Стиль жизни

Гастрономические тренды, популярные маршруты для путешествий, ультрамодные гаджеты, интерьерные тренды и автомобильные тест-драйвы.

Арт-колонка: текст в арсенале художников

Мы не вопль гениальничанья — «все дозволено», мы не призыв к ножовой расправе, мы просто не ждем фельдфебельского «вольно!», чтобы спину искусства размять, расправить

Кратко историю того, как текст вошел в арсенал художников, рассказать не получится. Для начала можно, к примеру, вспомнить события столетней давности: как дадаисты и футуристы превратили его в безумное орудие самовыражения и поиска новых смыслов. Они использовали буквы и слова как полноправный художественный элемент, как масляную краску и темперу — художники Ренессанса. В их руках буквы получали совершенно новую перспективу — создавали стереометрические конструкции на страницах книг, прыгали из строчки в строчку, делали смертельные сальто.

Арт-колонка: текст в арсенале художников (фото 1)

Барбара Крюгер. Без названия (Go/Stay). 2006

Значение фразы или целого блока текста было принесено в жертву художественному жесту — постоянному поиску нового способа выражения стремительно меняющегося времени 1910–1920-х. Дело было и в политических, и в социальных потрясениях. Художники чувствовали, что прежний мир уходит. Наступление новой эпохи они как раз декламировали в своих авангардных стихах, а также создавали полотна текста — гимны нового времени. Вклад в общее дело внесли и сюрреалисты. Предвестником «автоматического письма» стал поэт Гийом Аполлинер — в 1918 году вышел его сборник «каллиграмм», поэтических произведений, представленных в виде художественных образов, контурами в которых стали выведенные поэтом фразы.

Следующим серьезным этапом вторжения текста в искусство стоит считать появление концептуализма. Один из его родоначальников Джозеф Кошут в середине 1960-х показал зрителям своей выставки известный фокус: поставил стул, рядом разместил его фотографию, а еще выдержку из толкового словаря с объяснением, чем же является этот предмет. Инсталляция получила название «Один и три стула» и как бы беззвучно задавала вопрос: «Сколько на самом деле стульев вы видите?»

Арт-колонка: текст в арсенале художников (фото 3)

Guerrilla Girls. Билборд в Рейкьявике «Почему 87 % финансирования в исландском кино уходит к мужчинам?». 2015

Главенство смысла над формой стало определяющим в творчестве Кошута, а одним из главных его инструментов в построении новых концепций стал текст: он то появлялся в виде аккуратно выписанных справок из словарей, то ярко освещал неоновыми вывесками с незамысловатыми надписями пространство музеев и галерей. Художник нашел идеальный способ по-другому воздействовать на восприятие: вместо привычных визуальных изображений обычных предметов стал использовать словесные представления различных понятий, играть со смыслами, вовлекать зрителя в мыслительный процесс и давать ему огромное пространство для интерпретации.

Своеобразной альтернативой вольности прочтения стало возвращение тексту его первоначальной задачи — в работах американской художницы Дженни Хольцер он снова начал информировать, побуждать, заявлять, декларировать. Серия знаменитых труизмов — поэм, появлявшихся то на плакатах, расклеенных по Нью-Йорку, то на светодиодных панелях, то в виде металлических табличек — создана в 1978 году. Для Хольцер текст сам по себе без дополнительных визуальных образов являлся сильным и понятным инструментом, с помощью которого она передавала важные идеи и ощущения своего поколения — неуверенность, беззащитность, давление государства на личность, последствия милитаристского и экономического кризиса и так далее. Пожалуй, одной из самых заметных ее работ, осветивших десятками ламп Манхэттен, можно считать световую инсталляцию середины 1980-х в виде надписи Protect me from what I want («Защити меня от моих желаний»).

