Проект Первого канала "Голос", российская адаптация интернационального шоу The Voice, стал феноменальным явлением на отечественном ТВ - новый взгляд на шоу-бизнес, неожиданный ракурс на академическое исполнение вместо традиционных приемов, рассчитанных на массового зрителя, и при этом - рекордные рейтинги как для провинциальной России, так и для Москвы. Главная звезда второго сезона шоу и лидер рейтинга симпатий большинства зрителей Антон Беляев рассказал Надежде Стрелец о том, как случилось так, что андеграундные трип-хоп, эйсид джаз и инди-рок стали новой приметой общественного вкуса.

Антон Беляев, проект "Голос". Интервью
Фото
Кирилл Сидоров

Тебя называют главным фаворитом шоу "Голос". Чувствуешь груз ответственности?

На момент, когда я пришел в "Голос", я рассчитывал лишь на хорошее прохождение слепого прослушивания. Я надеялся, что ко мне повернется хотя бы пара человек. Думал, может быть, меня возьмет Пелагея. Но неожиданно случился ажиотаж. Приятно, что дуэт сработал еще лучше, чем мое первое выступление, - появилось множество людей, которые захотели, чтобы я остался. Но побеждать я не хочу, потому что это не удобно для меня сейчас.

???

Речь идет об обязательствах и определенной ответственности, которую нужно потом оправдывать и отрабатывать.

Существует какой-то жесткий контракт, как у девушек на конкурсе "Мисс Вселенная", предполагающий, что ты за минуту славы потом год ездишь по стране с гастролями?

Они не давят, не заставляют, но тем не менее. И тут важно понимать, что призом за победу является контракт с Russian Universal, а для меня это не очень интересно.

Тогда какой смысл твоего пребывания там?

Мне элементарно было нужно, чтобы больше людей узнало о Therr Maitz, и это произошло.

Твоя музыка считается некоммерческой. Насколько ты готов менять формат и выходить в массы? Все-таки проект "Голос" - это федеральная история, а группа Therr Maitz и ее лидер Антон Беляев еще недавно были в рамках локально московской.

Со мной все будет так же, как и было. Ничего не изменилось. Но я получил те вещи, ради которых люди идут на телевидение, не прогибаясь и не меняя себя. Самое ценное в этой ситуации, что я могу позволить себе роскошь остаться тем же, кем я был до того, как все обо мне узнали.

Каким образом ты хотел бы конвертировать свою популярность?

О Therr Maitz люди знали и до "Голоса". Но, понимая возможности телешоу, я готовился к ситуации - записал альбом, сделал видео. Все шло естественно, но вдруг настал момент, когда сообщения стали приходить тысячами. Мне удалось показать огромному количеству людей, что мы существуем, а дальше они приняли решение, быть с нами или нет. Не мы менялись в угоду массовому вкусу, а сотни тысяч людей приняли тот формат, в котором работаем мы.

Какова целевая аудитория группы Therr Maitz и Антона Беляева?

Это, к моему удивлению, дети, подростки, клерки и менеджеры всех возрастов и даже милиционеры. По России в целом до проекта было порядка 30 000 - 40 000 человек - более или менее активных. Сейчас в десятки раз больше.

Ты приехал в Москву из Магадана, твои стартовые условия были весьма скромными. Есть ли у тебя формула успеха, какие-то универсальные правила достижения своих целей?

Я эту схему нарушил для себя сразу. Были люди, которые на начальном этапе, пока я был еще совсем зеленый, советовали мне какие-то вещи. Но это было не органичным для меня. Со временем я выстроил свою схему. Мне кажется, каждому нужна собственная схема, универсальных правил нет. В моем случае позитивным моментом стал тот факт, что у общества потребления уже возник определенный запрос - показатель того, что люди устали от пошлости, которая их окружала в массовой культуре и популярной музыке. Своевременно возник проект "Голос" - к подобным качественным вещам люди сегодня как никогда готовы.

Ты всем доволен в своем нынешнем качестве восходящей звезды?

Единственное, что приводит к некоторому дискомфорту, как ни странно, - это истерия вокруг меня. Если я потеряю к себе критическое отношение, потеряю возможность адекватно себя оценивать, все сломается.

Ты пробовал ходить к психологу, когда все это началось?

Нет, не ходил, думаешь, надо?

В Голливуде актеры, на которых сваливается популярность, сразу отправляются к психотерапевту - иногда студия делает это принудительно. Шарон Стоун даже подробно рассказывала прессе, как восстанавливалась после успеха "Основного инстинкта".

Определенные сложности у меня уже были, но, мне кажется, я пережил первые недели, и сейчас все стабилизируется. Эффект телевизора - удивительная штука. Однако есть и обратная сторона медали, какие-то вещи, которые вдохновляют. Например, когда пишут люди с ограниченными возможностями. Или дети. И тем, и другим я всегда стараюсь отвечать даже на сообщения типа: "Ты такой классный!". И тогда вижу еще больший восторг: "Вы мне ответили!" Пришлось даже перестать материться на страницах наших групп.

Антон Беляев, проект "Голос". Интервью
Фото
Кирилл Сидоров

Ты готов к ситуации, что слава окажется мимолетна, и к следующему сезону проекта тебя могут просто не вспомнить?

Волна телевизионной популярности - не последняя волна в нашей жизни. Потом будет что-то еще. Главное, чтобы это соответствовало твоему мироощущению. Например, я никогда не поеду на конкурс "Новая волна", и скорее всего я не хочу на "Евровидение" - если говорить откровенно, это шоу для дегенератов. Я лучше наберу своих настоящих людей по России и буду с ними искать продолжения истории.

Ты не пойдешь на компромиссы с массовой культурой ни при каких обстоятельствах?

