С чего начать разговор о букве «А» в моей жизни? «А» — это аква, вода, первая часть названия моего бренда Aquazzura. То, без чего я не могу жить и без чего не было бы жизни на Земле, — мы все на 80 % состоим из воды. Когда мне нужно перезарядить батарейки, отдохнуть и расслабиться, я отправляюсь к воде. Отсюда следует рассказ о моем самом любимом месте во всем мире — побережье Амальфи.

Амальфи и Аззедин - любимые слова колумниста ELLE Эдгардо Озорио (фото 1)
Амальфи и Аззедин - любимые слова колумниста ELLE Эдгардо Озорио (фото 2)

Про приключения на Капри я писал в прошлом номере, но я также был и в Сорренто — останавливался на вилле Астор. В начале XX века она принадлежала американскому послу и миллионеру Уильяму Уолдорфу Астору, в разное время в ней гостили Грегори Пек и София Лорен, Рудольф Нуреев и принцесса Маргарет. Недавно ее отреставрировали, а интерьерами занялся один из моих любимых дизайнеров Жак Гарсия. Когда там оказываешься, сразу понимаешь, чем это место покорило сердца знаменитостей: вилла стоит прямо на обрыве и с ее террас открывается вид на Везувий, Неаполитанский залив и все Амальфийское побережье.

«А» — античность: друг устроил вечеринку на Миконосе, где гладиаторы и нимфы танцевали под Duran Duran и Flo Rida!

Еще один незабываемый отель на скале — вилла Tre Ville в Позитано, принадлежавшая Франко Дзеффирелли, известному итальянскому режиссеру. В 1970-х он соединил три приморских виллы в одно роскошное поместье и закатывал там грандиозные вечеринки. Сейчас здесь отель на 16 номеров, все — с видом на море, и это настоящий рай. Террасы утопают в цветах, а душ и ванна в некоторых номерах расположены прямо на балконах — очень сексуально, прямо для медового месяца в стиле дольче вита. Вся вилла выложена красочной плиткой и буквально пронизана духом итальянского искусства жить — каждому гос­тю выдают здесь сделанные вручную сан­далии, чтобы все было гармонично. И раз уж я начал перечислять свои любимые вещи и явления на «А», то не могу обойти стороной авокадо. Могу есть его бесконечно — с яйцами и даже с шоколадом, все равно!

Амальфи и Аззедин - любимые слова колумниста ELLE Эдгардо Озорио (фото 6)

«А» для меня, конечно, еще и арт. Энди Уорхол — все-таки на английском его имя пишется Andy. Без него современного искусства, которое мы видим сейчас, не существовало бы. Он был провидцем. Я бы хотел окружить себя вечными объектами искусства, неважно какой эры — от Ротко до Боттичелли.

Амальфи и Аззедин - любимые слова колумниста ELLE Эдгардо Озорио (фото 8)
Амальфи и Аззедин - любимые слова колумниста ELLE Эдгардо Озорио (фото 9)

Перейдем к фильмам — «Американский жиголо» с Ричардом Гиром. Его герой Джулиан — моя икона стиля, так круто он там выглядит! Еще одна лента — «Алиса в Стране чудес» Тима Бертона, путешествие в самые странные и безумные сны детства.

Античность — один из моих самых любимых периодов в культуре и истории. Особенно если говорить о маскарадах. Недавно я побывал на таком в Греции, на острове Миконос, — другу исполнилось пятьдесят, и он закатил вечеринку, посвященную Гомеру. Естественно, все костюмы были в стиле «Илиады» и «Одиссеи» — гладиаторы танцевали под живое выступление Duran Duran и Flo Rida вместе с нимфами и богинями. И все это в подземном ночном клубе! Себе я нашел костюм в Риме — моя старая знакомая отвела меня в хранилища студии «Чинечитта», где я откопал гладиаторский наряд для массовки в фильме «Бен-Гур» — из красной замши с вышитыми львами. И хотя все тогда ходили в некоем подобии юбок, надо сказать, что было достаточно удобно. Вечеринка заставила меня вспомнить, что в детстве я обожал греческие мифы. Меня вдохновляли богини — Афина, то есть мудрость, и Афродита — красота и любовь.

Амальфи и Аззедин - любимые слова колумниста ELLE Эдгардо Озорио (фото 11)
Амальфи и Аззедин - любимые слова колумниста ELLE Эдгардо Озорио (фото 12)

Один из моих любимых людей и дизайнеров — Аззедин Алайя. В этом человеке соединились гениальность и огромное сердце, а это редкость. Последний раз я видел его в Париже на Неделе моды в 2016-м — в тот злополучный вечер, когда у Ким Кардашьян украли драгоценности. Дом Аззедина стоит на той же улице, что и отель de Pourtales, где случилось происшествие. Мы спокойно сидели, ужинали, огромная компания разных людей, как любил собирать Алайя, — от швей до принцесс, все за одним столом. И вдруг узкая улочка заполнилась полицейскими машинами — сирены, крики. Аззедин вышел за дверь, помогал всем разъехаться и успокаивал прохожих. Лучший человек на букву «А»!