Стиль жизни

Гастрономические тренды, популярные маршруты для путешествий, ультрамодные гаджеты, интерьерные тренды и автомобильные тест-драйвы.

За что ругают «Однажды... в Голливуде» и Квентина Тарантино

Разбираемся, уместна ли критика в адрес девятого фильма Квентина Тарантино

Девятый и, если верить самому режиссеру, предпоследний фильм Квентина Тарантино «Однажды... в Голливуде» делает успехи как в заокеанском, так и в российском прокате, а классика тем временем уличают в самых разных непростительных грехах. Кинокритик ELLE разбирает их по порядку — и придирается на бис.

Видео начнется после рекламы

Претензия №1: амбивалентность по отношению к #MeToo

Когда Квентин Тарантино писал сценарий фильма о «Семье» Чарльза Мэнсона, Голливуд был совсем другим — хотя бы потому, что среди продюсеров будущего «Magnum Opus» (так, со свойственной ему скромностью, режиссер озаглавил черновик сценария), как всегда, числился Харви Вайнштейн. Во время Харвигейта Квентин был одним из первых, к кому обратились за комментариями, и они не успокоили. Да, режиссеру была хорошо известна репутация Харви. И да, он «не придавал значения инцидентам» — хотя среди многочисленных пострадавших были его экс-герлфренд (Мира Сорвино) и серийная муза (Ума Турман). Практически одновременно с признаниями Умы всплыла архивная запись шоу Говарда Стерна, где Тарантино неуклюже защищал режиссера Романа Полански, называя его 13-летнюю жертву Саманту Геймер «тусовщицей», которая «сама напросилась».

«Однажды... в Голливуде»: за что ругают Тарантино (фото 4)

Харви Вайнштейн и Квентин Тарантино

Квентин потом публично извинился перед Геймер (и, как выяснилось, в свое время заставил Вайнштейна извиниться перед обеими актрисами), но осадок остался. Права на «Magnum Opus» в итоге достались Sony, кино оказалось вообще не про Мэнсона, но убитая «Семьей» Шерон Тейт и ее муж Полански в фильме фигурируют.

Впрочем, куда большее внимание обратил на себя один из двух главных протагонистов, каскадер Клифф Бут (Брэд Питт). Голливудская карьера персонажа забуксовала из-за обвинений в насилии — цитируя одного из третьестепенных персонажей, Бут «убил свою жену и остался безнаказанным». Фильм не делает однозначных выводов на этот счет, но настаивает на симпатии к Клиффу — лаконичному, мужественному, на щедрое предложение интимного свойства просящему подтвердить, что девушке уже исполнилось 18. Демонстрирует ли это его моральный компас или осторожность циника, которому однажды сошло с рук кое-что похуже? Тем более, что у героя Питта есть реальный прототип, про которого ходили идентичные слухи. Нужно ли искать скрытый смысл в том, что «тип» Тейт — «симпатичные талантливые парни, похожие на 12-летних мальчиков»? Случайно ли то, что у Полански нет ни одной реплики? Комментирует Квентин #MeToo или не принимает всерьез? Амбивалентность — не то слово.

«Однажды... в Голливуде»: за что ругают Тарантино (фото 6)

Претензия №2: неосторожное обращение с героинями

В признаниях Умы Турман поклонников больше всего огорчил не инцидент с Вайнштейном, а история с автомобильной аварией на съемках «Убить Билла». Тарантино настаивал, чтобы актриса вела машину без дублерши, Турман думала, что это небезопасно, но уступила режиссеру и в итоге повредила колени и шею. Отношения Умы и Квентина после этого надолго испортились, а следующим фильмом Тарантино оказалось «Доказательство смерти» — би-муви о каскадере-маньяке, жестоко убивающем пятерых девушек, чтобы нарваться на эффектный отпор от трех других.

