Дорога к «Оскару»: лучшие актеры второго плана

Рокуэлл, Хаммер, Эльба и Дефо — в первом обзоре вероятных фаворитов «Оскара-2018»

И снова здравствуйте: как водится, не отставая от ведущих голливудских синоптиков, кинокритик ELLE начинает обратный отсчет дней, премьер и звездных дефиле, оставшихся до запланированной на 4 марта 90-й церемонии вручения «Оскаров». Первые в очереди — главные из соискателей пяти мест в категории «Лучшая мужская роль второго плана».

Сэм Рокуэлл

«Три биллборда на границе Эббинга, Миссури»

Проведя под носом у академиков как минимум последние 15 лет, один из самых надежных — и недооцененных! — актеров Голливуда наконец-то обнаружил себя в статусе лидера оскаровской гонки — до того сразил всех его мастерский выход в роли провинциального копа в номинально являющейся сольным бенефисом Фрэнсис МакДорманд черной комедии Мартина МакДоны.

Арми Хаммер

«Зови меня своим именем»

Мало кто сомневается и в том, что в пятерке номинантов окажется Хаммер, которому может помешать только то, что его роль более опытного из двух молодых любовников, строго говоря, главная. Как бы то ни было, она для него еще и лучшая в карьере, а драма итальянца Гуаданьино — молниеносный европейский ответ «Лунному свету», и хотя бы поэтому один из фаворитов оскаровского пула.

Уиллем Дефо

«Проект «Флорида»

1987 годом датируется первая из двух оскаровских номинаций Дефо — всеми уважаемого ветерана индустрии, впервые за долгое время являющегося главным украшением актерского ансамбля на что-то претендующего фильма. Герой Уиллема — душа и сердце этой скромной, но чуткой драмы о людях, выброшенных на обочину американской мечты.

Бен Мендельсон

«Темные времена»

Колин Ферт свой «Оскар» выиграл именно за роль британского короля Георга VI, и хотя «Темные времена» — это в первую (а также во вторую, третью и тридесятую) очередь tour de force Гари Олдмана, бытует мнение, что и австралиец Мендельсон — один из самых интересных актеров последних лет и главная звезда щедрого на них сериала «Родословная» — без номинации не обойдется.

Марк Райлэнс

«Дюнкерк»

Когда осядет пыль, главным фаворитом оскаровской гонки вполне может оказаться еще одна британская драма о Второй мировой. Самому амбициозному и, пожалуй, лучшему из эпосов Кристофера Нолана светят в основном награды за техническое совершенство, но если внимания академиков хватит на актерский ансамбль, то его бесспорный MVP — первенствовавший в этой категории два года назад Райлэнс.

Ричард Дженкинс

«Форма воды»

70-летний Дженкинс — еще один соискатель «ветеранского» слота, на который в этом году претендуют и Патрик Стюарт, и Харрисон Форд, и чуть ли не Марк Хэмилл. Однажды наиграв на номинацию в фильме («Посетитель»), который видели единицы, в этот раз Ричард предстает в мясистой роли (пожилого гея и ближайшего друга главной — немой — героини) у визионера Гильермо дель Торо.

Джейсон Митчелл

«Ферма «Мадбаунд»

Несмотря на прошлогоднее торжество diversity, академики вряд ли забыли предшествовавший ему белый-пребелый пул, где одним из обиженных многие сочли именно Митчелла («Голос улиц»). В «Мадбаунде» набирающий репутационные баллы актер (также замеченный в хитовом «Конге» и превосходном «Детройте») выделяется на фоне полудюжины звезд.

Идрис Эльба

«Игра Молли»

Еще одна жертва оскаровской слепоты двухлетней давности, Эльба вступил в элитный клуб актеров, чья многажды заслуженная номинация — вопрос времени и подходящей роли. Сыграл ли он ее у дебютировавшего в режиссуре Аарона Соркина, сказать пока сложно, но первые отзывы о работающем с его пулеметными диалогами Идрисе заставляют верить в лучшее.

Вуди Харрельсон

«Три биллборда на границе Эббинга, Миссури»

Академики, мягко говоря, не привыкли злоупотреблять номинациями по адресу одного фильма в конкретной категории (последний такой дубль удался 26 лет назад «Багси»), но 2017 год проверит их на прочность как минимум дважды. Во-первых, играющими коллег по полицейскому департаменту Эббинга, Миссури (и не покидающими пик формы) Рокуэллом и Харрельсоном.

Майкл Стулбарг

«Зови меня своим именем»

А во-вторых, действительно второплановой — и вполне блестящей — ролью Майкла Стулбарга, в свое время оставшегося без номинации за сделавший ему имя выход вСерьезном человеке» братьев Коэн, а у Гуаданьино преуспевающего в амплуа прогрессивного родителя юного квира. К тому же у Стулбарга тут есть сольная сцена, просто-таки напрашивающаяся на оскаровский клип.

Рэй Романо

«Любовь — болезнь»

Ну а бюллетень кинокритика ELLE украсит в этот раз телевизионный титан Романо («Все любят Рэймонда», «Винил»), впервые блеснувший на широком экране в одном из лучших фильмов года —списанной с реальной love story ее сценаристов умной и смешной трагикомедии, где Рэй и Холли Хантер поминутно крадут шоу в ролях родителей лежащей в коме девушки.