На кинофестивале в Торонто показали «Сиротский Бруклин» — красивый, умный и немного нудный нуар от продюсера, режиссера, сценариста и большого драматического артиста Эдварда Нортона. Кинокритик ELLE делится впечатлениями об одном из главных фильмов 44-го TIFF и 2019 года.

Предыстория

Права на адаптацию «Сиротского Бруклина», написанного Джонатаном Летемом романа о частном детективе с синдромом Туретта, Эдвард Нортон купил 20 лет назад — вскоре после его публикации и незадолго до своего дебюта в режиссуре (с романтической комедией «Сохраняя веру»). Заработав противоречивую славу одного из самых педантичных актеров Голливуда, Нортон не изменил себе и в новом амплуа. На полировку сценария «Сиротского Бруклина» у него ушло 13 лет: действие было перенесено из 1990-х в 1950-е, а антагонистом стал персонаж, списанный со знаменитого (в том числе печально) нью-йоркского градостроителя Роберта Мозеса. «Можно сказать, что тут есть эхо Трампа, — признается Эд. — Но правда состоит в том, что Мозес был гением, а Трамп — болван и клоун. Роберт Мозес — из числа гениев, появляющихся раз в столетие. Но человеком он был ужасным». Нортон хотел, чтобы за получившийся у него на бумаге нуар взялся Дэвид Финчер или Пол Томас Андерсон, но в итоге согласился снять его сам.

Первый взгляд: «Сиротский Бруклин» (фото 3)

Сюжет

Лайонел Эссрог (Нортон), титульный ищейка с россыпью нервных тиков, привык быть правой рукой своего босса и суррогатного отца Фрэнка (Брюс Уиллис), благо фотографическая память Лайонела в их ремесле штука полезная. Но однажды Фрэнка убивают, а Лайонел пытается понять, за что, и оказывается в центре таинственного преступного сговора, через запятую с красивой активисткой (Гугу Эмбата-Ро), сумасбродным инженером (Уиллем Дефо) и зловещим градостроителем (Алек Болдуин).

Первый взгляд: «Сиротский Бруклин» (фото 5)

Фильм

«Сиротский Бруклин» — фильм, в котором хорошо все по отдельности, но как единое целое работающий с, мягко говоря, переменным успехом. Не раз заставляя вспомнить репутацию своего автора, вызывающе разборчивого перфекциониста и зануды, его умный и красивый неонуар слишком умен и чересчур красив, чтобы в него влюбиться. Вместо этого приходится уважительно хвалить его и впрямь эффектные стилистические элементы: не злоупотребляющие уклоном в ретро декорации и операторскую работу, элегантный джазовый саундтрек Дэниела Пембертона и оригинальную песню фронтмена Radiohead Тома Йорка. Наконец, как не отметить превосходный актерский ансамбль с самим Нортоном на пике формы.

Первый взгляд: «Сиротский Бруклин» (фото 7)

Нортон — мозг и мотор фильма, как-то работающего в основном из-за его способности докопаться до сути любой роли. Эта — синдром Туретта во всех его подробностях — исключительно сложна технически, но, к счастью, не сводится к одним лишь тикам и не стесняется смешить там, где это уместно. В свою очередь здешними душой и сердцем пробует быть Эмбата-Ро, но в ее случае на одном классе далеко не уедешь — нужен материал, который в исполнении Нортона хочет сказать так много, что не укладывается даже в 144-минутный хронометраж. Запоминается в итоге немногое: что Нью-Йорк — город, построенный расистом, и что каждому капитану нужен второй пилот (даже великому Йорку ассистирует Фли из Red Hot Chili Peppers).

Первый взгляд: «Сиротский Бруклин» (фото 9)

Awards Watch

Именно «Daily Battles» Йорка — возможно, лучший из имеющихся у фильма шансов на оскаровскую номинацию. Песня понравилась Нортону настолько, что он вписал ее название в один из диалогов и заказал трубачу-виртуозу Уинтону Марсалису ее джазовую версию, и есть подозрение, что академики (год назад включившие в свой шорт-лист песню Тома из «Суспирии») последуют примеру Эда. Он сам вроде бы имеет все основания рассчитывать на упоминание в категории «Лучший актер», но там в этом году как никогда тесно. Определенные — небольшие — шансы также есть у оператора и художника-постановщика.

Первый взгляд: «Сиротский Бруклин» (фото 11)