Кинотеатр юного зрителя: взрослый и маленький критики обсуждают «Историю игрушек 4»

21-й фильм студии Pixar — глазами взрослого и ребенка в специальном обзоре ELLE

«История игрушек 4»

Toy Story 4

Через пару лет после событий «Истории игрушек: Большого побега» шериф Вуди (в оригинале — Том Хэнкс) и космический рейнджер Базз и другие обычные подозреваемые продолжают жить с унаследовавшей их девочкой Бонни, которой предстоит большое испытание — первый день в нулевке. Справиться со стрессом Бонни помогают заботливый Вуди и ее школьная поделка, спорк по имени Вилкинс, у которого свои проблемы: столовому прибору хочется быть не игрушкой, а в ближайшую мусорную корзину.

К выходу третьей «Истории игрушек» колдуны из Pixar успели привыкнуть ко многому — восторженной прессе, рекордным сборам, будничным победам на «Оскаре» (благо анимационную категорию там придумали, кажется, специально ради них), — но не к тому, что их начнут сравнивать с Фрэнсисом Фордом Копполой. Однако так все и вышло: взяв 11 лет на раздумья, «История игрушек» переплюнула «Крестного отца», дополнив каноническую дилогию предельно близким к совершенству финалом, на котором дети хрюкали от восторга, а их родители еле сдерживали — если сдерживали — слезы.

Что, как ни крути, неудивительно: на первых «Историях игрушек» выросло целое поколение, и к первым в истории анимации миллиардным сборам (в разгар эпохи планшетов и смартфонов) «Большой побег» привело именно оно — успевшее обзавестись собственными детьми, но в известном смысле являвшееся целевой аудиторией фильма. Этим же можно объяснить и вроде бы противоречивое решение Pixar сделать еще один сиквел: вознаградив катарсисом взрослых, студия как будто решила вернуть свою тотемную франшизу детям.

Это не означает, что «Истории игрушек 4» недостает терапии для души или пищи для размышлений. Напротив, один из новых героев переживает полномасштабный экзистенциальный кризис, хорошо забытый старый перевоспитывает Вуди из эгоиста в активиста, и даже положительный, но туповатый Базз внезапно находит внутренний голос. Никуда, впрочем, не делся и юмор, за который в ответе другие новобранцы — обманчиво пушистые Утя и Зая и канадский каскадер Дюк Кабум в уморительной озвучке переживающего вторую молодость Киану Ривза.

Претензия ко всему этому может быть только одна и довольно натянутая: ничего принципиально нового к уже сказанному в оригинальной трилогии четвертая серия (назовем ее кодой) не добавляет. Да, в концовке «История игрушек» придет к неизбежной для долгоиграющих франшиз линии со сменой караула и популярной в 2019 году идее гендерного паритета (среди восьми сценаристов фильма — известная в амплуа актрисы Рашида Джонс и еще две женщины). Но всхлипывать в этот раз почти не придется — зато поводов улыбнуться тут как никогда много.

8/10

Комментарий от кинокритика Мишель Ф., 8 лет:

«Мне очень, ооочень понравился мультфильм новая «История игрушек». Больше, чем «Тайная жизнь домашних животных», а ведь и он был очень смешной. Больше всего мне понравился персонаж — маленькая девочка-полицейский. Она была самая классная из всех. И такая смелая! Самый смешной момент — это когда мягкий Зая и его друг Цыпа ночью явились к бабушке, чтобы ее напугать. А вот самые страшные — это мальчики-куклы с ужасными красными ртами, которые охраняли девочку. Ужас! Они такие жуууткие.

Приеду домой — обязательно сделаю Вилкинса для мамы и папы. Будет у нас домашняя живая вилка.

Чему научил меня этот мультик? Тому, что нельзя влюбляться просто так и в кого попало. А еще — нельзя выбрасывать игрушки, так как они не игрушечные совсем, а живые.

И у меня вопрос, мам, ты не знаешь, КАК игрушки могут целый день сидеть с одним лицом и не моргать?»