Арт-колонка: текст в арсенале художников (фото 5)

Барбара Крюгер. Без названия. 2016

Десятилетием позже на фоне надписи Men don’t protect you anymore («Мужчины тебя больше не защищают»), размещенной вместо афиши на здании кинотеатра на Восточной 42-й улице в Нью-Йорке, сфотографировался Курт Кобейн — эти кадры стали одними из знаковых и пророческих, через год после этого музыкант застрелился. Хольцер, пожалуй, стала одной из немногих, кто в единственной фразе смог так четко и остро сформулировать все то, что волновало общество. Но, помимо своих социальных работ, она также известна и тесным сотрудничеством с миром моды. Так, в 1996 году для своего близкого друга Хельмута Ланга, некогда одного их самых великих модных дизайнеров, а последнее десятилетие — современного художника, она разработала рекламную кампанию его нового парфюма, которая стала по-настоящему революционной. На белых разворотах несколько коротких строчек текста — и все. Представлять концепцию эта пара отправилась во Флоренцию, где в то время проходила биеннале современного искусства: вечером световые проекции в виде фраз из кампании освещали здания, располагающиеся вдоль набережной Арно.

Более реакционными выглядят работы другой концептуальной художницы Барбары Крюгер, задействующей в своих произведениях стилистику агитационных плакатов — четкий шрифт, черно-белые, зернистые, будто вырезанные из газеты фотографии, красные, привлекающие внимание плашки. Она чаще всего затрагивает темы места женщины в современном обществе, роли государства и его влияния на личность, а также глобального консюмеризма. Ее знаменитый плакат 1990 года представляет собой фото руки, держащей визитку с надписью I shop therefore I am («Я покупаю, значит я существую»), ставшей негласным девизом не только поколения 1990-х, но и всех последующих десятилетий.

Арт-колонка: текст в арсенале художников (фото 7)

Тимофей Радя. Они ярче нас. 2016

Говоря о важной феминистской повестке, стоит рассказать о Guerrilla Girls — арт-группе активисток, с 1985 года проводящих акции в масках горилл и выпускающих под них плакаты, листовки и брошюры с неудобными для всего художественного мира вопросами. К примеру, «Неужели женщине нужно раздеться, чтобы попасть в музей?» Такой вопрос также сопровождался фактом, что в постоянной коллекции Музея современного искусства в Нью-Йорке на тот момент только 4 % работ принадлежало авторству женщин-художников. Художественный активизм Guerrilla Girls продолжается и сейчас. В попытке восстановить гендерную справедливость в арт-мире, а также привлечь внимание к ситуации с вопиющими сексуальными домогательствами коллектив в прошлом году выпустил новый постер и провел еще одну акцию.

Арт-колонка: текст в арсенале художников (фото 9)

Guerrilla Girls. Постер Dear Collector, переведенный на китайский язык. 2006

На примере портрета Билла Клинтона художника Чака Клоуза из Национальной портретной галереи в Вашингтоне они попытались показать, как различные музеи могут (и должны) реагировать на художников, обвиненных в сексуальных домогательствах (с Клоузом это произошло в начале 2018 года), и таким образом могут оказать поддержку движению #MeToo. Для этого они представили свои варианты экспликации к картине. Первый вариант только восхвалял художника, чтобы были довольны спонсоры-миллиардеры и патроны, второй — в завуалированной форме говорил о произошедшем, третий — честно заявлял о том, в чем был обвинен художник, и говорил, что такая ситуация должна перестать быть нормальной в обществе. Именно за третий, как самый честный и правильный вариант, выступают Guerrilla Girls.

От феминизма хотелось бы перейти к «романтическому уличному концептуализму» и российскому художнику Тимофею Раде. С 2010 года он методично преобразовывает фасады и крыши родного Екатеринбурга, а также других российских и европейских городов надписями, которые не могут никого оставить равнодушным.

Арт-колонка: текст в арсенале художников (фото 11)

Курт Кобейн на фоне работы Дженни Хольцер в Нью-Йорке, 1993

ФОТОrex

«Я бы обнял тебя, но я просто текст», «Эй, ты, люби меня», «Вы распинаете свободу, но душа человека не знает оков!». А специально для фестиваля «Арт-Овраг» в прошлом году в лесу была выстроена световая инсталляция в виде надписи «Все это не сон», которая немедленно заполнила инстаграмы всех, кому тогда посчастливилось там оказаться.

Весь путь текста в искусстве как бы говорит: смысл если и не начинает, то все равно рано или поздно приходит и выигрывает. И ничто не действует на человека так сильно, как простая короткая фраза. И не важно, высвечена она в лесной чаще, на здании Манхэттена или приходит к нам в мессенджере.

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Материалы по темам

Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз