27 лет назад вышла картина «Ненависть» — рассказ французского режиссера Матье Кассовица об одном дне из жизни трех друзей из парижского пригорода Шантелу-Ле-Винь. Фильм произвел фурор — во Франции впервые снимали кино о неидеальных героях не из Парижа: Саид, Винс и Юбер не живут, а выживают всего в нескольких километрах от самого кинематографического города на свете. «Ненависть» взяла главный приз в Каннах — «Золотую пальмовую ветвь» — и превратила в одночасье Венсана Касселя в звезду всей Франции, а главное, впервые показала широкому зрителю, какая она — жизнь в пригородах Парижа. Даже президент Жак Ширак (президент Франции 1995–2007 гг.) попросил организовать для него и команды его министров специальный просмотр в Елисейском дворце.

В этом году фильм выпускают в новой отреставрированной версии, и четверть века спустя он не утратил своей актуальности — проблемы бедного пригорода Парижа, расизма, насилия и безнаказанности полиции, напряжения в обществе и бездействия властей все еще с нами, как и образы героев, которые стали основой уличной моды.

О вневременности стилистических кодов мы поговорили в Париже с костюмером фильма Вирджини Монтель. 

Стиль в фильме «Ненависть». Интервью с главным художником по костюмам в Париже — Вирджини Монтель
Вирджини Монтель

ELLE Вирджини, как вы решили, какими будут костюмы главных героев? Что повлияло на вас больше всего?

Вирджини Монтель Первым делом я отправилась за вдохновением в пригороды Парижа. Так, я в первый раз столкнулась с реальностью жизни французской молодежи из «banlieue» — не самых благополучных пригородов Парижа, до которых можно добраться на электричке RER за 20–30 минут прямо из центра. Я проводила дни напролет на рынках, болтая с молодыми ребятами, которые были похожи по складу характера на героев нашего фильма. В одиночку шаталась по улицам с пленочным фотоаппаратом-мыльницей — иногда ребята разрешали снимать их на камеру, часто я слышала «нет». В те времена у молодежи было очень много стилических кодов — марки играли большую роль. Например, спортивные костюмы Sergio Tacchini, которые носит один из главных персонажей фильма, Саид, — это была не просто одежда, а символ эпохи, униформа, как офисные костюмы у белых воротничков. И забавно, что сегодня такие большие люксовые марки, как Balenciaga или Gucci, делают похожие модели. 

Стиль в фильме «Ненависть». Интервью с главным художником по костюмам в Париже — Вирджини Монтель

Матье Кассовиц решил снимать «Ненависть» в черно-белом цвете. Как это повлияло на вашу работу?

На самом деле все цвета фильма были подобраны таким образом, чтобы смотреться идеально на черно-белой пленке. Как днем, так и ночью — потому что мы снимали двадцать четыре часа из жизни наших героев. К примеру, чтобы найти тот самый костюм Sergio Tacchini для Саида, я сразу же написала пресс-атташе марки, они прислали мне все доступные модели — но нам ничто не подошло по цвету. Тогда я решила, что мы сами сделаем такой костюм. Нашла блестящую ткань, похожую на оригинал, и попросила покрасить ее на заказ в подходящий нам цвет и сшить из нее костюм, а потом поставить на него копию лого. Так что это фейк. А вещи Юбера и вовсе не сочетались по цвету — он носит красную футболку и зеленые треники Everlast, но зато они прекрасно смотрелись в черно-белом кадре.

Стиль в фильме «Ненависть». Интервью с главным художником по костюмам в Париже — Вирджини Монтель

Банда друзей — Винс, Саид и Юбер — живет в одном пригороде, на одном районе и буквально в том же самом здании. Но при этом у них три разных стиля. Почему вы решили рассказать три разные стилистические истории?

Это правда, что в каждом пригороде свои собственные модные коды. Но для нас было важно подчеркнуть, насколько наши персонажи отличаются друг от друга, даже если они живут вместе, в одной общине. Они очень тесно общаются, поддерживают друг друга и готовы буквально на все ради дружбы. Но у каждого свой взгляд на мир. Юбер — профессиональный боксер, он обожает все, что связано со спортом; но при этом важно, что он не может носить спортивный костюм, это слишком формальная и элегантная одежда для спортивного парня из пригорода. Поэтому его любимая марка Everlast — самый главный маркер в мире бокса. А еще он никогда не расстается со своей курткой-дубленкой, нам хотелось при помощи такой яркой детали показать его характер. Саид, напротив, более классический парень из пригорода, не самый уверенный в себе, поэтому он носит униформу с района — спортивные костюмы. А у Винса — лук старшего брата, мне хотелось показать, что он чуть-чуть более зрелый, чем его друзья. Он не может одеваться по-детски, поэтому он обожает серьезные поло Lacoste — в то время это был один из самых любимых брендов парней из пригородов Парижа. Любопытно, как одна из самых главных марок обитателей буржуазного 16 округа Парижа вдруг перекочевала в гардероб парней на районе, а клиенты люкса вдруг стали носить спортивные костюмы, не правда ли?

Стиль в фильме «Ненависть». Интервью с главным художником по костюмам в Париже — Вирджини Монтель

Забавно, что спустя почти 27 лет после выхода картины образы героев выглядят ультрасовременными. Если не знать, что фильм вышел четверть века назад, никогда в это не поверишь. 

Я верю в то, что костюмеры, в отличие от дизайнеров, должны рассказывать вневременные истории и пытаться подобрать гардеробы для героев так, чтобы они смотрелись актуально и много лет спустя. Но в данном случае на ваше восприятие влияет не только одежда, но и тот факт, что проблемы, которые поднимает в фильме Матье Кассовиц, по-прежнему актуальны. Отправляя беднейшие слои населения в пригороды, мы вынуждаем их жить в очень жестких рамках и быть непохожими на нас. И эту проблему никому не удалось решить за последнюю четверть века. Единственное отличие в том, что во времена Саида, Винса и Юбера в пригородах все жили дружно, не задумываясь о происхождении, а теперь все выживают по правилам коммунитаризма, араб не будет разговаривать с темнокожим, потому что у них разные корни.

Стиль в фильме «Ненависть». Интервью с главным художником по костюмам в Париже — Вирджини Монтель

Когда Матье Кассовиц предложил вам поработать вместе на проекте, который был абсолютно не похож на то, что делали французские режиссеры до него, вы сразу сказали «да»?

Скорее да, чем нет. Мы познакомились с Матье за несколько месяцев до этого на съемках рекламы ручек Reynolds. Кажется, это была его первая и последняя работа на коммерческого клиента. Нам было по двадцать лет — мы были в самом начале нашего профессионального пути. Матье к тому моменту уже снял несколько классных корометражек, как «Вошь Фьерро», а я работала в основном как ассистент на съемках. Поэтому, когда он мне предложил присоединиться к его команде, было очень страшно: «Ненависть» была моим первым фильмом, где я была за главного костюмера. Но Матье как-то правильно меня настроил на успех, убедил меня, что все будет хорошо и обязательно получится, и я сказала «да». Это был удивительный опыт — возможно, самый классный в моей карьере. Мы были очень молоды, и это был фильм с камерным бюджетом — мы два месяца провели в городке Шантелу-Ле-Винь в тридцати пяти минутах к северу от Парижа. Познакомились с настоящими обитателями города, знали их по именам, здоровались с ними каждое утро — в общем, жили с ними бок о бок, как соседи.

Стиль в фильме «Ненависть». Интервью с главным художником по костюмам в Париже — Вирджини Монтель

 А они были рады, что Матье снимал фильм у них на районе?

Когда я присоединилась к команде, мне показалось, что да — наконец-то об их мире расскажут и узнают за пределами их городка. Поэтому они относились к нашей съемочной команде более чем дружелюбно. Некоторые работали с нами в качестве охраны. А еще многие обитатели играли у нас роли второго плана. Например, полицейские в форме CRS (прим. — французский аналог ОМОНа) — все были жителями пригорода, и им очень нравилось носить форму своих злейших врагов.

Стиль в фильме «Ненависть». Интервью с главным художником по костюмам в Париже — Вирджини Монтель

Почему, на ваш взгляд, стиль тех лет в пригородах Парижа перекочевал сегодня на улицы всех мировых столиц? 

Это интересный социологический феномен! Как мода с улицы превратилась в моду люкса? У меня нет на этот вопрос четкого ответа. Но мне кажется, что профиль дизайнеров сегодня сильно отличается от былых времен. Раньше Gucci одевали статусных светских дам, а сегодня они наряжают музыкантов Гарри Стайлса и Лу Дуайон. А их клиенты приходят к ним за спортивными костюмами за тысячи евро. Эти костюмы уже не созданы для жителей пригорода, но, когда я смотрю на молодежь в электричке RER, часто вижу подделки на них. И потом, кто сегодня не делает кроссовки и свитшоты? Они есть даже у Isabel Marant и Prada. Да и профиль клиентов люкса тоже изменился — благодаря стартапам и технологиям каждый может стать богачом в двадцать лет. Тридцать лет назад это было просто невозможно себе представить. 

Стиль в фильме «Ненависть». Интервью с главным художником по костюмам в Париже — Вирджини Монтель

Вы работали с Венсаном Касселем с самого начала его пути. Какой он в работе?

Мы пересекались на съемках раз семь, не меньше! Причем абсолютно случайно: актеров никогда не спрашивают, с каким костюмером они хотят работать. Мы оба начали свой путь в кино с «Ненависти», с культового фильма, который во Франции обожает молодежь и по сей день. Конечно, такой опыт незабываем. Венсан очень серьезно относится к созданию своих персонажей — он прорабатывает все детали, от костюмов и любимых поз до длины волос и веса. Для него очень важно найти внешний образ его героя, прежде чем начать работать над его внутренним миром. К началу съемок фильма он настолько готов, что стоит ему только надеть одежду своего героя, как он уже ощущает себя в его коже. Мы всегда вместе стараемся проработать несколько вариантов, у нас могут уйти недели, прежде чем мы найдем правильный силуэт, по которому можно будет сразу узнать персонажа издалека.

Стиль в фильме «Ненависть». Интервью с главным художником по костюмам в Париже — Вирджини Монтель

Вы часто подбираете наряды для героинь из Парижа, на которых мы все потом любуемся в кино. Какой совет могли бы дать нам, девушкам, которые хотели бы быть похожи на парижанок?

Я часто работаю с секонд-хендами. В Париже мы называем такие магазины dépot-ventes, и это настоящий сундук с сокровищами. Вы можете там найти одежду двухлетней и двадцатилетней давности. В итоге вам абсолютно не нужно бегать по бутикам, вы можете выйти за рамки того, что диктует мода сегодня. И сочетать вещи из разных эпох, например, платье Rouje с обувью 70-х. Это очень по-парижски — создавать свой собственный стиль. Парижанка не будет скупать все в Le Bon Marché, ей абсолютно не нравится одеваться для кого-то, «как нужно». Мой любимый адрес — бутик Odetta в Марэ. Я всегда туда отправляюсь, если мне нужно проработать стиль парижанки для нового фильма или если мне хочется обновить свой собственный гардероб. Одеваться в одну марку — это слишком скучно, даже мои любимые блузки Isabel Marant лучше смотрятся с винтажными джинсами. Вообще парижанки редко привязываются к брендам, в отличие от итальянок, которые обожают лейблы. 

Как и мальчики из фильма, они одеты с ног до головы в брендовые вещи!

Да, для них важно носить лого, потому что тогда они больше не чувствуют себя бедными. Для них лейблы — это дело чести, способ вырваться из нищеты и показать, что они тоже часть общества.

Стиль в фильме «Ненависть». Интервью с главным художником по костюмам в Париже — Вирджини Монтель

 Как и у «новых русских»? 

Конечно. Но даже такие марки, как Prada, тоже стали делать меньший акцент на лейблы — они растут вместе со своими клиентами, которым больше не нужно кричать на весь город, что на них надето. Но этот феномен всегда будет оставаться с нами, если речь идет о сумках — даже если не каждый может одеваться с ног до головы в марки, у нас у всех всегда найдутся средства на аксессуары. 

Стиль в фильме «Ненависть». Интервью с главным художником по костюмам в Париже — Вирджини Монтель

В кино вы часто работаете с сумками сезона?

Бывает! Но мне все равно нравится, что мой выбор остается вне времени. Например, главная героиня из фильма «Роковая красотка» в исполнении Одри Тоту обожает все, что дорого — сумки Hermès, бриллианты, часы, — и одета с ног до головы в платья парижанки Ванессы Сьюард, которая тогда работала на кутюрный Дом Azzaro, и они и по сей день выглядят ультрасовременно. Хотя прошло уже 15 лет.