«Чужак»: Баба-Яга против в лучшем сериале зимы

Чем и насколько хороша очередная телевизионная адаптация Стивена Кинга

На HBO финишировал первый — и есть смутное подозрение, что не последний — сезон «Чужака», заявленного как мини-сериал шоу по мотивам одноименного романа Стивена Кинга. Критик ELLE делится впечатлениями от самого запоминающегося дебюта телевизионной зимы.

В маленьком американском городке зверски убит ребенок. Многочисленные улики указывают на Терри Мейтланда (Джейсон Бейтман) — примерного семьянина и тренера школьной бейсбольной команды, которого арестовывают на глазах у детей и их родителей. Детектив Ральф Андерсон (Бен Мендельсон) убежден в виновности Мейтланда — пока не знакомится с другими неопровержимыми уликами, доказывающими обратное. Помочь разобраться в темной истории просят частного детектива Холли Гибни (Синтия Эриво), вскоре выходящую на след истинного убийцы — и правда окажется страшнее, чем можно было предположить.

«Кто такой Терри?» — спросила детектива Андерсона частная ищейка Гибни, и аудитория «Чужака» в одночасье потеряла самообладание. Разумеется, это может не означать вообще ничего — как и загадочная улыбка Холли в ответ на программный вопрос Ральфа, как и призрак детектива Хоскинса у нее за спиной, как и царапина на ее руке. У Гибни, как нам уже известно, посттравматическое расстройство, ее только что завалило острыми камнями, а всевозможные загадки — это ее хлеб с маслом. И все же — «Кто такой Терри?» Что, черт возьми, это значит?

«Чужак»: Баба-Яга против в лучшем сериале зимы (фото 3)

Загадка, с которой все начиналось, звучала зловеще, но вполне в духе очередного сезона «Настоящего детектива» — со странными усложнениями. В романе Кинга связанная с Терри Мейтландом детективная интрига тянется долго, а переход от необычного к паранормальному и вовсе стайерский. Что немудрено: в искусстве нагнетания обстановки у маэстро по-прежнему мало равных. В сериале Ричарда Прайса (номинированного на «Оскар» сценариста «Цвета денег» и целой россыпи хитов HBO, от «Прослушки» до «Однажды ночью») все иначе: то, что убийца — не дворецкий, понятно сразу.

Написавший большинство эпизодов Прайс поработал с оригинальным текстом на славу — добавив, в частности, линию с покойным сыном Андерсона, благодаря которой сюжет стал богаче, а так идущий Мендельсону образ скорбящего — глубже. Сам актер признается, что съемки шоу и в особенности его финального эпизода были «сложнейшими неделями за мои 30 с чем-то лет работы», и хотя Мендельсон тут, как обычно, выше всяких похвал, нельзя не отметить и работу, проделанную создателями «Чужака»: в других руках последний диалог Ральфа и его жены мог оказаться куда более тривиальным.

«Чужак»: Баба-Яга против в лучшем сериале зимы (фото 5.1)
«Чужак»: Баба-Яга против в лучшем сериале зимы (фото 5.2)

Стараниями Прайса, Денниса Лихейна (автора «Таинственной реки» и «Острова проклятых») и нескольких хороших режиссеров (включая того же Бейтмана) тривиального тут мало. Да, в диалогах иногда разжевывается очевидное (включая смысл названия сериала), а отдельные эпизоды предпочитают развитию сюжета многозначительное топтание на месте. Но это осознанный и даже не особенно циничный выбор, позволяющий представить в выгодном свете бесспорно главное достоинство шоу — его выдающийся кастинг.

Среди дюжины регулярно появляющихся на экране персонажей нет ни одного рудиментарного, а в ряду хоть сколько-нибудь заметных ролей — ни одной проходной. Львиная доля внимания по делу досталась Мендельсону и Эриво, сделавших своих персонажей — упрямого копа и гения с ворохом идиосинкразий — на порядок интереснее суммы их слагаемых. Но на высочайшем уровне сработали и Джулианна Николсон, и Юл Васкес, и Пэдди Косидайн, и Мэр Уиннингем — если «Чужака» не обидят по жанровому признаку, он обречен на горсть актерских номинаций на «Эмми».

«Чужак»: Баба-Яга против в лучшем сериале зимы (фото 7)

Хочется верить, что не обидят — хотя бы потому, что преобладающим над остальными жанром оказывается в итоге не детектив, криминальная драма или хоррор, а психологический триллер. Убийца — не дворецкий, не Мейтланд и не его брат-близнец, а, за неимением лучшего слова, Баба-Яга, но это вовсе не главная интрига «Чужака». Куда важнее ужас перед лицом неведомого, невероятного, необъяснимого зла: откуда оно взялось, что и зачем ему нужно, как от него избавиться — и возможно ли это в принципе?

Финальный эпизод «Чужака» вызвал неоднозначную реакцию и нарвался на детальные сравнения с концовкой первого сезона «Настоящего детектива»: дескать, о каком подобии хеппи-энда может идти речь, когда раскрываемая сериалом тема — природа зла? Однако никому из героев «Чужака» не кажется, что «свет выигрывает», а похищают тут не только детей и ДНК, но и — в первую очередь — спокойствие. Может статься, главный антагонист шоу — это сомнение. «Кто такой Терри?» В самом деле, кто?

8/10