Компромиссы не всегда обязательны. Приведу пример: мы пишем профайл на проекте "Голос" после каждого этапа и перед съемкой следующего. И вот я сажусь в кресло, а режиссер мне говорит: "Антон, скажи, пожалуйста, что ты очень рад, что прошел в следующий этап. Ну и "Йоху!" сделай". Но по моему взгляду всем сразу стало ясно, что я не буду этого делать. Мне добавили: "Ок, сделай, если это органично для тебя". Я ответил, что вообще не органично. И все прекрасно - мы идем дальше. Некоторым другим участникам это тоже не органично, но они делают, потому что не понимают, что могут отказаться. Они думают, что кто-то окажет давление, что начнутся какие-то проблемы. Но это все не так. Я для себя решил, что если что-то подобное начнется, то мне придется устроить какую-то провокацию, чтобы вовремя уйти из шоу. Но оказалось, что здесь адекватно.

Если бы к тебе с профессиональным предложением обратился Филипп Киркоров...

Я вообще не хочу работать с Филиппом Киркоровым. Он меня пугает. Мы сейчас не отрицаем, что он певец, но это обаяние российского гламура в его лице мне претит. Огромная часть общей аудитории это любит, и прекрасно. Я не за то, чтобы таких, как я, стало 99%, - я за то, чтобы был баланс. Хотя, признаюсь, я был удивлён его последним видео. Даже впечатлён, прекрасный пример самоиронии.

Кто из участников обоих сезонов "Голоса" тебе кажется настоящим талантом?

Я знал еще до проекта Настю Спиридонову - она и до "Голоса" была для меня звездой. В моем сезоне уникальный персонаж для меня Гела Гуралия - грузинский парень, который поет очень странным, характерным, немужским голосом. Он совершенно фантастический чувак, я замираю от него. Я имел удовольствие слышать его на репетициях - это просто потрясающе! Наргиз Закирова - забавный персонаж. Мы дружим и подмешиваем виски друг другу в чай.

В команду какого члена жюри считается наиболее престижным попасть?

У каждого свои критерии. Кто-то считает, что с Леней Агутиным удобнее, потому что он музыкант, с ним легче говорить на одном языке, хотя он очень непредсказуемый человек. Все члены жюри очень особенные и все участвуют в процессе, делают какие-то номера, что-то решают, иногда даже жестко - например, Пелагея любит говорить: "Ты будешь петь это!"

Однажды я брала интервью у Ивана Дорна на заре его карьеры, его тогда почти никто не знал, среди его поклонников, как и у тебя до телевизионной истории, была какая-то специальная публика - мобильные модные люди, узкая аудитория. Фотографы и ассистенты спрашивали меня: "Кто это? Кого мы снимаем?" И он, так же, как и ты сейчас, рассказывал, что не готов на компромиссы, работает без продюсера, продвигается через интернет. Вышло так, что эта музыка пришлась по вкусу огромному количеству людей, хотя осталась в его стилистике - но ощущение альтерантивности как-то ушло. Ты тоже часто делаешь акцент на вашей так называемой элитарности, в хорошем смысле снобском отношении к музыке и маркетингу, но здесь есть грандиозное противоречие с желанием выйти на новый уровень.

Да, я понимаю, о чем ты говоришь. Конечно, хочется постараться глобально обойти противоречивые моменты, но ничего плохого в известности нет. Ваня пел своего "Стыцамена" до того, как стал звездой, и поет его сейчас, но уже не в полупустых клубах. В этом конкретном случае мне нравится, что певец с таким ракурсом становится настолько популярным. Это по-настоящему удивительно и приятно.

Когда случается популярность, многое зависит от того, как ты сам относишься к реальности. Мои друзья часто шутят: "Можно с вами сфотографироваться?" Это все потому, что я иду по улице, на меня кидаются прохожие, а я еще ничего не сделал, меня просто показали два раза по Первому каналу. Важно это понимать. Именно поэтому я ставлю иные цели, нежели ездить на вечеринки богатых людей на Лазурном берегу - это приятно, и мы уже давно это делаем. Therr Maitz уже была и остается группой, которая предоставляет возможность пережить уникальные эмоциональные моменты. Появился дополнительный спрос, и это не чудо для нас, это возможность делать больше, интереснее и качественнее нашу работу.

Что происходит с участниками проекта "Голос" после завершения? Их жизнь как-то меняется?

Безусловно, у всех, кто участвовал, изменилась жизнь, отклик на них изменился. Но для того, чтобы воспользоваться им полноценно, нужно быть готовым. Меня расстраивает, что некоторые участники, у которых в принципе все получается, без определенного бэкграунда не могут реализоваться. Многим хочется помочь, но пока в приоритете своя музыка.

Члены жюри "Голоса" после его окончания как-то поддерживают связь с участниками? Создается впечатление, что они занимаются судьбой подопечных.

Об этом идет речь, но пока я не видел существенных движений. Они занятые люди и им в общем-то не до этого. Да и мы не выбираем человека на всю жизнь - это всего лишь шоу.

Реализацию, не связанную с музыкальной деятельностью, ты для себя рассматриваешь? Например, коллаборацию с Первым каналом или каким-то модным брендом?

Я ничего не отвергаю, предложения у нас были и до проекта, сейчас их, естественно, больше в разы. Есть и одежда, и сигареты. Но для меня крайне важен этический вопрос - несмотря на то, что я злостный курильщик и люблю выпить, я не готов детям это продавать. Заплатят мне 5 миллионов или 20 - не так важно. Я бы не хотел быть провайдером г***. Я готов только на органичные для себя коллаборации.

Редакция Elle.ru благодарит за помощь в проведении интервью Bar Belka.