Лучшие роли Шона Пенна

Ретроспектива ролей сегодняшнего именинника: обкурок, обидчик Билла Мюррея и охотник на крыс

Сегодня, 17 августа, исполняется 57 лет Шону Пенну. Поздравляя обладателя двух «Оскаров» лучшему актеру и длинного списка романтических побед (который украшают, в числе прочих, Мадонна, Робин Райт, Скарлетт Йоханссон и Шарлиз Терон), ELLE вспомнил самые яркие из его ролей.

«Беспечные времена в «Риджмонт Хай»

(Fast Times at Ridgemont High), 1982

Школьная комедия дебютантки Эми Хекерлинг (в будущем - «Бестолковые») по сценарию дебютанта Кэмерона Кроу (в будущем - «Почти знаменит») полагалась на состоявший из, правильно, дебютантов актерский ансамбль, из которого вышло не меньше полудюжины звезд (включая Дженнифер Джейсон Ли, Фореста Уитакера и Николаса Кейджа), но только один дважды лауреат «Оскара», героя которого здесь представляют как «парня, накуренного с третьего класса». Проведя все отведенное ему экранное время с живописно выпученными глазами, молодой Пенн ввел моду на обращение «чувак» и кое-чему научил Брэда Питта с Джеймсом Франко.

«Мертвец идет»

(Dead Man Walking), 1995

Оперативно переключившись на более серьезное кино («Плохие мальчики», «В упор») и исполнив режиссерский дебют («Индеец-беглец»), Пенн временно завязал с актерской профессией, но, вернувшись, убедил в своем драматическом даре всех, кто в нем сомневался. Соответствующий сертификат - первую оскаровскую номинацию - Шону принесла непростая роль готовящегося к смертной казни убийцы, насильника и расиста, душу которого отчаянно пытается спасти монахиня в исполнении Сьюзен Сарандон (наигравшей на «Оскар» под художественным руководством своего тогдашнего партнера Тима Роббинса).

«Сладкий и гадкий»

(Sweet and Lowdown), 1999

За один из самых вдохновенных перформансов в карьере Пенна в ответе Вуди Аллен, заполучивший его на главную роль в своем, пожалуй, лучшем фильме 1990-х. Играя самовлюбленного джазового гитариста и неутомимого охотника на помоечных крыс, Шон составил прекрасную экранную пару с Самантой Мортон в роли немой прачки (по номинации на «Оскар» заработали оба актера), доказал, что ему по плечу и комедия, и драма (зачастую в одной и той же сцене), и продолжил серию коллабораций с большими режиссерами (в течение трех лет Пенн снялся у Малика, Финчера, Стоуна и Бигелоу).

«Таинственная река»

(Mystic River), 2003

Ну а голливудским классиком, приведшим Шона к его первому «Оскару», стал вышедший в нулевых на пик режиссерской формы Клинт Иствуд. С тем, что Пенн оставил без статуэтки Билла Мюррея («Трудности перевода»), смириться по-прежнему непросто, а вот понять академиков можно без труда: в «Таинственной реке» Шон - непрерывно пульсирующий сгусток ярости, боли и раскаяния - выходит на уровень Де Ниро 1980-х, а снятый по роману Денниса Лихейна (и сделавший востребованным жанр «бостонской драмы») фильм Иствуда застревает в памяти на годы после просмотра.

«Харви Милк»

(Milk), 2008

Академичную драму Гаса Ван Сента сейчас, напротив, вспомнят единицы, но в свое время байопик первого в американской истории открытого гея, избранного в государственный орган власти, произвел мини-фурор. И главным его виновником был, конечно же, Пенн, сыгравший свою самую безупречную в смысле техники роль и покоривший придирчивых академиков, вновь обидевших всеобщего любимца (вернувшегося из небытия с «Рестлером» Микки Рурка), чтобы озолотить Шона (годом ранее отличившегося и в амплуа режиссера - крепчайшей драмой о выживании «В диких условиях»).

«Игра без правил»

(Fair Game), 2010

Последнюю декаду Пенн, будем откровенны, спустил в унитаз (исключение - «Древо жизни», но, если верить актеру, от его роли в фильме Терренс Малик оставил самую малость). Тем ценнее наткнуться на картину скромного, но дефицитного калибра «Игры без правил» - успешно притворяющуюся либеральной пропагандой (в смысле, политическим триллером) семейную драму, где на высоте и закатывающий пару фирменных истерик Шон, и играющая его жену Наоми Уоттс, и знакомый по блокбастерам вроде «Идентификации Борна» и «Грани будущего» коммерческий режиссер Даг Лайман.