7 и 8 декабря и с 7 по 9 января в Провиантских складах Музея Москвы пройдут спектакль и выставка SOLARIS, впечатляющий технологически проект по мотивам фильма «Солярис» Тарковского, который включает, с одной стороны, спектакль лауреата «Золотой Маски» Дмитрия Мелкина, а с другой — выставку Паши Пепперштейна и Сони Стереостырски, работы которых сопровождает дополненная реальность. Elle выяснил у создателей, почему новые технологии так нужны современному театру и искусству.

В наши дни сложные световые и технические приёмы применяет большинство больших спектаклей, однако вопрос в том, как команды применяют и насколько эффективно распределяют ресурсы. В спектакле SOLARIS за визуальную составляющую, воплощение атмосферы цифрового космоса, отвечал обладатель «Золотой Маски», Женя Афонин (Curiosity media lab). Он придумал, как описывает сам, «воздушную» «виртуальную» лазерную сценографию, которая позволяла бы, с одной стороны, передать режиссерский замысел («актёры играют внутри медиафайла») и создать нужное пространство для артистов внутри спектакля, с другой — отразить концепции Станислава Лема, Ноя Юваля Харари и Ника Бострома, специалистов по техноапокалипсису. Технологичность сценографии тут как будто бы диктовал сам контекст.

Как цифровая индустрия влияет на современный театр и современное искусство?
Как цифровая индустрия влияет на современный театр и современное искусство?

В масштабе циклопического зала складов, никак не адаптированного под театр, нужно было воссоздать цифровые отражения актеров — спектакль посвящен цифровому космосу, в котором созданных Тарковским и Лемом двойников от разумного океана заменяют цифровые фантомы. Итог получится эффектным. «Благодаря лазерам, фронтальному проектору, прозрачным сеткам и беспроводным видеокамерам у нас получились настоящие картины в воздухе, медиаскульптуры, которые создают лучи на почти прозрачных сетках», — делится Афонин. Рассказывая про уникальность проекта, он отмечает: «Если вспоминать подобные технические приемы, приходят на ум „Пиноккио“ Жоэля Помра, „Зарница“ Квятковского, где сценографом выступила Полина Бахтина. Однако наше пространство практически не было приспособлено под театр, поэтому даже система из ферм, на которых крепится световое оборудование и прозрачные сетки, — в нашем случае уже было произведением искусства».

+1

Технологичность в другом её проявлении можно встретить на той же площадке, но уже на выставке Паши Пепперштейна и Сони Стереостырски совместно с Immerse Lab. Работы художников сопровождает дополненная реальность, а фантастических героев и сущностей можно увидеть оживленными, лишь наведя камеру на холсты.

Как цифровая индустрия влияет на современный театр и современное искусство?

Художник Павел Пепперштейн в своих интервью честно признается, что ему виртуальная реальность чужда. «Дополненная реальность? Она — часть болезни, которая в нашей современности очень распространена, я ее называю технофетишизм». При этом Пепперштейну пришлось пойти навстречу концепции и вписаться в тренд. Современный зритель находится в очень плотном информационном и развлекательном потоке — сериалы, игры, подкасты, тик-токи — десятки различных сервисов и медиумов, через которые мир воздействует на наше воображение. Продюсеры и режиссёры чувствуют этот тренд, и потому стандартом постепенно становится создание кроссплатформенных произведений. «В случае Соляриса это и спектакль, и выставка, и концерт, и дополненная реальность, и инсталляции от Алисы, и кое-что ещё, что мы готовим, но пока не расскажем, — делится своими впечатлениями от проекта сокуратор выставки и лидер группировки Immerse Lab Евгений Мандельштам, —  Паша Пепперштейн в одном из своих рассказов назвал это Эпохой Аттракционов. Такой парк развлечений размером с целую вселенную, где каждый аттракцион — глубокий мистический опыт длиной в целую жизнь». Понравился бы такой опыт Лему? Станислав Лем был заворожён технологиями, и хотя критиковал их и чувствовал опасность, исходящую от неконтролируемого искусственного интеллекта, был частью той романтической волны научных фантастов, кто верил, что именно научно-технический прогресс сможет спасти человечество от войны, голода, болезней и смерти. А ещё в то, что технологии стоят выше человека и в какой-то момент даже смогут его спасти.

Как цифровая индустрия влияет на современный театр и современное искусство?

В спектакле, сюжетная основа которого — мелодрама в космосе, действие разворачивается вокруг любви героя к цифровому двойнику его погибшей жены. Интересно то, что фантом в исполнении Мириам Сехон, окруженный цифровыми проекциями, прожекторами лазеров и медиаскульптурами, именно благодаря технологиям кажется ещё более человечным, сверхживым и настоящим.