Дом как арт-объект

Что мы знаем о проекте Lumin? В самом центре Москвы, в 200 метрах от парка «Зарядье», совсем скоро появится одно из самых современных зданий столицы, в котором можно жить

На 8-й Международной ярмарке современного искусства Cosmoscow помимо работ более 300 художников можно было увидеть и архитектурный проект. Компания Hutton Development представила макет первого дома из матового стекла в России — Lumin House (по проекту архитектурного бюро «Цимайло, Ляшенко и партнеры»). Восьмиэтажное здание в сердце Москвы, похожее на кубики льда размером в 54 апартамента, легко станет новой достопримечательностью города. А каждый жилец получит еще и настоящий арт-экспириенс, созданный интерьерным дизайнером Гарри Нуриевым и его Crosby Studios. Мы побывали  на дискуссии об искусстве жизни в современном городе, приуроченной к премьере архитектурного объекта. Как изменить облик Москвы к лучшему?

Александр Антонов

Александр Антонов

финансовый директор, партнер Hutton Development

Для нас решение создать проект с таким архитектурным обликом было непростым. Когда мы с коллегами впервые смотрели презентацию архитектурной концепции, дом казался чем-то, напоминающим космический корабль. Такую смелость можно объяснить: объект, находящийся в исторической застройке в центре города, страдает от нехватки пространства, воздуха и света. Те земельные участки, что  распложены в сердце Москвы, — неправильной формы, очень сложные. Решение, которое предложили наши архитекторы, по-настоящему глубокое и функциональное: оно предлагает сделать в исторической застройке светлое пространство.

Десять лет назад в центре Москвы мало что строили. Вся премиальная недвижимость разительно отличалась от того, что создаем сейчас мы. Появилось понятие «пешая Москва», появилось понятие центра, который стал походить на Европу, где есть удобные тротуары, инфраструктура, террасы, велодорожки. Но что, к сожалению, еще не прижилось в Москве, — так это современная архитектура. Hutton Development старается это изменить.

Мы сразу видим свою целевую аудиторию. Если наш первый дом «Цвет32» создан для семейной жизни, то Lumin воспринимается как второе жилье или знаковый актив у инвесторов. Все архитектурные и дизайнерские решения исходили из целевого портрета покупателя и нашего видения того,  что уникальное можно предложить для рынка. Поэтому перед нами сейчас проект суперсовременного клубного дома, аналога которому нет в России. У нас еще не открывались продажи, но 20% квартир уже забронированы.

Фото
ALEXANDR MURASHKIN
Илья Давыдик

Илья Давыдик

генеральный директор, партнер Hutton Development

Аналогов этому проекту в Москве нет. Когда мы осмотрели площадку для строительства, решили устроить конкурс архитектурных бюро. Один из его участников пытался понять девелоперов, и все версии, которые мы увидели по итогу, были выполнены в классическом манерном стиле. Не щелкнуло, не зацепило. Мы решили дождаться проекта «Цимайло, Ляшенко и партнеры», и оказалось, что их единственный вариант, созданный без учета рекомендаций, стал нашим выбором. Сомнений не было.

Признаюсь, девелоперы боятся браться за такие проекты, особенно в центре Москвы, когда потребитель ждет от нового здания чего-то понятного, фундаментального, классического. Это легче продается. Но наш клиент готов рискнуть: успех нашего дома «Цвет32» это показал. Других продуктов достаточно: если хочешь понятное жилье — у тебя есть вся Москва. Мы идем на шаг впереди: есть запросы покупателей, которые не живут в России, но несколько лет ищут интересный инвестиционный актив в столице.

С городскими властями согласуется визуальный облик каждого здания, особенно в историческом центре. Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов достаточно продвинут, и я могу лишь догадываться, что наши проекты ему нравятся. У нас не было больших сложностей согласования дома Lumin, поскольку он интересен и качественно сделан. На наш стенд на Cosmoscow Сергей Кузнецов заходил и смотрел макет объекта.

