6 вопросов постоянному художнику Константина Богомолова накануне премьеры «Бесов»

Лариса Ломакина — о превращении модной одежды в сценические костюмы и вещах, выдающих в людях революционеров

10 и 11 ноября в концертном зале «Барвиха Luxury Village» пройдут премьерные показы нового спектакля Константина Богомолова «Бесы», его первой работы в качестве худрука Театра на Малой Бронной и первой же театральной постановки после года работы в кино. «Бесы», по словам создателей, — это не очередная версия романа Достоевского, а режиссерский опыт ее прочтения, постановка о конце времени, перенесенная в современность. Современности, кстати, подчеркнутую: все персонажи спектакля одеты не в костюмы XIX, XX или еще какого-то века, а в вещи из актуальных коллекций ЦУМа (Универмаг стал партнером спектакля).

Накануне светской премьеры спектакля ELLE поговорил с художницей Ларисой Ломакиной, постоянно сотрудничающей с Константином Богомоловым, о причинах и особенностях такого решения, а также о брендах, которые лучше всего подходят героям Достоевского.

Лариса Ломакина

ELLE Как родилась идея одеть героев Достоевского в модные образы из ассортимента ЦУМа?

ЛАРИСА ЛОМАКИНА Мода — это отражение нашей жизни, морали, нравственности и этических отношений внутри общества. Мы делаем спектакль Достоевского «Бесы» современным, и это должно быть отражено и в том, во что одеты герои. Современная жизнь, современные отношения, современные проблемы.

В образах героев считываются отсылки к стилю 90-х и ранних 00-х — так и задумано?

Я не вижу никаких отсылок к стилю 90-х и ранних нулевых, не было такой задачи. Основная задача художника по костюмам как в этом, так и в других моих спектаклях заключается в том, чтобы попытаться уловить интонацию самого спектакля, отдельных сцен, прочесть пластику актеров и увидеть в них тех персонажей, которые должны существовать в этом спектакле. В этом и заключается поиск правильной одежды — даже не костюма, а именно одежды, — в которую могли бы быть одеты герои спектакля в тот или иной момент их жизни, в тех или иных обстоятельствах.

Фото с репетиции спектакля «Бесы»
Фото
Владимир Яроцкий


Какие бренды были задействованы в создании костюмов для постановки?

Много брендов задействовано, — и Brioni, и RED Valentino, — но дело не в них, а в том, как одежда сидит, что она может транслировать или скрывать, что за характеры у персонажей и чем я могу их подчеркнуть.

Перерабатывались ли вещи для спектакля?

Нет, мы не перерабатывали вещи и минимизировано их подгоняли.

Предмет одежды, который с головой выдает в человеке революционера — какой?

Я всячески стараюсь отгонять от себя стереотипы и попытки стереотипно мыслить. Для каждого человека вызов обществу может заключаться в разных вещах: это может быть оранжевая роза в петлице или красные шнурки, а может быть ничего, просто обычная одежда. Это все будет зависеть от того, какая интонация, какой основной посыл, что это за герой, что он транслирует, как я могу помочь ему той или иной деталью или в целом одеждой, или цветом одежды, которая находится в контексте всего спектакля, это передать.

Если представить, что вы были бы ограничены вещами одного бренда, какой бы вы выбрали?

Я не понимаю, как вообще ограничиться одним брендом. В жизни я люблю и на себе, и на людях видеть микс, потому что это — проявление индивидуальности. Чем смелее замешиваются разные вещи, разные бренды, разные стили, чем больше в этом индивидуальности, тем лучше. Если прям вот совсем один бренд выделять… Мне кажется, что довольно разнообразный и элегантный, утонченный для меня, может быть, Cacharel. Но я никогда бы не выбрала один бренд.

Фото с репетиции спектакля «Бесы»
Фото
Владимир Яроцкий