не смотреть на женщин – плохая примета. Но золотоволосая Таня, нервно натягивающая платье на свои бронзовые коленки, была все-таки как прекрасная дама на балконе над рыцарским ристалищем. И «наши» (мы выбрали себе болеть «за красные трусы») всегда побеждали!

Но покидая «Тайбоксинг Гарден» Таня все-таки щедро и ободряюще улыбнулась побежденным «синим трусам» (к его поврежденной ноге прикладывали лед). «В женщин переделались не все», - с удовлетворением сказала она.

Фото: Татьяна Заславская