Пять экспонатов в Эрмитаже, которые стоят отдельной поездки в Санкт-Петербург

Считайте этот материал «кратким введением» или персональной экскурсией по одной из самых обсуждаемых выставок грядущей весны: «Cartier. Продолжая историю» в Эрмитаже (с 21 февраля по 18 апреля). Какая «биография» и провенанс у пяти объектов мирового культурного наследия, которые были кропотливо отреставрированы за последнии пять лет? И какие драгоценные предметы из Cartier Collection их окружают?

Культурной дружбе Дома Cartier и Эрмитажа уже почти 30 лет. И пять лет назад эти связи стали еще более близкими и, без преувеличения, исторически значимыми. Cartier поддержал реставрационную программу Государственного музея и вернул к жизни пять шедевров декоративно-прикладного искусства X–XIX веков. Причем, активное вмешательство в процесс было разносторонним. В работы с камнями и часовыми механизмами Cartier подключали к работе своих мастеров; в отдельных случаях — находили возможности восстановить сложную технику старинных ремесел; а в целом — выступили в качестве покровителя-мецената. Разбор/сборка каждого шедевра, его чистка, ремонт, полировка, лазерная обработка, «лечение» камней… Реставрация заняла годы кропотливого труда — и вот-вот будет представлена публике. 

Любопытно и другое — каждый объект из коллекции Эрмитажа ювелирный Дом дополнил экспозицией релевантных украшений из Cartier Collection, таким образом исторические шедевры оказалось в приятной и достойной драгоценной компании. 

Первый экспонат: хрустальная лампа 

ЛАМПА. Египет, вторая половина X в. (камень); Италия, конец в. (оправа) Горный хрусталь, золото, эмаль; Резьба, Шлифовка, полировка, роспись.
Фото
Andrey Terebenin

«Подопечным»-дебютантом в реставрационной программе Cartier пять лет назад стала лампа из горного хрусталя, созданная в Египте во второй половине X века. Это практически единственный в мире целиком сохранившийся столь хрупкий объект прикладного искусства, выполненный средневековыми мастерами и позже дополненный золотой оправой с росписью мастеров эпохи Возрождения (Италия, конец XVI).

Фото
Marian Gérard

На выставке к хрустальной лампе  добавили драгоценные произведения на основе горного хрусталя разных эпох. Нас просто заворожила корсажная брошь со съемной подвеской, выполненная по спецзаказу Cartier еще в 1913 году. Пожалуй, это самая воздушная часть будущей экспозиции. 

Второй экспонат: ароматник

АРОМАТНИК. Золото, серебро; Алмазы, изумруды, рубины, жемчуг, мастика; Гравировка, огранка, инкрустация в технике кундан. Северная Индия (Могольский период), XVII в.
Фото
Andrey Terebenin

На второй год под опеку Cartier взяли образец ремесла из Северной Индии — роскошный золотой ароматник, инкрустированный алмазами и рубинами. В Петербург он прибыл в XVIII веке в качестве дара шаха Ирана русским императорам. Назначение ароматник/ароматниц не ограничивалось приятным благоуханием (в них помещали губки, смоченные парфюмированной водой), их часто использовали и для оздоровительных процедур. Публичное пользование ароматницами входило в правила этикета. 

Фото
Nils Herrmann

Столь выдающемуся декоративному объекту — достойное его величию окружение: вещи с восточными мотивами. Например, колье в похожем индийском стиле, украшенное редкими рубинами. Это самая роскошная часть экспозиции!

Третий экспонат: ларец Ядвиги Ягеллонки

ЛАРЕЦ ЯДВИГИ ЯГЕЛЛОНКИ. Серебро, драгоценные и полудрагоценные камни, жемчуг, эмаль; Литье, чеканка. Германия, Нюрнберг, 1533 г.
Фото
Hermitage

Ох, сложно даже вообразить, какие сокровища хранила императорская семья в Зимнем дворце в этой немецкой шкатулке из серебра и полудрагоценных камней, которая и сама подходит под описание произведения искусства. Не случайно это предмет изучают на курсах по мировой истории ювелирного дела. 

Фото
Maitre Christophe Maillefer

На выставке ларец оказался в эклектичной компании — окружен украшениями, сочетающими элементы разного времени. Самые завораживающие — религиозной тематики. 

Четвертый экспонат: фельдмаршальский жезл Александра II

ФЕЛЬДМАРШАЛЬСКИЙ ЖЕЗЛ. Золото, серебро; Изумруды, бриллианты, алмазы-розы; Эмаль; Золочение, чеканка, гравировка. Россия, Санкт-Петербург, Мастерская Юлиуса Кейбеля, 1878–1879 гг.
Фото
Hermitage

Историческая реликвия, которой Cartier вернули первозданный облик в прошлом году. Почетный знак отличия был изготовлен, украшен эмалями, инкрустирован бриллиантами и изумрудами в середине XIX века. У жезла авторства ювелира Юлиуса Кейбеля интересная судьба: после смерти императора он долго «путешествовал» по монаршим семьям Европы, а затем — побывал в частных собраниях американских коллекционеров. В 2004 году реликвию продали на аукционе в Нью-Йорке, и через год жезл вернулся на родину, в Санкт-Петербург. 

Фото
Maitre Christophe Maillefer

Настоящий символ победы! Не случайно на выставке «Cartier. Продолжая историю» он окружен предметами, рассказывающими о венных триумфах. В том числе — знаменитым французским «Орденом почетного легиона».

Пятый экспонат: кабинет с часами

КАБИНЕТ С ЧАСАМИ. Дерево, серебро, черепаховый панцирь, слоновая кость, бронза, металлические сплавы; Литье, резьба, чеканка, раскраска, масляная живопись. Германия, Аугсбург, 1700–1705 гг.
Фото
Hermitage

Этот объект точно завладеет вниманием посетителей на долгое время — его хочется рассматривать бесконечно. Столько в нем кропотливых деталей! Кабинет с часами был изготовлен в Аугсбурге известным мастером Геверсом (1700—1705 гг). При создании использовались не только серебро, но и редкий черепаховый панцирь, и слоновую кость. Венчают его часы с указателями дня и ночи.

Фото
Maitre Christophe Maillefer

Вполне логично, что этот раздел выставки посвящен «часовому царству» в миниатюре. И иметь сегодня возможность «их наблюдать» — точно счастливая примета.

Выставка «Cartier. Продолжая историю». Государственный музей Эрмитаж, 21 февраля — 18 апреля.