Уроки Академии: чему научил нас «Оскар-2018»

Новые нормы, старые привычки и великая Фрэнсис - в итоговой колонке об очередном призовом сезоне

Очередной призовой сезон попрощался с теми, кто посвятил ему без малого полгода пристального внимания, несколько смазанным финальным аккордом: после всех разговоров о непредсказуемости, наступлении новой эры и тому подобном академики сделали предельно безопасный выбор, предугадать который можно было еще в сентябре. Как бы то ни было, даже из глубоко предсказуемой победы «Формы воды» можно извлечь уроки — чем и занялся следивший за каждым поворотом оскаровской гонки кинокритик ELLE. 

Фото
getty images

ЧТО-ТО ЛУЧШЕ, ЧЕМ НИЧЕГО

Одним из самых симптоматичных моментов церемонии стало исполнение номинированной на «Оскар» песни «Stand Up for Something», по ходу которого рэпер Коммон попросил всех воспринять ее повелительный заголовок буквально и подняться на ноги — во имя чего угодно. Примерно то же самое — что-нибудь — должен сообщать в эпоху Трампа и фильм, рассчитывающий на самый главный «Оскар». Прошлогодняя победа «Лунного света» стала первым намеком на то, что лучшему в глазах академиков фильму года отныне недостаточно быть просто великим (как «Дюнкерк») или всего лишь изумительным (как «Леди Берд»). Противоречивым (как «Три билборда на границе Эббинга, Миссури») ему тоже лучше не быть, а поскольку дешевый и сердитый хоррор на злобу дня («Прочь») — это все же чересчур смело, «Форма воды» стала идеальным компромиссом — технически совершенным, здорово сыгранным фильмом, у которого при этом есть своевременный месседж: то, что любви и эмпатии заслуживает каждый — и пожилой гей, и немая уборщица, и выловленный в Амазонке человек-амфибия.

СТАРЫЕ ПРИВЫЧКИ УМИРАЮТ ПОСЛЕДНИМИ

В то же время выбор в пользу «Формы воды» — он еще и очень в традициях консервативной (то есть, по-прежнему составляющей явное большинство) части Киноакадемии. Это фильм именитого, да еще и заждавшегося первого «Оскара» режиссера (Гильермо дель Торо), который, засучив рукава, отрабатывал каждый адресованный академикам показ и другие остановки призовой кампании. Это искреннее любовное послание кинематографу, отчего всякий усмотренный в нем плагиат позволительно принять за оммаж. И это кино, которое, в отличие от «Трех билбордов» или «Прочь», не вспомнит лет через пять никто — как «Королевскую речь» или «Артиста». 

НАРРАТИВ «ДАВНО ПОРА» ЖИВЕЕ ВСЕХ ЖИВЫХ

Победы дель Торо (ставшего третьим за пять лет мексиканцем, награжденным за лучшую режиссуру) — самые заметные в очередном ряду «Оскаров», врученных не столько за отдельно взятое достижение, сколько по совокупности заслуг. Это касается и Гари Олдмана с долгожданной статуэткой лучшему актеру, и Джеймса Айвори с «Оскаром» за лучший адаптированный сценарий, и Роджера Дикинса с 14-й — и наконец-то успешной — попыткой выиграть за лучшую операторскую работу. На счастье Академии, в этом году все премии «За выслугу лет» оказались более или менее заслуженными. 

ПОБЕДНЫЕ РЕЧИ ИМЕЮТ ЗНАЧЕНИЕ

2018 год — первый в истории, когда все четыре награжденных «Оскарами» актера предварительно выиграли по «Золотому глобусу», призу «Выбор критиков», призу актерской гильдии и премии BAFTA. Победные серии Олдмана, Фрэнсис МакДорманд, Сэма Рокуэлла и Эллисон Дженни лишили 90-ю оскаровскую церемонию изрядной доли интриги, но если МакДорманд ни разу не заставила об этом пожалеть даже тех, кто болел за Сиршу Ронан или Марго Робби, то на месте Олдмана чем дальше, тем больше хотелось увидеть если не Дэниела Дей-Льюиса, то Тимоти Шаламе. Причина — их спичи: в то время как возвышающийся над любой ролью Гари оказался спотыкающимся на каждом слове заурядным оратором, Фрэнсис стала королевой призового сезона, на прощание найдя живые эмоции и четкий фокус (два слова: inclusion rider) даже в затянутой и рыхлой воскресной церемонии.  

ИЗМЕНЕНИЯ — ЭТО ХОРОШО, НО ИХ ДОЛЖНО БЫТЬ БОЛЬШЕ

Исторические победы автора «Прочь» Джордана Пила и чилийской «Фантастической женщины» (чья звезда стала первой трансгендерной актрисой, приглашенной на шоу в качестве презентера), исторические номинации Греты Гервиг, оператора «Фермы «Мадбаунд» Рейчел Моррисон и режиссера «Стронг-Айленда» Янси Форда, пятиминутка имени Time’s Up и речь великой МакДорманд — давно назревшие и бесспорно положительные моменты. Но хочется верить, что это только начало: если совсем вкратце, inclusion rider — это имеющееся у звезды фильма право настаивать на гендерном и расовом равенстве в его актерском ансамбле и съемочной группе.

ЦЕРЕМОНИИ ЕСТЬ НАД ЧЕМ РАБОТАТЬ

Самый очевидный промах шоу — момент с выходом в соседний кинотеатр, где ведущий Джимми Киммел со звездной (дель Торо, Марк Хэмилл, Робби, Галь Гадот, Арми Хаммер и другие) свитой навестили — и расстреляли из пушки с хот-догами — предположительно ничего не подозревавших посетителей предпремьерного показа «Излома времени». Как и прошлогодний гэг с зашедшими в Dolby Theatre участниками голливудской автобусной экскурсии, это не очень весело, не особенно остроумно и съедает время, которое можно было бы потратить на еще один музыкальный номер (что запомнилось больше — Эдди Веддер с песней Тома Петти или бесцельная нарезка из военных драм разных лет?) И хотя Киммел со своей работой вновь справился, шоу, где хозяйничает пара смешных девушек (не Тина Фей и Эми Полер, так отличившиеся в воскресенье Майя Рудольф и Тиффани Хэддиш), мы бы посмотрели с еще большим интересом.