Фото
ALEXANDR MURASHKIN
Александр Цимайло

Александр Цимайло

архитектор, руководитель архитектурного бюро «Цимайло, Ляшенко и Партнеры»

Я бы не сказал, что наш проект — дерзкий. Мы попробовали сделать что-то, что будет новым и интересным. В моем понимании, если ты хочешь жить в хрустальном фужере, то тебе нужна квартира в Lumin. Потому что это хрусталь со всеми его преломлениями, сложным восприятием света, тени, собственного внутреннего ощущения.

Ступенчатая архитектура здания объясняется тем, что земельный участок достаточно тесный. Мы пытались создать объект, в котором было бы огромное количество граней со способностью по-разному принимать свет и внутри, и снаружи. Образ кубиков льда — трех типовых элементов, составленных друг на друга, — показался нам подходящим.

Николай Ляшенко

Николай Ляшенко

архитектор, руководитель архитектурного бюро «Цимайло, Ляшенко и Партнеры»

Мы долго думали, какой проект предложить Hutton Development, и выбрали самый провокационный вариант для того, чтобы проверить, насколько готов наш клиент к подобным идеям. Мы и сами до конца не верили в то, что такое возможно.

Есть ассоциативный ряд, связанный с хрусталем, льдом, светом: как сложная городская скульптура, которая на самом деле состоит из очень простых элементов. Суть заключается в том, что мы хотели дать возможность каждой комнате в доме иметь вид на город, перспективу переулка, и в то же время постоянное дневное освещение. Интересно и то, что в течение дня проект меняется как снаружи, так и внутри. Здание превращается в арт-объект вечером благодаря жизни и освещению в каждой квартире.

Фото
ALEXANDR MURASHKIN
Гарри Нуриев

Гарри Нуриев

архитектор и художник, основатель Crosby Studios

Работать с инновационной командой — это очень круто. Быть смелым в Москве — большая редкость, особенно среди девелоперов, которые дорожат репутацией. Когда я увидел проект, я был потрясен. Разрыв шаблона: дом, сделанный из матового стекла, у которого «нет» стен. Я сразу согласился сделать лобби для Lumin.

По итогу мы в Crosby Studios сделали амбициозный проект, немного из будущего. Наверное, 9 из 10 клиентов воздержались бы от такой смелости внешнего вида лобби, но Hutton Development не из тех. Само здание, в котором было оформлено пространство, визуально меняется в зависимости от времени суток, и мне было интересно подумать о том, как лобби будет вести диалог между экстерьером и интерьером. Поэтому освещение поставлено таким образом, чтобы оно меняло восприятие всего пространства — так же, как меняется здание с внешней стороны. При создании цифровой колонны мне хотелось, чтобы люди, которые в этом доме будут жить, каждый день вспоминали, что искусство может быть не только в музее.

На мой взгляд, важность общественного пространства сильно недооценена. Тратить на него деньги, безусловно, нужно. Первое ощущение от прикосновения к дверной ручке, те эмоции, которые ты испытываешь, войдя в помещение, — они гораздо ценнее, чем то, что ты переживаешь в своей квартире. Общественное пространство существенно влияет на настроение.

Фото
ALEXANDR MURASHKIN
Валентина Давыдик

Валентина Давыдик

директор по маркетингу Hutton Development

У нас уже реализовано три проекта. «Цвет32» полностью спроектирован архитектурным бюро «Цимайло, Ляшенко и партнеры»: и лобби, и архитектура. К созданию второго проекта «Mitte» мы привлекали молодых художников, так как поддерживать их — часть нашего позиционирования. Например, Данини сделала для фасадов иллюстрации в виде берлинских мишек. Привлечение Гарри Нуриева в команду Lumin — наша первая совместная коллаборация. Мы понимали, что он — именно тот человек, что нам нужен, потому что от архитекторов поступила крутая концепция клубного дома, которая соответствует стилю дизайнера.

Нам нравится, что делает Гарри: он очень концептуальный, прогрессивный, про все новое и про будущее (это то, что мы хотели отразить в Lumin). Поэтому мы попросили Crosby Studios сделать интерьер лобби и спроектировать диджитал-арт колонну, чтобы интегрировать в пространство искусство.