Вопреки распространенному заблуждению, к сериалу «Фарго» оскароносные авторы одноименного фильма имеют преимущественно номинальное отношение. Тем не менее, входя в число продюсеров созданного Ноем Хоули шоу, братья Коэн как минимум дали свое благословение на нескончаемый хит-парад цитат, гиперссылок и прочих «пасхальных яиц» из «Фарго» и других своих фильмов, которыми так славится сериал. Посмотрев первый эпизод его третьего сезона, кинокритик ELLE вспомнил главные фильмы Коэнов и лишь некоторые из их деталей, уже успевших перекочевать на малые экраны.

«Просто кровь»

«Просто кровь»

Отталкиваясь от одних и тех же тем, фундаментальной (природа зла) и поменьше (цена, которую приходится платить за глупость), лучшие фильмы братьев Коэн и сериал Хоули неминуемо близки на сюжетном уровне. С порочной мысли о том, что личные проблемы можно решить с помощью преступления, совершенного другим, начинаются и дебютный фильм Коэнов, и первый сезон «Фарго».

«Воспитание Аризоны»

«Воспитание Аризоны»

Те, кто обратил внимание на схожесть снов о счастливом будущем, которые снились Хаю в «Воспитании Аризоны» и Бетси Солверсон во втором сезоне «Фарго», вероятно, заметят и флэшбек в первом эпизоде третьего, где, глядя на Мэри Элизабет Уинстед, нельзя не вспомнить Николаса Кейджа. Кое-что напоминает и диалог, который в этой серии у двух героев Юэна МакГрегора.

«Перекресток Миллера»

«Перекресток Миллера»

Самым явным сериальным посвящением этому недооцененному неонуару стала сцена в лесу в концовке второго сезона - мало того что одна из его героинь умоляет о пощаде точь-в-точь как Берни (Джон Туртурро) в «Перекрестке Миллера», так еще и завершается все песней «Danny Boy», вовсю звучащей в саундтреке к третьему фильму Коэнов.

«Бартон Финк»

«Бартон Финк»

Пока сериальная вселенная ждет появления собственного сатаны, без кульминационного пожара в ней уже не обошлось, а уж висящие на стенах картины многозначительно подмигивают каждому третьему герою - не мяснику Эду (Джесси Племонс) из второго сезона, так немецкому бюрократу (Геббельс из «Бесславных ублюдков»!) из пролога третьего.

«Фарго»

«Фарго»

ДНК фильма, принесшего Итану и Джоэлу первую из заработанных ими четырех пар «Оскаров», в одноименном сериале, понятно, больше всего. Это и бессовестно врущий дисклеймер («это правдивая история»), и талантливо имитирующая оригинальную музыка, и акценты со сленгом, и женщины-полицейские, и чемодан с деньгами, и ключевые для завязки третьего сезона почтовые марки.

«Большой Лебовски»

«Большой Лебовски»

Фильм, стоящий в резюме Коэнов особняком, в сериале упоминается осторожнее других - самыми заметными «пасхальными яйцами» были упоминание любимого Чуваком (Джефф Бриджес) коктейля «Белый русский» в самом первом эпизоде и кавер-версия песни «Just Dropped In (To See What Condition My Condition Was In)» в саундтреке второго сезона.

«Человек, которого не было»

«Человек, которого не было»

Из фильма с Билли Бобом Торнтоном в сериал перекочевала непредвиденная фиксация на летающих тарелках, одна из которых спасла жизнь Лу Солверсона (Патрик Уилсон) - пока что единственного героя, появившегося в двух сезонах «Фарго» (в первом его играл Кит Кэррадайн). Судя по находке Глории (Кэрри Кун), без намеков на sci-fi не обойдется и новый сезон.

«Старикам тут не место»

«Старикам тут не место»

Тень Антона Чигура (оскароносная роль Хавьера Бардема), неумолимого киллера с непоколебимым профессиональным кодом и незабываемой прической, нависла и над первым сезоном «Фарго», где похожую роль играл Торнтон. Пригодились сериалу и увековеченное Чигуром обращение «friendo», и ограбленная им аптека (из детских воспоминаний выросших в штате Миннесота Коэнов).

«После прочтения сжечь»

«После прочтения сжечь»

Самый очевидный телевизионный оммаж этой умной и злой комедии - образ одержимого фитнесом и обделенного мозгами шантажиста из первого сезона, у Коэнов доведенный до совершенства перекрасившимся в блондина Брэдом Питтом. Вспоминается «После прочтения сжечь» и в связи с первой же сценой третьего сезона.

«Серьезный человек»

«Серьезный человек»

Эта самая сцена, к основному сюжету формально не относящаяся вообще никак, напоминает и об аналогичном - необязательном и незаменимом - прологе «Серьезного человека», уже делившегося с «Фарго» и параболами, и кадрами. Пик их связи - сериальная роль Майкла Стулбарга, явно прислушавшегося к легендарному совету раввина - присмотреться к парковке - из фильма.