На этой неделе на HBO (за океаном) и «Амедиатеку» (в России) вернется лучший сериал наших дней — невероятно захватывающая и необыкновенно смешная трагикомедия о дисфункциональной семье в мире больших денег и больших эго. Критик ELLE делится впечатлениями от первых семи эпизодов третьего сезона «Наследников».

Предыстория

 

Оскаровский номинант и серийный соавтор короля британской комедии Армандо Ианнуччи («Вице-президент»), англичанин Джесси Армстронг задумывал «Наследников» как фильм о совершенно конкретном медиамагнате Руперте Мердоке и его семье. Однако его идея расширялась, исправлялась и дополнялась, в итоге став сценарием целого шоу — о вымышленной (хотя по-прежнему вдохновленной Мердоками) семье и других преимущественно малоприятных людях, попадающих в ее орбиту.

Первый сезон «Наследников» вышел летом 2018 года, собрав положительную прессу и выиграв пару «Эмми» — за один из сценариев Армстронга и в самом деле выдающуюся музыкальную тему авторства еще одного оскаровского номинанта Николаса Брителла. Но лучшим шоу на телевидении и сертифицированным поп-культурным хитом «Наследники» стали по ходу второго сезона: его пресса была восторженной, среди выигранных им призов оказались «Эмми» и «Золотой глобус» лучшей драме, а состоял сезон из десяти пятизвездочных — идеальных — эпизодов.

Возвращение: «Наследники»

Доведя до совершенства свой уникальный рецепт (выбравшая местом действия Америку, но безошибочно британская сатира на капитализм, приправленная Шекспиром и античной драмой), «Наследники» заняли место, остававшееся вакантным с окончанием «Во все тяжкие» и «Безумцев»: на самом пике так называемого peak TV. Защиты титула пришлось подождать, но через два года и четыре дня после премьеры финального эпизода второго сезона «Наследников» в эфир выходит, наконец, первый эпизод третьего.   

Сюжет

Возвращение: «Наследники»

Начинается все с того, чем закончилось в октябре 2019-го. Отказавшись служить козлом отпущения и публично обвинив Логана Роя (Брайан Кокс, премия «Золотой глобус») в сокрытии преступлений принадлежащего тому медийного конгломерата Waystar Royco, его сын Кендалл (Джереми Стронг, премия «Эмми») вывел дисфункциональность их семьи на качественно новый уровень. Если совсем вкратце, это война, и каждый из полюбившихся зрителю героев — будь то младший сын Логана Роман (Киран Калкин) или его сестра Шив (Сара Снук), ее «трофейный муж» Том (Мэттью Макфэдиен) или его традиционный собеседник Грег (Николас Браун) — должен занять ту или иную сторону. Хотя бы временно.

Сериал

Возвращение: «Наследники»

Насчет «полюбившихся» мы, если что, пошутили: приблизительно каждый из дюжины важнейших персонажей «Наследников» остается более или менее безнадежным. Третий сезон шоу — еще один мастер-класс на тему того, как можно работать со зрительскими симпатиями, с новыми силами склоняющимися от героя к герою по принципу «наименьшее из зол». А, впрочем, «Наследники» — шоу не про героев и даже не про антигероев; привычную для золотой эры ТВ систему координат Армстронг переписывает на наших глазах — весело, решительно и не жертвуя ничем существенным.

В эпоху новой этики «Наследники» чихают и на нее, и на этику старую, и на мораль вообще. Тут постоянно говорят об оптике и даже, бывает, заикаются о ценностях, но позволяют себе такое, на что у других шоу не хватает ни смелости, ни смекалки. Президентство Трампа очень заметно расширило рамки безнаказанности тех, кто у власти, и местами — глумление над больным, выбор песни Nirvana — Армстронг делает то, что он делает, с явной оглядкой на последние четыре года. Ну а где-то — «может, позвоним с угрозой взрыва?», идея подать в суд на «Гринпис», шутка про Путина — шоураннер элементарно верен себе (номинацию на «Оскар» ему принес сценарий политической комедии «В петле» — посмотрите, если еще не).

Возвращение: «Наследники»

Под стать берущему новые высоты создателю шоу и его звезды. Оказавшись в одной команде, Роман и Шив все активнее состязаются за внимание отца, безжалостно нажимая на больные места друг друга. Оказавшись по разные стороны баррикад, Логан и Кендалл не пересекаются в одном кадре на протяжении нескольких часов, а, встретившись, молчат вместе так интенсивно, что вспоминается почему-то знаменитая сцена из «Прослушки» (где два героя на протяжении пяти минут обмениваются исключительно производными от слова «fuck»). С ругательствами, к слову, и тут прежний порядок: особенно хорош Кокс, чья фирменная фраза, кажется, стала его стопроцентным эксклюзивом.

Кузен Грег продолжает вкладывать новый смысл в понятие «неловкость». Том вдохновенно выбирает тюрьму, куда его, возможно, посадят (Макфэдиен и Калкин оспаривают звание MVP сезона). Коннор Рой (Алан Рак) по-прежнему видит себя будущим президентом США — обсуждению кандидатур на место в овальном кабинете посвящена отдельная сюжетная линия. Эдриан Броуди появляется с ударным камео, а Александр Скарсгард — с программным вопросом «когда умрет ваш отец?» Ответ на него по-прежнему интересует очень многих — но, к чести «Наследников», в иерархии здешних интриг поминутно находятся и другие, ничуть не менее захватывающие.

Возвращение: «Наследники»

Третий сезон «Наследников» — с 18 октября на «Амедиатеке»