Лучшие роли Джуда Лоу

Самые яркие экранные образы звезды «Меча короля Артура»: от генетически совершенного инвалида до пузатого психопата

На этой неделе в прокат выходит «Меч короля Артура» — очередная амбициозная перезагрузка в исполнении Гая Ричи, в поисках вдохновения воссоединившегося со своим же доктором Ватсоном, Джудом Лоу. Готовясь к премьере фильма, где традиционно убедительный в злодейском амплуа Лоу играет вредного британского монарха по прозвищу Вортигерн Тощий, ELLE вспомнил лучшие роли актера.

«Гаттака»

(Gattaca), 1997

Голливудский дебют Лоу, к тому моменту хорошо известного как в лондонском Вест-Энде, так и на Бродвее, состоялся в этой провалившейся в прокате, но дослужившейся до культового статуса антиутопии Эндрю Никкола. За звезд тут будущие бывшие супруги Итан Хоук и Ума Турман, тогда как Джуд преуспевает в роли «человека первого сорта» в одержимом генетическим превосходством мире будущего. Сыграв парализованного экс-пловца, личность которого с его разрешения присваивает герой Хоука, англичанин по-своему предвосхитил роль, сделавшую его звездой.

«Талантливый мистер Рипли»

(The Talented Mr. Ripley), 1999

Речь, разумеется, о «Талантливом мистере Рипли» — заваленной призами и захваленной прессой экранизации романа Патриции Хайсмит. Собрав исключительный актерский ансамбль, режиссер и сценарист Энтони Мингелла доверил Джуду роль первой из жертв титульного героя (Мэтт Деймон), чей главный талант — пускать окружающим пыль в глаза. Скоропостижно покинув экран, Лоу успел извлечь солидные дивиденды из своего патентованного дьявольского шарма, заработав премию BAFTA и номинацию на «Оскар».

«Холодная гора»

(Cold Mountain), 2003

На вторую оскаровскую номинацию Джуд наиграл под художественным руководством того же Мингеллы: теперь уже в главной роли Инмана, американского солдата времен Гражданской войны, чья любовь к дочери священника (Николь Кидман) убеждает его стать дезертиром. Актерский ансамбль хоть куда и здесь, но лучше Лоу в «Холодной горе» разве что Рене Зеллвегер, справедливо награжденная «Оскаром». Интересно, что финальный вклад в трагическую судьбу Инмана внес герой в исполнении юного Чарли Ханнэма, в «Мече короля Артура» играющего титульную роль.

«Близость»

(Closer), 2004

Мелодрама Майка Николса по мотивам его же орденоносной пьесы (в свою очередь вдохновленной знаменитой оперой Моцарта) запомнилась смелыми диалогами и интересным саундтреком, но в первую очередь, конечно же, актерской игрой. Из участников начертанного Николсом любовного четырехугольника (еще трое — Джулия Робертс и номинированные на «Оскар» Клайв Оуэн с Натали Портман) Лоу самый неприятный, ну да ему не привыкать: не задержавшись в образе романтического героя, роли вампирических злодеев Джуд поставил на конвейер.

«Шерлок Холмс»

(Sherlock Holmes), 2009

В том, что в Лоу дремлет превосходный комик, внезапно убедили первые за декаду хиты Гая Ричи, чьи «Шерлоки» заработали свыше миллиарда долларов на двоих. Сиквел при этом оказался чуть ли не лучше оригинала, но откровением стал именно первый фильм, с ходу сделавший акцент не на очередной детективной интриге, а на упоительном broмансе Холмса (Роберт Дауни-младший) и Ватсона (Лоу). Стараниями Джуда знакомый нескольким поколениям зрителей герой предстал в новом, куда более интересном свете (заодно вернувшись к своим литературным корням).

«Дом Хемингуэй»

(Dom Hemingway), 2013

Известный по обе стороны Атлантики ловелас (в разные годы изменявший жене с Сиенной Миллер, а Сиенне Миллер — с няней своих детей) Джуд остается одним из самых завидных холостяков планеты, но в последнее время заставляет почувствовать себя старыми тех, кто взрослеет вместе с ним. В недавней экранизации «Анны Карениной» он, мгновение назад казавшийся отличным выбором на роль Вронского, играл Алексея Каренина, а в криминальной комедии «Дом Хемингуэй» — и вовсе отца Эмилии Кларк. Справедливости ради, к последней задаче Лоу подошел со всей серьезностью: с пивным брюхом и накладным носом.