«Оскар-2019»: почему выбору Киноакадемии рады не все?

Проблемные победители, приятные сюрпризы и снова «Shallow» — в итоговой колонке об очередном призовом сезоне

Очередной призовой сезон попрощался с теми, кто посвятил ему без малого полгода пристального внимания, откровенно смазанным финальным аккордом. Отдав должное многоликости, инклюзивности и прочим благам XXI века, академики исполнили триумфальный откат в прошлое, наградив главным «Оскаром» ретроградскую «Зеленую книгу». Как всегда, из решений Киноакадемии можно извлечь самые разные уроки — чем и занялся следивший за каждым поворотом оскаровской гонки кинокритик ELLE.

Уроки Академии: чему научил «Оскар-2019» (фото 1)

Рейтинговое голосование устарело

Уроки Академии: чему научил «Оскар-2019» (фото 3)

Серия ходов, направленных на модернизацию Киноакадемии, оказалась достаточно эффективной — по крайней мере, для того, чтобы в ее рядах не осталось ничего похоже на единство. Список оскаровских номинантов был как никогда пестрым и многообещающим: на самый главный «Оскар» более или менее всерьез претендовали не один-два, как обычно, а как минимум шесть, если не все восемь номинированных в соответствующей категории и очень разных фильмов. (Характерно, что каждый из них в итоге выиграл хотя бы однажды.) Проблема в том, что одобренное одновременно с расширением категории «Фильм года» рейтинговое голосование слишком явно поощряет наиболее безопасных, самых компромиссных и, в конечном счете, скучнейших кандидатов (грубо говоря, рекордсменов по количеству вторых и третьих мест). Иногда это правило дает сбой (см. «Лунный свет» или «В центре внимания»), но куда чаще играет на руку не столько темным, сколько серым лошадкам вроде «Зеленой книги».

Поиграли — и хватит

Уроки Академии: чему научил «Оскар-2019» (фото 6)

Вероятно, помогло «Зеленой книге» и то, что академики явно перевыполнили годовой план по этнокультурному многообразию и гендерному паритету в категориях, отличных от главной. В историю поочередно вошли «Черная Пантера» и другие афроамериканцы (сразу семь черных победителей за один вечер — абсолютный рекорд «Оскара»), всеми уважаемая — но, как выяснилось, не всеми любимая — «Рома» мексиканца Альфонсо Куарона, 25-летняя постановщица короткометражки о гигиенических прокладках и другие прекрасные дамы. Некоторые члены Киноакадемии анонимно, но прямым текстом заявляют, что их ответом на хэштег #OscarsSoWhite уже стал триумф «Лунного света», ну и будем помнить, что заметно обновленный состав вручающей «Оскары» организации по-прежнему преимущественно мужской и белый — на 69% и 84% соответственно. Иначе говоря, академики хотят награждать то, что им нравится, а на возмущение Спайка Ли (выигравшего со сценарием «Черного клановца», но пытавшегося покинуть зал в знак протеста против победы «Зеленой книги») они чихали.

Мнение критиков ничего не значит

Уроки Академии: чему научил «Оскар-2019» (фото 9)

Плевали академики и на мнение кинокритиков, чей уничижительный консенсус не помешал многочисленным номинациям «Власти» и победам «Богемской рапсодии» (фильм с выведенным Metacritic средним баллом 49/100 на главный «Оскар» претендовал, кажется, впервые). Пресса «Зеленой книги» была получше — но не шла ни в какое сравнение с коллективными восторгами по адресу «Ромы», «Черной Пантеры» или «Черного клановца». В глазах просвещенного большинства триумф «Зеленой книги» — написанной исламофобом, снятой эксгибиционистом, перевирающей факты и раскрывающей тему расизма на уровне ученика средней школы — в лучшем случае историческое недоразумение, а то и вовсе скандал сродни победе «Столкновения». Но просвещенное большинство не состоит в Киноакадемии, членам которой не интересны разгромные рецензии, не нравятся советы самопровозглашенных экспертов и не претят двойные стандарты (тот факт, что у «Богемской рапсодии» был режиссер — обвиняемый в серьезных преступлениях Брайан Сингер, — благополучно спрятали под ковер).

Да здравствует сюрприз!

Уроки Академии: чему научил «Оскар-2019» (фото 12)

Одна из старейших проблем Киноакадемии — ее чрезмерная похожесть на закрытый клуб с непоколебимой рутиной. Выигравший во второй раз за три года Махершала Али находится на пике формы, но его победа прямо указывает на сразу два неприятных нюанса. Во-первых, академики привыкли выбирать одно и то же (вспомним победный дубль Кристофа Вальца, обратим внимание на повторные номинации режиссера и звезды «Власти» Адама МакКея и Сэма Рокуэлла), а, во-вторых, они покорно соглашаются на любое инициированное студией жульничество (если роль Али в «Зеленой книге» второплановая, то в «Богемской рапсодии» поет Рами Малек). Именно поэтому — и потому еще, конечно, что она совершеннейшая душка — так запомнилась победа Оливии Колман. Многажды обкатанными нарративами вроде «пришло время Гленн Клоуз» ездят по ушам так долго и старательно, что всякая неожиданность — то есть, когда хотьчто-тоидет не по плану — воспринимается на «Оскаре» как откровение.

Презентеры и песни важнее ведущих

Скупой по ее меркам хронометраж (202 минуты) — решающий аргумент в пользу того, что оскаровской церемонии не нужен ведущий. Драгоценные минуты, традиционно съедаемые сомнительными гэгами с участием звезд и обывателей, были разумно потрачены на полноценные, не перебивавшиеся оркестром речи победителей и музыкальные номера, один из которых заслуживает собственного «Оскара». Словно отвечая на упрямые сплетни о своем романе с Леди Гагой, Брэдли Купер посадил между ними Ирину Шейк, но слухи, конечно, не утихнут — до того пылким вышел дуэт исполнивших оскароносную «Shallow» Брэдли и Гаги. Именно такие моменты — то, ради чего смотрят «Оскары», а роль ведущих можно и нужно свести к стартовому монологу (желательно в исполнении Тины Фей, Эми Полер и Майи Рудольф). К слову, лучшую шутку церемонии незаметно для многих выдал рожденный в ЮАР презентер Тревор Ноа, сказавший на тамошнем языке кхоса (если верить его же переводу): «во времена вроде нынешних мы сильнее, когда сражаемся вместе, а не по отдельности». Если же верить носителям языка, сказал Ноа вот что: «Белые люди не знают, что я вру».