Записки из Парижа. Часть 1. Как изменилась жизнь французов из-за коронавируса

Наш парижский корреспондент рассказывает о происходящем в городе во время эпидемии, и о том, как новые решения властей влияют на повседневную жизнь парижан

«Закрыть все бары, рестораны, кафе, кинотеатры, дискотеки и любые магазины, которые не имеют исключительного значения для жизни страны, в полночь», — пуш-ап уведомление на телефоне в субботу вечером, которое моментально заставляет сердце биться чаще. Все. Дожили. Мы официально на карантине.

Я сразу бегу в свой любимый японский ресторан на соседней улице рядом с моим домом, где как минимум раз в неделю беру с собой chirashi saumon, узнать, как дела. Меня встречает уже ставшая родной команда: мы мило болтаем с управляющей, надеемся, что чрезвычайные меры всего на пару недель, подбадриваем друг друга и бросаем на прощание французское «à la prochaine» — «до следующего раза».

Парижане знали, что это может случиться с нами в теории (по такому же сценарию до нас уходили на карантин Китай, Италия, Испания...), но когда премьер-министр Эдуар Филипп произносит эти слова в прямом эфире, осознание того, что вирус где-то здесь — а мы и есть его разносчики (и это правда, что из-за наших посиделок на парижских террасах еще одна бабушка или еще один дедушка может заболеть и умереть, вирус в 80 процентов случаев проходит бессимптомно или с легкими симптомами типа насморка), и никакие другие превентивные меры не сработали, — задевает за живое. Нас же предупреждали: «Сидите чаще дома! Заботьтесь о близких, ограничьте походы в общественные места». И что мы сделали? Продолжали свое любимое парижское «сидеть на террасе, смотреть на людей, пить вино и болтать о жизни».

Как будет теперь? Сейчас я набираю текст в ближайшем парке рядом с домом — Люксембургском саду. Сегодня солнечно, тепло, но на улицах пусто, встречаются соседи, кафе закрыты: их владельцы переживают вместе с нами, разрешат ли им в ближайшие дни продавать еду навынос. В саду ситуация почти как в обычный выходной — мы сидим на любимых железных зеленых стульях: кто как я — с телефоном, набирая текст, кто с ноутбуком, кто читает книгу, дети играют на взрослой баскетбольной площадке (большая детская зона сегодня закрыта, опустела и площадка для петанка, где обычно играют французские пенсионеры — многим за 70, это главная группа риска), кто-то делает круги по саду, улыбаясь идущим навстречу парижанам или туристам (помимо французской я слышала и русскую, и английскую речь).

Вчера во Франции был день первого тура муниципальных выборов: по традиции они здесь проходят раз в шесть лет. Эксперты говорят, что именно поэтому нам пока не запретили свободно перемещаться по городу — чтобы по возможности все дошли до избирательных участков. На момент сдачи этого текста — 17.00 по Парижу — явка составила 38,77 процентов.

Сколько случаев коронавируса зарегистрировано во Франции?

Более 5400 заболевших (в Париже 251), из них около 300 в тяжелом состоянии, и, как предупреждает министерство здравоохранения Франции, более половины людей в реанимации — это заболевшие до 60 лет.

Что ждет нас завтра? Мы не знаем. По возможности работать будем точно из дома. Сотрудникам крупных компаний уже две недели рекомендовали брать домой рабочий компьютер — на всякий случай. А некоторые, как Стелла Маккартни, еще неделю назад перевели весь парижский офис на работу из дома. Главное — безопасность. Даже транспортники хотят сократить количество метро и автобусов, чтобы обезопасить своих сотрудников. Когда в субботу вечером я возвращалась домой с дня рождения друга на последнем метро, сотрудник RATP (прим. — местная система наземного и подземного общественного транспорта) вздыхал: «Не уверен, что откроемся в понедельник, сегодня за день коронавирус подтвердился у 7 сотрудников».

Продуктовые, аптеки, банки, табаки, бензоколонки, булочные, рыбные, сырные и мясные лавки будут продолжать свою работу в обычном режиме. Все остальные городские услуги временно заморожены — «до новых распоряжений». Но мне удалось отыскать и открытые цветочные, и стенды с прессой, и винные лавки, и даже кондитерские (должен же оставаться хоть какой-то способ порадовать себя, если и парки закроют!).

Сегодня президент Франции выступил с речью. Нам нужно выбрать с кем уйти на карантин (наш сценарий будет с комендантским часом и скорее всего уже со среды), и поскольку у меня и многих моих друзей семьи не здесь, часть людей перебираются в родные города, часть уезжает в загородные дома, кто-то улетел последним самолетом в соседнюю Германию, а я и мои друзья думаем, как нам быть? Сможем ли мы 40 дней (или больше) просидеть в одиночестве?

И еще мы все сегодня поддерживаем местный бизнес — заказываем доставку из любимых ресторанов (так как они уже заказали продукты — до распоряжения о закрытии), покупаем цветы и стараемся помочь всем, кому хуже, чем нам.