В российский прокат вышла «Круэлла» — еще одна попытка переписать диснеевский канон, выставив вчерашнюю злодейку (ранее известную как Стервелла) обиженной обстоятельствами антигероиней. Кинокритик ELLE смотрел на эту идею со скепсисом, но вынужден признать, что стараниями Эммы Стоун «Круэлле» почти удалось невозможное.

Пережив детскую травму, озорница Эстелла (в свои худшие дни зарабатывающая альтернативное имя Круэлла) вырастает в Эмму Стоун и оказывается в Лондоне времен панк-революции 1970-х. Отточив мастерство мошенницы в компании детских друзей Джаспера (Джоэл Фрай) и Хораса (Пол Уолтер Хаузер), Эстелла отчасти при их помощи, а где-то волей случая получает работу ее мечты — в модном доме фэшн-легенды Баронессы (Эмма Томпсон), обладательницы угрожающей репутации и трех еще более свирепых далматинцев.

Фото №1 - «Круэлла»: злодеи выходят из моды

Далматинцы тут плохие, их будущие похитители — хорошие, а любительница шить одежду из щенячьих шкурок — недопонятая жертва чужих злодейств. Проверенная «Малефисентой» и продиктованная повесткой дня диснеевская мода делать вид, что в мире не осталось людей, выросших на их классике, незаметно успела стать общим местом. Можно без раздумий сказать, что режиссер Крейг Гиллеспи оглядывается на «Малефисенту», а можно присмотреться и заметить, что немногим меньше общего у «Круэллы» и с его же «Тоней против всех», и с недавним «Джокером».

Фото №2 - «Круэлла»: злодеи выходят из моды

Имея в своем распоряжении более-менее неограниченный бюджет (на один только песенный саундтрек явно ушли миллионы), Гиллеспи не ограничивает себя и в диапазоне источников вдохновения. Среди них есть и очевидные («Дьявол носит Prada» с Томпсон вместо Мерил Стрип), и невероятные («Славные парни» Скорсезе), и ленивые (любой фильм-ограбление, снятый за последние пару десятилетий) — заметно, что у режиссера есть как минимум фантазия, и похоже, что позволили ему больше, чем принято в таких случаях.

Фото №3 - «Круэлла»: злодеи выходят из моды

Впрочем, истинным облагораживанием сомнительной затеи занят тут все же не Гиллеспи. «Круэлла» — шоу Эммы Стоун, и со своей ролью она делает даже больше, чем Анджелина Джоли — в той же «Малефисенте». Понятно, что у обеих есть по актерскому «Оскару», но все равно впечатляет, как Стоун в буквальном смысле на пустом месте, беседуя с фонтаном, выворачивает ручки драматизма на 11 из 10 — точь-в-точь как в памятной «Audition» из орденоносного «Ла-Ла Ленда» — и превращает удачный кастинг в отличную роль.

Фото №4 - «Круэлла»: злодеи выходят из моды

Среди других удач «Круэллы» — выдающийся дизайн костюмов авторства Дженни Беван («Безумный Макс: Дорога ярости»), эффектные декорации и уже упомянутый саундтрек, озвучивающий главными песнями 1960-х и 1970-х, от Нины Симон и The Doors до Blondie и Queen, едва ли не каждую мало-мальски значимую сцену. В какой-то момент даже можно заметить, как ответственные за лицензирование люди начинают считать деньги и вместо оригиналов в ход идут кавер-версии — видимо, чтобы хватило на украшающую концовку программную песню The Rolling Stones.

Фото №5 - «Круэлла»: злодеи выходят из моды

Вопрос лишь в том, соответствует ли саундтреку сюжет. В «Круэлле» есть перебивающая финальные титры сцена, формально объясняющая связь нового фильма и анимационного оригинала 60-летней давности, но объясняет ли приквел, как Эстелла стала Круэллой? Очевидно, нет — это две совершенно разные героини, у одной из которых есть предыстория, мотивация, моральная амбивалентность и  тому подобное, а у другой нет ничего, кроме карикатурной целеустремленности сшить красивое пальто. В этом можно усмотреть конфликт, но когда Эмма Стоун под раскаты риффов The Stooges взрывает модный мир, этого делать не хочется.

 

7/10