Стиль жизни

Гастрономические тренды, популярные маршруты для путешествий, ультрамодные гаджеты, интерьерные тренды и автомобильные тест-драйвы.

Фредерик Маль: «Я не работаю под впечатлением от произведений искусства»

Именитый парфюмер — об искусстве, времени и детских воспоминаниях, заключенных в ароматы

В середине декабря 2019-го в Московском музее современного искусства открылась выставка «ММоMA 99/19», приуроченная к 20-летию музея. Темой выставки стало время во всех его аспектах, а курировать парфюмерное направление экспозиции пригласили Фредерика Маля, основателя культовой марки Editions de Parfums Frederic Malle. ELLЕ.ru встретился с Фредериком и поговорил об искусстве, парфюмерии, времени и детских воспоминаниях.

Фредерик Малль: «Я не работают под впечатлением от произведений искусства» (фото 1)

Фредерик Маль

ФОТОАрхив пресс-служб

ELLE: Что для вас «время» и что, по-вашему, лучше соотносится с этим понятием, искусство или парфюмерия?

ФРЕДЕРИК МАЛЬ: С философской точки зрения время — это очень сложная вещь. Парадоксальная, сочетающая то, что не сочетается в принципе. Оно относительно — этот эффект знаком всем с детства, когда летние каникулы пролетали, кажется, за пару дней, а часы, проведенные взаперти дома, тянулись целую вечность. Оно создает своеобразный эффект компрессии — меня это очень занимает с профессиональной точки зрения. Порой мы тратим годы, чтобы создать аромат, который будет производить впечатление за доли секунды. А порой аромат влюбляет в себя за секунду и потом сопровождает человека долгие годы. Например, у меня есть знакомая, которая до сих пор пользуется духами, когда-то подаренными ей моим дедом — ей на тот момент было 18 лет.

У вас есть собственная «прустовская мадленка»?

Как и у каждого. Я вам расскажу такую историю: несколько месяцев назад мы запускали аромат Rose & Cuir, созданный совместно с Жан-Клодом Эллена. К запуску были приурочены интервью и поездки на фабрики в Грассе; во время одной из таких мне протянули бумажку со словами: «Фредерик, попробуйте». Я вдохнул аромат с блоттера и мгновенно вернулся в детство — если быть совсем точным, в ванную в доме своих родителей — все благодаря аромату Eau Savage. Удивительно, потому что с момента моего первого знакомства с этим ароматом прошло много лет, за это время мое обоняние и восприятие запахов изменились. Но стоило столкнуться с Eau Savagе в его оригинальной формуле, как он мгновенно перенес меня в прошлое — такого со мной еще не бывало.

То есть все-таки парфюмерия?

Что касается меня, то я одинаково хорошо реагирую и на запахи, и на визуальные образы. Но принято считать, что ароматы лучше привязываются к воспоминаниям — из-за упомянутого вами эффекта «мадленки Пруста».

В одном из интервью вы говорили, что аромат Portrait of a Lady вдохновлен фотографией Ричарда Аведона «Довима и слоны». Какая из работ, представленных на выставке, могла бы вдохновить вас на создание аромата?

В формулировке вашего вопроса есть неточность — я не вдохновлялся работой Аведона. В процессе создания Portrait of a Lady мы с Домиником Ропьоном искали что-то, что придало бы аромату завершенность. Аккорд, который одновременно заключал бы в себе чувственность и элегантность. Таким аккордом стала роза. И когда работа была почти закончена, я вспомнил о серии фотографий Аведона, сделанной в 50-е годы, среди которых была и «Довима». Так что она стала не источником вдохновения, а, скорее, визуализацией конечного результата. Я никогда не работаю под впечатлением от произведений искусства — искусство становится дополнительной ассоциацией для моих ароматов. Именно в таком порядке.

А вы помните, когда впервые почувствовали — то, что вы делаете, можно назвать искусством?

Ха! Мне было лет восемь или девять. Я ходил в ужасную католическую школу, без особых успехов — я был дислексиком, — так что выдающимся учеником меня не считали. Честно говоря, школу я ненавидел. И вот однажды на уроке нам дали задание изобразить дерево. В процессе я так увлекся, что нарисовал целую рощу и не сразу заметил, что все обступили меня и заглядывают через плечо. Получившиеся рисунки понравились даже моей маме, которая обычно была строга в оценках и скупа на похвалу. Один из них она поставила за стекло на книжную полку и хранила там долгие годы. Пожалуй, тогда я впервые почувствовал себя в некотором смысле художником, и это придало мне уверенности в себе. Хотя обычно уверенность — это не то, что мне свойственно.

