Стиль жизни

Гастрономические тренды, популярные маршруты для путешествий, ультрамодные гаджеты, интерьерные тренды и автомобильные тест-драйвы.

Ожившие полотна: что такое искусство прямого действия

Если вам приснилось, что предметы искусства вдруг оживают, значит, вы мыслите в одной тональности с выдающимися художниками современности

Искусством может стать не только какой-либо материальный предмет, который создал художник (будь то картина или скульптура), не только визуальный образ, переданный через живопись, графику, фотографию, видео или с помощью различных современных технологий, но и нечто эфемерное, происходящее прямо на глазах у зрителя, к примеру перформанс. Часто предмет искусства может существовать обособленно, без зрителей — в хранилище, на полке, в забытом богом и людьми музее, даже на стене дома. Примеров такого самодостаточного искусства, которому, по сути, не нужен никто, — миллионы. Но есть такое искусство, которое без человека, так или иначе взаимодействующего с ним, существовать не может.

Ожившие полотна: что такое искусство прямого действия (фото 1)

Риркрит Тиравания. Do We Dream Under the Same Sky. 2016

Казалось бы, для портретов теоретически нужна модель. Тем не менее образ может возникнуть и благодаря фантазии художника, в результате чего на нас (или в пустоту, раз уж мы упоминали самодостаточное искусство) будет смотреть кто-то, и не важно, существовал ли он когда-нибудь реально. Для эпических полотен Спенсера Туника нужны сотни и тысячи людей: он использует их как краски живописец или глину скульптор, раздевает, укладывает ими улицы, ставит на скалы, придает нужную ему «форму» — и фиксирует результат на фотоаппарат. Стать частью искусства, иметь возможность не только любоваться самим собой, но и показать знакомым ставшие частью истории руку, ногу, грудь или что-нибудь еще стремится огромное количество людей. В 2007 году в Мехико состоялся самый масштабный флешмоб художника — на него пришли более 18 тысяч участников. Одна из идей, которую активно исследует Туник, — взаимодействие человека и его окружения, под которым подразумевается нечто живое. Может ли его искусство существовать без людей? Без участников процесса, которые влияют на финальный результат, — нет. Без зрителя — легко.

Ожившие полотна: что такое искусство прямого действия (фото 3)

18 000 человек в проекте Спенсера Туника в Мехико, 2007.

ФОТОgetty images

Но история знает примеры, когда присутствие зрителя, а также определенное с ним взаимодействие просто необходимы, чтобы искусство «состоялось». Начнем с одного из родоначальников «искусства прямого действия» — американского концептуального художника Феликса Гонзалес-Торреса. Одна из его самых известных работ представляет собой горку вроде бы обычных леденцов, размещенных в центре пространства галереи или в углу музея. Зачем они тут и можно ли их брать? Эти вопросы задает себе практически каждый посетитель. Возможно, после первого недоуменного взгляда он отойдет, но потом вернется, чтобы в момент, когда охранник или смотритель отвернется, взять хотя бы одну. Так неожиданно для себя зритель становится участником перформанса, который был задуман художником. Их можно и нужно брать, а некоторые даже собирают коллекции, хоть и по правилам экспонирования работы музей должен закупить самые простые леденцы, доступные в городе. Смысл этого произведения, который лежит на поверхности, состоит в том, чтобы зрители вступали в непосредственный диалог с искусством, задавали себе вопросы, находили на них ответы. Чтобы зрители сомневались и решали что-то. Но есть и более глубокое прочтение. Вес инсталляции (в случае с Untitled (Portrait of Ross in L.A.) 1989 года и Untitled (Placebo) 1991-го, всего же известны 19 различных «леденцовых» инсталляций) всегда равен весу умиравшего от СПИДа партнера Гозалес-Торреса Росса Лейкока: как болезнь забирала его день ото дня — так постепенно на глазах исчезает и горка конфет. У музея есть предписание: каждый день дополнять инсталляцию леденцами до первоначального значения.

Ожившие полотна: что такое искусство прямого действия (фото 5)

Проект Тома Сакса Swiss Passport Office, 2018

ФОТОrex

Интересный прием при создании своих произведений искусства использует художник тайского происхождения Риркрит Тиравания. Как представитель искусства взаимодействия, он превращает почти каждую свою выставку в перформативную практику, напоминающую те, которыми занимались художники флюксуса. Он кормит зрителей. Впервые подобный перформанс — «Без назавания (Бесплатно)» — можно было увидеть (и попробовать) в 1992 году в нью-йоркской галерее 303. В рамках созданной инсталляции в виде кухни он готовил карри. Восемью годами позднее в Gavin Brown он воссоздал свою квартиру с кухней, спальней и ванной комнатой, куда можно было приходить, общаться, пить чай, проводить сколько угодно времени, в общем делать все, что обычно делают дома. В 2002 году она была воссоздана на Ливерпульской биеннале. В 2015-м Тиравания варил и раздавал пельмени в рамках своей выставки «Завтра — это вопрос?» в музее «Гараж», а потом отправился на Art Basel, где в павильоне из бамбука и стали у входа на ярмарку разливал травяной чай. Инсталляция и перформанс получили название — Do We Dream Under the Same Sky. Платить при этом за еду или чай никогда не нужно — можно предложить добровольное пожертвование или помощь на кухне.

Ожившие полотна: что такое искусство прямого действия (фото 7)

Риркрит Тиравания. Завтра — это вопрос? 2015

Том Сакс — еще один художник, в проекте которого зрители — полноправные участники процесса, отвечающие за то, чтобы акт превращения обычных предметов и действий в искусство состоялся. В Swiss Passport Office он дает возможность каждому желающему получить швейцарский «паспорт». Последний раз перформанс длиной в 24 часа состоялся в Galerie Thaddaeus Ropac в Лондоне в октябре прошлого года во время так называемой недели Frieze. В комнате галереи был воссоздан кабинет, где проходили собеседования, а также выдавали паспорт в обмен на 20€. По мнению художника, «швейцарский паспорт — самый престижный бренд среди международных удостоверений личности». Помимо того что нужно было отстоять огромную очередь, ведь от желающих отбоя не было, каждый посетитель заполнял анкету и фотографировался. Самое интересное уже происходило в комнате: «офицеры» проводили с каждым собеседование и задавали множество неудобных вопросов.

Ожившие полотна: что такое искусство прямого действия (фото 9)

Художник XXXora на инсталляции Candy Феликса Гонзалес-Торреса, 2013

ФОТОgetty images

Нужно было то обозначить уровень своих доходов, то рассказать о последнем запоминающемся сексуальном опыте. Похожий на настоящий «паспорт», который выдавали в конце, хоть и являлся материальным свидетельством, но главной составляющей перформанса не был. Тут Сакс недвусмысленно намекал на новую политику Трампа в отношении иммигрантов, а также на ситуации в мире, связанные с вынужденной сменой страны проживания, к примеру во время военных действий. Именно пережитый опыт становился тем, что у человека, в отличие от дома, страны проживания или даже паспорта, нельзя отнять. И с мнением художника сложно не согласиться: в конечном итоге опыт — это все, что у нас остается.

Читайте также:

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз