Париж, конец XIX века. Талантливый инженер Гюстав Эйфель мечтает строить метро, подземную железную дорогу будущего. Однако встреча с таинственной женщиной из его прошлого буквально переворачивает мир Эйфеля. Их головокружительный роман вдохновляет его на создание немыслимого архитектурного шедевра — гигантской ажурной башни, ставшей в итоге символом Парижа, романтики и любви. Очертания башни, напоминающей букву «А», — это посвящение Адриенн, главной любви всей жизни архитектора… Возлюбленную Эйфеля в ленте сыграла француженка по отцу и британка по матери Эмма Маккей, которую все мы помним по роли Мэйв Уайли в сериале «Сексуальное просвещение».

ELLE Эмма, в фильме «Эйфель» действие происходит в конце XIX века и ваша героиня говорит на французском. А параллельно вы снимались в сериале «Сексуальное просвещение», действие которого происходит в современности и в котором вы играете на английском. Каково было перестраиваться?

ЭММА МАККЕЙ Было здорово! Я воспринимаю такой опыт как дар, и мне очень повезло, что я смогла сыграть в обоих проектах. Иногда мне казалось, будто я одновременно проживаю две разных жизни, но все сложилось. Для актера это наилучший исход, когда есть возможность играть разные роли и реализовываться через профессию, при этом занимаясь любимым делом. По будням я играла Мэйв, а по выходным — Адриенн, так я и жила несколько месяцев, наслаждаясь процессом. Тут грех жаловаться.

Она похожа на букву «А» и посвящена загадочной брюнетке. Что еще нужно знать про Эйфелеву башню этой осенью?
Кадр из фильма «Эйфель»

Как бы вы сравнили две роли и два проекта между собой — сериал про наши дни и исторический фильм?

Для меня главная разница заключалась все-таки в форматах сериала и фильма. Это влияло на темп съемочного процесса. Что странно, разница в эпохах не так ощущалась. «Эйфель» — костюмированная мелодрама, рассказанная современным языком. Она не провисает по ритму, у нас не было жёстких рамок, мы не были привязаны к истории и чувствовали себя достаточно свободно. Мартин Бурбулон — наш режиссер — с самого начала хотел, чтобы мы чувствовали себя как можно естественнее, свободнее и современнее. Так что мне очень понравился процесс. Заметная разница была, скорее в языке: по будням я играла на английском, а на выходных перевоплощалась в француженку из XIX века — это было интересным упражнением.

Она похожа на букву «А» и посвящена загадочной брюнетке. Что еще нужно знать про Эйфелеву башню этой осенью?
Кадр из фильма «Эйфель»

При этом ваша героиня в «Эйфеле» такая утонченная, тогда как героиня из «Сексуального просвещения» очень дерзкая.

Да, но мне кажется, что и в Адриенн есть немножко дерзости. В хорошем смысле, разумеется.

 Как вы готовились к этой роли, учитывая, что у Гюстава Эйфеля есть реальный прототип, а в случае с Адриенн все не так однозначно?

Обе персонажа основаны на реальных людях. Адриенн тоже жила, у них правда были отношения, они даже хотели пожениться, но не сложилось, потому что их планам помешал её отец. Это было на самом деле, она живой человек. Действительно, про Гюстава известно гораздо больше. Про мою героиню мы знаем только, что она принадлежала к высшему классу и была из Бордо. Ну, и что чуть не вышла замуж за Эйфеля — вот, в общем-то, и всё. Так что у меня было больше свобода при создании образа.

Она похожа на букву «А» и посвящена загадочной брюнетке. Что еще нужно знать про Эйфелеву башню этой осенью?
Кадр из фильма «Эйфель»

Что для вас значит Эйфелева башня? Это просто памятник архитектуры, или же у вас есть личные истории, связанные с ней?

Я не росла в Париже, но теперь, естественно, я смотрю на нее совершенно другим взглядом. Для меня она уже как подруга, пусть это и звучит как клише. Ничего не могу с собой поделать: всякий раз, когда ее вижу, на меня накатывают эмоции и я улыбаюсь.

Вы поднималась на нее в качестве туриста?

Нет, я никогда не была там, наверху. Звучит абсурдно, но, тем не менее, это так.

Она похожа на букву «А» и посвящена загадочной брюнетке. Что еще нужно знать про Эйфелеву башню этой осенью?
Кадр из фильма «Эйфель»

Сейчас вы готовитесь к съемкам в еще одном историческом фильме «Эмили», в котором тебе досталась заглавная роль — писательницы Эмилию Бронте…

Да, мы снимаем в Йоркшире, в Англии. Мне очень нравятся костюмированные драмы, к тому же я изучала английский язык и литературу в колледже (у Эммы степень бакалавра литературы, полученная в Нантском колледже. — Прим.ред). Поэтому возможность сыграть Бронте, еще и в Йоркшире, где я жила, впервые оказавшись в Британии, для меня очень ценна. (Эмма окончила Лидский университет в Йоркшире, театральное отделение. — Прим.ред.). Как и в случае с «Эйфелем», этот фильм — не байопик Бронте, а лишь наша интерпретация некоторых аспектов ее жизни. В том числе связанных с романом «Грозовой перевал».

Вы играете одного и того же персонажа в двух разных временных линиях — в молодости и в зрелом возрасте. Как вы готовились к этому вызову?

Все получилось органично, я бы сказала. Съёмочный процесс поделился на два этапа: первый мы завершили до пандемии, а второй начали уже после снятия ограничительных мер. В первую очередь мы отсняли флэшбеки, то есть события, идущие первыми по хронологии. Из-за всего этого съемки второго этапа ощущались как работа над новым фильмом. Нам повезло вернуться к съемкам в новых костюмах с новыми прическами, все было новым, и персонажи в какой-то степени тоже, однако все осталось знакомым, ведь мы уже играли этих героев. Было очень интересно, и этот переход получился довольно естественным. К тому же нам помогала съёмочная команда — от гримеров до костюмеров. Меня специально не сильно старили гримом, не добавляли кучу морщин, все должно было быть органично. И я думаю, что все сложилось.