Немудрено, что после выхода «Однажды... в Голливуде» в zeitgeist вернулась старая песня о Тарантино и насилии — с новым куплетом про сексизм. И поскольку экранные судьбы отдельных представительниц «Семьи» решили не обсуждать во избежание спойлеров, либеральная критика вгрызлась в героиню Марго Робби. Она, во-первых, отправлена на второй план, пока на первом красуются угасающая звезда телевизионного вестерна Рик Далтон (Леонардо Дикаприо) и его верный дублер Клифф. А во-вторых, номинально третья по значимости роль Марго сводится к тому, чтобы ослепительно выглядеть в ожидании трагического финала. Упускается при этом, что центральная — и впрямь практически немая — сцена с Робби в кинотеатре, где показывают кино со всамделишной Тейт — одна из лучших в фильме, австралийка в ней превосходна, а отношение автора к героине кажется даже не деликатным, а очень нежным. Ну а безоговорочно лучшее камео тут у 10-летней Джулии Баттерс, на протяжении некоторого времени фигурировавшей на IMDb-странице фильма как «Мерил Стрип».

«Однажды... в Голливуде»: за что ругают Тарантино (фото 9)

Претензия №3: прикладной расизм

Оба протагониста — белые мужчины старой закалки, а единственный хоть сколько-нибудь заметный представитель этнических меньшинств — выставленный заносчивым болтуном Брюс Ли (Майк Мо), которого, дабы усугубить оскорбление, успевает порядочно помять Клифф. Без обиженных действительно не обошлось: к Шеннон Ли, дочери Брюса, присоединилась баскетбольная легенда Карим Абдул-Джаббар — ныне популярный колумнист прямым текстом назвал изображение Ли «небрежным и несколько расистским». Что ж, при большом желании несколько расистским можно назвать и отсутствие в актерском ансамбле Сэмюэла Л. Джексона, но режиссерское резюме в этом смысле красноречивее любых предметных контрдоводов. Как бы то ни было, сцена с Ли здесь — еще один ударный эпизод (у Питта их, надо признать, особенно много), а если так шутить про мексиканцев нельзя Тарантино, то кому и про что шутить можно?

«Однажды... в Голливуде»: за что ругают Тарантино (фото 12)

Претензия №4: концовка (и общий консерватизм)

Уважая просьбу режиссера не обсуждать концовку его девятого фильма, нельзя не указать на очевидное: с момента, когда она была объявлена противоречивой, любой посмотревший как минимум «Бесславных ублюдков» мог без труда догадаться, чем все закончится. В конце концов, ревизионизм с реваншистским уклоном — суть и соль творческого метода позднего Тарантино. Да, «Однажды... в Голливуде» можно расценить как консервативное нытье или затейливо замаскированную боязнь стать иррелевантным: экранные истерики Дикаприо работают и сами по себе, и на мета-, и на каком-то совершенно über-уровне. Но даже делая провокационные заявления, Тарантино, как правило, не безапелляционен: он явно пленен ушедшей со зверствами «Семьи» и пришедшей с Новым Голливудом эпохой, но есть ли у этой ностальгии отличная от номинальной стоимость? Этот вопрос открыт для трактовок в той же степени, как и то, почему в «Однажды... в Голливуде» громко храпят сразу две спящие красавицы.

«Однажды... в Голливуде»: за что ругают Тарантино (фото 15)

Претензия №5: отсутствие внутреннего цензора

Куда больше, чем все перечисленное выше, в Тарантино смущает его прогрессирующая безнаказанность. «Однажды... в Голливуде» — это бесспорно увлекательное, местами мастерски сделанное кино, которому отчаянно не хватает редактуры. Тут существенны два момента. Во-первых, вскоре после выхода «Бесславных ублюдков» умерла монтажер Салли Менке, бессменная напарница Квентина, с потерей которой его фильмы откровенно сбились с ритма. Во-вторых, по итогам последовавшего за Харвигейтом торга с участием полудюжины заинтересованных в фильме студий Тарантино получил не только почти 100-миллионный производственный бюджет, но и близкую к абсолютной творческую свободу, что в его случае не факт, что здорово. «Однажды... в Голливуде» — это еще и затянутое, местами безнадежно провисающее (даже в термоядерном финале есть эпизоды, где предположительно стоит смеяться, но хочется зажмуриться) кино, которое спасают отдельные сцены и актерские работы — но которое язык не поворачивается назвать magnum opus.

«Однажды... в Голливуде»: за что ругают Тарантино (фото 18)

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Читайте также
Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз