ELLE Как вы готовились к этой роли, учитывая то, что Эйфель — реальная историческая личность?

РОМЕН ДЮРИС У нас с Эммой было много свободы в действиях. Режиссер Мартин Бурбулон заставил нас прочесть все доступные книги о наших персонажах, их биографии. Однако даже там было очень мало рассказано о личной жизни Густава Эйфеля, как и о его характере. Поэтому было достаточно пространства, чтобы создать его личность. Безусловно, в фильме очень быстрый ритм — события сменяются одно другим, — поэтому мы не боялись, что сюжет увязнет в созданных персонажах. Во всем ощущалась свобода, но при этом все служило цели фильма и его структуре.

Вы выросли в Париже. Что для вас значит Эйфелева башня?

Все так, я рос в Париже, поэтому всегда мог оценить великолепие Эйфелевой башни. Мой отец – архитектор, так что во мне взрастили известную чувствительность к архитектуре и памятникам. Мне кажется, что в этом сооружении есть и величие, и волшебство. Она очень аутентична. Ее фотографировали и снимали на видео несметное количество раз, но с ней до сих пор не может сравниться ни один бренд, логотип или слоган. В ней есть нечто настоящее, поэтому я люблю ее и по сей день.

Ромен, раз вы выросли в семье архитектора. Никогда сами не хотели им стать? Помогло ли это вам при подготовке к роли?

Благодаря этому опыту я смог своими глазами увидеть, насколько технична работа архитектора и как много знаний, в том числе в математике, для нее требовалось. Нередко дети выбирают в жизни путь, противоположный тому, что был у их родителей. И мне кажется, что я специально выбрал более хаотичную и свободную профессию. Без необходимости расчетов и составления до мелочей точных чертежей, необходимых для постройки. Я хотел рисовать — это давало намного больше свободы и диктовало намного меньше правил. Однако внутри себя я сохранил восхищение этим искусством.

+2

Вы хорошо смотритесь в исторических драмах, и совсем скоро вам предстоит играть в новом прочтении «Трех мушкетеров».

Дальше по планам у меня фильм про зомби, а только после этого — «Мушкетеры».

Вас нравятся фильмы про зомби?

Да! Они всегда такие странные, в них столько энергии и крови.

Вы играете одного и того же персонажа в двух разных временных линиях — в молодости и в зрелом возрасте. Как вы готовились к этому вызову?

Мне очень сильно помогло, что я сначала разобрался в более взрослой версии персонажа, когда в нем уже больше харизмы и он в каком-то смысле лучше себя контролирует. Идя от обратного, я погрузился в более беззаботную и активную молодую версию героя.