Вы часто посещаете художественные галереи, когда приезжаете в Москву?

Увы, нет. Мне всегда не хватает на это времени. Я часто хожу в художественные галереи в Нью-Йорке и Париже — это правда.

То есть про главное культурное впечатление от России лучше не спрашивать?

Нет, почему же. Мое главное впечатление от Москвы — архитектура. Меня нравятся и Кремль с его церквями, и просто переулки в центре. Русская архитектура уникальна и с точки зрения форм, и с точки зрения цветовых сочетаний. Поймите меня правильно, какими бы великолепными ни были коллекции искусства в музеях, они так или иначе знакомы мне с детства — их корни на моей Родине. А такой архитектуры, как в Москве, больше нигде не сыскать.

Вас часто описывают как человека, который хорошо разбирается в искусстве. Вы сами считаете себя знатоком?

Сложно ответить на этот вопрос, не рискуя показаться претенциозным. Скажем так, разобраться в искусстве мне было проще, чем многим, потому что мои родители были страстными коллекционерами. Меня с детства учили искать в творчестве новое, не реагировать на очевидное, брать паузу и давать впечатлениям «отстояться», прежде чем судить о чем-то. В общем, не искать легких путей. К тому же я изучал историю искусств — ведь в юности я хотел быть арт-дилером. Теперь я как минимум могу, встретив что-то новое, поместить это в исторический контекст и оценить с такой точки зрения. Я уверен: в том, что касается искусства, важно иметь не только инстинкт, но и знания. А вот в чем я действительно хорош, так это в коллаборациях — со мной интересно работать, потому что я мотивирую людей становиться лучше и создавать лучшее. Так я работаю и с парфюмерами — все время подталкиваю их, стимулирую их к творчеству. Да, я всегда готов подставить плечо, чтобы они могли опереться, и предоставить жилетку, чтобы они могли выплакаться. Но при этом я заставляю их постоянно двигаться.

Выставка посвящена двадцатилетию музея ММоМА. Чем для вас были ознаменованы минувшие два десятилетия?

Через полгода мы празднуем собственный юбилей — Editions de Parfums Frederic Malle исполняется 20 лет, так что мы ровесники ММоМА. Мой бренд — моя главная веха двух декад.

Главное, что случилось за мной за это время, — мне выпал шанс поработать с ведущими парфюмерами современности. Сначала у них не было никаких оснований доверять мне и работать со мной, кроме нашей дружбы, но они поверили — и это увенчалось успехом. Справедливости ради, я думаю, немалую роль в этом сыграло и то, что все порядком устали от статуса-кво, сложившегося в отрасли.

Вторым шагом стало создание дизайна флаконов — я горжусь тем, что он не отвлекает от ароматов, и тем, как мы сочетаем наши флаконы с дизайном наших бутиков.

Остальные вехи — это сами ароматы. Над некоторыми я работал очень активно, погружаясь во все детали процесса. Над другими — например, над Musc Ravageur, — я не работал вовсе, но от этого они не стали менее важными и ценными. Кстати о Musc Ravageur: я был единственным, кто оценил его по достоинству. В этот аромат никто не верил, но я сказал: «Отличная вещь!». Он вышел — и стал хитом. Это приятно, хотя всегда неожиданно, ведь результат твоих трудов тебе не принадлежит. Это как с детьми, которые никогда не будут твоей собственностью: ты влияешь только на процесс, а результат оценивают другие.

Было много и других важных этапов: в 2006 году я переехал в США, в 2015-м продал свою компанию концерну Estée Lauder, и это было верным решением, которое позволило моему детищу вырасти и, фигурально выражаясь, не задерживаться в детском саду. Еще одно важное решение — личное: я построил чудесный дом, в котором с удовольствием провожу время один или с женой. Это очень важно для меня — использовать каждый шанс, чтобы побыть в гармонии с собой.

Выставка «MMOMA 99/19» продлится до 17 мая 2020 года.

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Материалы по темам

Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз