Лучшие роли Джоэла Эдгертона

Самые яркие экранные образы номинированного на «Золотой глобус» австралийского актера

Работая с середины 1990-х, в Голливуде австралиец Джоэл Эдгертон стал своим сравнительно недавно. Доигравшись до первой номинации на "Золотой глобус", всерьез претендует Джоэл и на внимании Киноакадемии, а ELLE тем временем выбрал самые запоминающиеся из его ролей.

«По волчьим законам»

(Animal Kingdom), 2010

К 2010 году фильмография Эдгертона насчитывала десятки ролей, однако то, что не получилось у двух эпизодов "Звездных войн", удалось маленькому, но гордому инди режиссера-дебютанта Дэвида Мишо. Мощная криминальная драма о ведомом матриархом из преисподней (Джеки Уивер в номинированной на "Оскар" роли) семейном бизнесе стала моментом истины для целого ряда доселе малоизвестных австралийских актеров во главе с Беном Мендельсоном и Эдгертоном - появившимся в кадре на пять или шесть минут, но успевшим наиграть на австралийский "Оскар".

«Воин»

(Warrior), 2011

Куда более заметную роль Джоэл сыграл в еще одной семейной (а также спортивной и, если что, снова блестящей) драме об оказывающихся на одном ринге братьях и их никчемном отце. Львиная доля доставшихся "Воину" комплиментов разделили феноменальный Том Харди и номинированный на "Оскар" Ник Нолти, на фоне которых игра Эдгертона и впрямь не особенно бросается в глаза. Но так, разумеется, и задумывалось: подобно Марку Уолбергу в "Бойце", тихий австралиец - не MVP, но душа, сердце и моральный компас фильма.

«Цель номер один»

(Zero Dark Thirty), 2012

Не поспешив с трансформацией в суперзвезду (хитами не стали ни "Воин", ни послуживший приквелом к одноименной классике хоррор "Нечто", ни диснеевская мелодрама "Странная жизнь Тимоти Грина"), Эдгертон не брезговал ролями второго плана - вроде посильного вклада в выдающийся актерский ансамбль триллера Кэтрин Бигелоу. Еще не очень узнаваемый Джоэл составил компанию еще одной восходящей звезде Крису Пратту - именно им достались ключевые роли участвующих в операции по ликвидации Усамы бен Ладена "морских котиков" в головокружительной концовке фильма.

«Великий Гэтсби»

(The Great Gatsby), 2013

Главным, не считая "Звездных войн", кассовым хитом Эдгертона остается заработавшая пару "Оскаров" и противоречивые отзывы нарядная и пронзительная адаптация великого романа Фицджеральда. Ее режиссер, эпатажный австралиец Баз Лурманн, ожидаемо сделал ставку на голливудскую суперзвезду в лице Леонардо ДиКаприо, но не обидел и соотечественников: в "Гэтсби" сыграли Джейсон Кларк и дебютантка Элизабет Дебики, ну а Джоэлу досталась роль Тома Бьюкенена - богатого и высокомерного выпускника Йеля и мужа Дейзи.

«Подарок»

(The Gift ), 2015

Писать сценарии Джоэл начал довольно давно, уже пригодившись в этом качестве и своему брату Нэшу ("Квадрат"), и тому же Мишо ("Ровер"), и постановщику "Воина" Гэвину О'Коннору ("Джейн берет ружье"). Но полноценным дебютом Эдгертона-кинематографиста стал написанный, снятый и спродюсированный им (причем, кажется, по мотивам "трилогии мести" корейца Пака) психологический триллер о скелете (сам Джоэл) в шкафу молодой, симпатичной и внешне благополучной пары (Джейсон Бейтман и Ребекка Холл).

«Черная месса»

(Black Mass), 2015

Потенциального соискателя "Оскаров" в Эдгертоне впервые признали с выходом криминальной драмы о странном сотрудничестве одиозного бостонского гангстера Уайти Балджера (это с него был списан герой Джека Николсона в "Отступниках") и агента ФБР. Став бенефисом Джонни Деппа, фильм запомнился и доброй полудюжиной ярких второплановых выходов - во главе с играющим фэбээровца Джоэлом. Академики "Черную мессу" проигнорировали, но Эдгертон не сдается, вторую зиму подряд фигурируя в каждом уважающем себя оскаровском шорт-листе.

«Лавинг»

(Loving), 2016

Свою бесспорно лучшую роль австралиец сыграл в минувшем году, украсив историческую драму Джеффа Николса о преступном для американского Юга 1950-х межрасовом браке. Не преуспевший в прокате, но собравший отличную прессу "Лавинг" заработал номинации на "Золотой глобус" обоим своим звездам: роль Рут Негги стала ее широкоэкранным прорывом, а Эдгертон достигает абсолютного совершенства в драматической сдержанности (что гарантирует ему дальнейшее трудоустройство, но не благосклонность привыкших к несколько более огненным перформансам академиков).