Жизнь за царя: актеры о съемках в «Матильде» Алексея Учителя

Главные герои самой обсуждаемой и неоднозначной российской премьеры

Проектов, равных «Матильде», в современном российском кинематографе практически нет. Большие фильмы требуют больших денег, большой энергии и большой удачи. В данном случае Алексею Учителю, автору идеи и режиссеру ленты, ценой огромных усилий удалось сделать так, чтобы все три условия сложились идеально.

На Михалине: жакет и брюки из хлопка и ­эластана, все — Max Mara; бра из ­кружева, Intimissimi; подвеска, Christian Dior
Фото
Erik Panov
Стиль
Maria Pepelova

На съемочной площадке фильма с бюджетом в 25 миллионов долларов (для отечественного кино цифра внушительная) команда собралась интернациональная. Ради роли балерины Матильды Кшесинской 25-летняя актриса Михалина Ольшанска оставила на год семью и друзей в Польше. Ларс Айдингер, чтобы вновь и вновь перевоплощаться в Николая II, в буквальном смысле жил на колесах (и крыльях), курсируя между родной Германией и Россией. А Григорий Добрыгин, играя великого князя Андрея Романова, супруга Кшесинской, впервые за долгое время рискнул сняться в российском кино.

«Для меня съемки в «Матильде» стали воплощением мечты, — признается Михалина. — Романтическая история, роскошные костюмы, грандиозный размах — я всегда хотела стать частью такого проекта. Для молодой актрисы вроде меня это все равно что попасть в сказку. Когда я пришла на площадку, где были выстроены декорации для эпизода коронации Николая II, то почувствовала себя Алисой в Стране чудес. Как же я плакала в последний день съемок! Не могла представить, что больше не буду надевать эти прекрасные наряды…» Труднее всего Михалине далась разлука с близкими и друзьями — год съемок прошел в неимоверно напряженном графике. Ностальгию компенсировал теплый прием в России: актриса по­дружилась не только со своей переводчицей и коллегами, но и с режиссером картины Алексеем Учителем: «Вначале он кажется холодным, отстраненным, а потом понимаешь, какое у него доброе и горячее сердце».

На Михалине: топ из шелка, H&M Studio
Фото
Erik Panov
Стиль
Maria Pepelova

Чтобы вжиться в образ балерины, Ольшанской пришлось попотеть у ­балетного станка шесть месяцев. Но характер Кшесинской актриса сразу раскусила: «Она была страстной и увлекающейся, на 100 % отдавалась «моменту». Она любила Николая и хотела быть с ним, но только спустя долгое время поняла, какое трудное решение пришлось принять будущему императору, выбирая между своей страстью и чувствами к родине». Погрузиться в российскую историю также оказалось несложно — в семье Михалины всегда ценили русскую культуру. «Ду-ше-щи-па-тель-но! — неожиданно произносит по-русски актриса. — Таким эпитетом в нашей семье награждали любое действительно стоящее произведение искусства. Русские композиторы, писатели, поэты — я на них выросла». Григорий ­Добрыгин подтверждает: актриса просто делает вид, что плохо понимает по-русски. «Наверное, чтобы к ней было меньше вопросов». (Смеется.)

«Если честно, я не смог даже дочитать дневники балерины — меня от них воротило, — говорит актер. — Этой женщине казалось, что мир вертится вокруг нее, от чтения ее биографии возникает чувство, будто во рту бесконечная сахарная вата. Невероятно приторно! Михалина мне показалась интереснее, чем ее исторический прототип», — рассказывает актер. Зато князь Андрей Владимирович, которого сыграл Григорий, оказался ему близок — и это при том, что изначально Добрыгину была предложена другая роль в картине. «Мне нравится преданность и верность Андрея, его стремление пронести сквозь всю эту хитросплетенную историю свое чувство к Матильде. Это именно тот образ, который я хотел транслировать зрителям».

На Григории: джемпер из шерсти; Versace
Фото
Erik Panov
Стиль
Maria Pepelova

Григорий никогда не горел желанием играть исторических персонажей и, по его словам, не скоро захочет снова «примерить на себя чей-то мундир». Мотивировал Григория интерес к работе с Алексеем Учителем, а удваивал его отличный кастинг во главе с Ларсом Айдингером. «­Несколько лет назад я был в берлинском «­Шаубюне» на спектакле «Гамлет», главную роль в котором исполнял Ларс, и был поражен его актерской свободой».

Впрочем, на съемочной площадке «Матильды» Ларс был не столь уверенным в себе, как обычно. Сложные исторические костюмы, грим, который наносили в течение двух часов, и абсолютно чужая языковая среда — актер не знает русского и свой текст заучивал наизусть, как набор музыкальных звуков, — заставляли немца постоянно сомневаться в том, что он говорит и делает. Но в незавидном положении «своего среди чужих» актер неожиданно ощутил сходство с самим Николаем II и нашел ключ к пониманию образа последнего русского императора — нерешительного и ­одинокого человека.

На Ларсе: пиджак из шерсти и хлопка, Brunello Cucinelli; водолазка из кашемира и шелка, Pal Zileri, рубашка из хлопка, брюки из шерсти, все — Etro; носки, Falke; ботинки из кожи, Moreschi
Фото
Erik Panov
Стиль
Maria Pepelova

«Роль правителя страны оказалась слишком грандиозной для ­Николая II, — говорит Ларс Айдингер. — В каком-то смысле его роль в фильме для меня тоже великовата. Думаю, такое сопоставление было изначально задумано Алексеем Учителем, чтобы я смог лучше вжиться в нужный образ». Актер не долго думал, решаясь на положительный ответ режиссеру — он признается, что всегда любил русскую культуру, которая «повлияла и на развитие немец­кого искусства»: «Не могу сказать, что основательно готовился к роли. Не люблю читать воспоминания или мемуары перед тем, как приступить к работе. Мне нужно самому разобраться с персонажем, понять через сценарий, какой он человек. Самым запоминающимся эпизодом для меня стали съемки коронации Николая II. Мы снимали эту сцену очень долго, и в какой-то момент я прочувствовал всю странность ситуации — я, простой немецкий парень, стою посреди русского собора, одетый в роскошную парадную форму, и под аплодисменты сотен людей мне на голову надевают корону российского самодержца. Это ­было удивительно. Помню то ­чувство могущества и силы, которое я ощутил... Ведь каждая девочка мечтает хотя бы недолго побыть ­принцессой, а каждый мальчик хочет быть ковбоем или принцем. А еще лучше — ­императором».

Редакция выражает благодарность музею Константина и Виктора Мельниковых за помощь в организации и проведении съемки. muar.ru/dom-melnikova