Интервью с главными героями нового фильма Франсуа Озона «Лето'85»

Актеры Феликс Лефевр и Бенжамен Вуазен — о любимых местах в Париже, дружбе и джинсах

15 октября на экраны выйдет новая картина Франсуа Озона «Лето ‘85» — экранизация романа Эйдена Чемберса «Станцуй на моей могиле» (эта одна из самых любимых книг юности французского режиссера) об истории дружбы, самых первых чувствах и больших обещаниях, которые могут раз и навсегда изменить нашу жизнь. Исполнители главных ролей Феликс Лефевр (Алексис/Алекс на экране) и Бенжамен Вуазен (Давид) рассказали нашему парижскому корреспонденту Лидии Агеевой во время звонка по Zoom о том, что для них значит играть у легендарного Озона, о своей дружбе вне съемочной площадки и, конечно же, о любви.

«Лето ‘85»

ELLE Как вам снималось у Франсуа Озона? Было трудно?

Феликс: Вовсе нет! Разве что нужно было сразу прыгать в холодную воду. В Нормандии весной ледяное море. А так мы снимались в таких условиях, что все происходило максимально гладко. У нас на съемочной площадке была отличная команда, очень классно написанный сценарий и гениальный режиссер. Никакого прессинга! Франсуа, наоборот, был максимально дружелюбным и заботливым. Хотя, казалось бы, это мой самый первый большой фильм, где мне поручили роль главного героя.

Бенжамен: мне тоже очень понравилось работать с Франсуа Озоном. Самое сложное для актера — это позволить себе раскрыться, показать свои эмоции, ведь никогда не знаешь, какое ты будешь производить впечатление на зрителя. Но когда режиссер с именем доверяет тебе настолько, хотя это его 40-й фильм, а ты в самом начале своего творческого пути, и все киношные технические бонусы — свет, звук и монтаж — на твоей стороне, то все получается удивительно легко.

Кадр со съемок фильма «Лето ‘85»

А как вы готовились к съемкам? Нужна ли была специальная подготовка, чтобы перенестись в 80-е?

Б: Для меня не столь важно, в каком времени происходит действие, как те события и те слова, которые выбрал Франсуа для их описания: это была его часть работы, перенести зрителя в 80-ые, нам же нужно было просто играть наших героев — Давида и Алекса. Конечно, у меня была особенная прическа, как в те времена, и одежда, но самым главным для меня был мой текст. Франсуа как-то сказал мне: «Представь, что ты скорпион». Мне показалось, что это любопытное сравнение. У скорпиона красивый панцирь — мы можем любоваться им часами, но позади у него обязательно есть хвост с ядовитой иглой, которым он может ужалить до смерти (или сам себя убить). Я старался сначала беречь и показать свой панцирь, а потом ввел в дело роковой хвост! (смеется)

Ф: Да, согласен с тобой, когда я готовился к съемкам, для меня тоже была важна не столько эпоха, сколько мой персонаж. А хороший герой, он ведь, по сути, вне времени. Поэтому моей главной задачей было показать зрителю, как мой Алекс восхищается Давидом. И когда я познакомился с Бенжаменом, я сразу перестал воображать Давида со страниц сценария  — я стал работать над чувствами вокруг образа, который придумал для Давида Бенжамен. И с этого момента все стало выкристаллизовываться, становится настоящим. 

«Лето ‘85»

Получилась дружба и на экране, и за кадром!

Б: Определенно, это нечто большее, чем дружба на экране. Нам с Феликсом удалось сформировать уникальный творческий союз.  Мы не думали каждый о своей роли — а скорее были сконцентрированы на нашем дуэте, именно поэтому наши чувства на экране выглядят так искренне. 

Ф: В любом случае наши роли не могут существовать друг без друга. Если я не смогу показать, до какой степени Давид очаровал Алекса, то как же зритель сможет поверить в его чары? Мы только и делали, что обсуждали с Бенджаменом наши роли…

Б: …да и мы и жили на протяжении всех съемок вместе в одном доме! Поэтому игра на площадке плавно переходила в обсуждения о плане действий на следующий съемочный день. Редко когда актеры проводят столько времени вместе, обычно вечерами все расходятся по своим комнатам в отеле, и все.

А вы были знакомы до съемок в фильме?

Ф: Нет, но мы теперь друзья и каждый день созваниваемся.

Б: Конечно, когда нас связывают такие воспоминания…

Ф:..об том невозможно забыть!

Б: И вообще мы почти встречаемся (смеется)

Ф: Не слушайте его, он так шутит!

Б: Ладно, пока мы просто друзья

«Лето ‘85»

Я слышала, что вам разрешили оставить себе ваши образы со съемки. Вы носите что-то из костюмов ваших героев? 

Ф: Да, мои любимые джинсы Алекса. Даже сегодня они на мне. Вообще их подогнали специально под меня, и это суперудобно. А вот все остальное из 80-х — не так просто носить.

Б: Согласен с тобой, даже для нашего времени некоторые образы в фильме слишком смелые. Но я тоже часто ношу джинсы со съемок.

В основе сюжета — первые чувства и история любви, которая, к сожалению, заканчивается трагически. На ваш взгляд, первая любовь всегда обречена?

Ф: Мы все слышали про истории бабушек и дедушек, которые встретились в 16 лет, влюбились друг в друга и прожили счастливо вместе всю жизнь. Думаю, это не так просто, и у всех пар есть свои сложные периоды. Но я уверен, что есть те, для кого первая любовь становится последней.

Б: Правда, в наше время такие истории встречаются реже и реже. Со всем тем выбором, который у нас есть сегодня, со всей той независимостью, с которой можно быть в паре сегодня! Я так вжился в роль Давида, что даже немного начал рассуждать, как он. Ну и вообще, есть же те, кто женится в 18 лет и живет вместе до старости, полвека в нелюбви! Вот этот настоящий кошмар.

Ф: Слушай, дело не только в моем герое, который не может предать любовь. Меня так учили родители. Если взялся за что-то, продолжай, не бросай на полпути. Нам, молодым, при любой трудности сразу хочется жечь мосты. Но это неправильно, это решения, которые принимаются на горячую голову. Поэтому я верю в пары, чья первая любовь длится долго-долго и превращается в любовь всей жизни. Но это не самый простой путь.

«Лето ‘85»

Вы верите в дружбу?

Ф: Конечно, дружба — это самая бесконечная форма любви.

Б: Осторожно, тебя могут читать родители!

Ф: ОК, вместе с семьей, когда все хорошо ладят.

Б: Вы, наверное, заметили в фильме, что это безумно красиво, когда дружба перерастает в нечто большее.

А у вас так случалось? Сначала подружиться с кем-то, а потом начать встречаться?

Б: Да, конечно, это очень круто, быть друзьями, а потом завести роман. Но немного рискованно.

Ф: Но зато ты знаешь свою половинку наизусть.

Б: Не буду врать, я предпочитаю любовь с первого взгляда. Когда ты встречаешь девушку на улице и понимаешь, что это она!

Ф: И что, так с тобой уже случалось?

Б: Конечно, много раз.. Только сегодня сел в кафе писать сценарий, и тут девушка говорит мне: «Месье, доброе утро!». А я ей в ответ:  «Пожалуйста, не называйте меня Месье!»

Ф: И так с ним каждый день, как не пойдет в кафе, сразу встречает новую любовь!

«Лето ‘85»

Бенжамен, вижу у тебя в кадре шлем от мотоцикла! Ты ездишь на нем не только в фильме, но и в обычной жизни?

Б: Я всегда увлекался мотоциклами. Это моя страсть! Сколько себя помню, передвигался по Парижу на двух колесах: сначала были велосипеды с мотором для несовершеннолетних (по дизайну они напоминают мотоциклы, но не развивают большую скорость), а потом, когда мне исполнилось восемнадцать, я купил себе настоящий мотоцикл. Кстати, когда я встретил Озона в самый первый раз, я заметил, что он сразу обратил внимание на мой шлем. Тогда мы еще не были хорошо знакомы, говорили в основном о жизни, но уже в тот момент я подумал, что, может быть, когда-нибудь он позовет меня играть к себе героя на мотоцикле.

И напоследок, где вас можно чаще всего встретить в Париже?

Ф: я переехал в Париж только два года назад, а до этого жил с родителями за городом. В основном обитаю у себя на Правом берегу в Девятом округе. Наверное, чаще всего меня можно встретить на местной баскетбольной площадке Duperré у площади Пигаль. Или на прогулке в сквере Монтолон.

Б: Я родом из Парижа, и я постоянно в движении с Левого берега на Правый. То езжу к родителям в Шестнадцатый округ, то к бабушке с дедушкой — в Пятнадцатый, то к друзьям — в Девятнадцатый. Поэтому чаще всего меня можно встретить в обычном парижском кафе — я не люблю повторяться, и у меня нет одного самого любимого места, но скажу по секрету, что я взял привычку каждый день писать по несколько страниц текста за чашкой кофе в ожидании моей судьбы.

«Лето ‘85»