10 самых шокирующих сцен из нового сезона «Игры престолов»

Горячая десятка сцен

Седьмой сезон сериала «Игра престолов» стартовал в середине июля и вот уже подходит к концу — финальный эпизод выйдет 27 августа. Несмотря на разные мнения, «Игру престолов» смотрит невероятное количество зрителей, проект бьет все мыслимые рекорды и продолжает держать лидерство среди сериалов по зрелищности и откровенности. ELLE собрал горячую десятку сцен седьмого сезона, которые мало кого оставили бы равнодушным.

— Первый эпизод сразу дает нам понять, где мы и с кем имеем дело. Сцена «вечеринки» у Фреев, речь Уолдера, тот напоминает присутствующим о Красной свадьбе, предлагает «поднять бокалы» и далее наблюдает, как его дети корчатся в муках, так как вино оказалось отравленным. Страшная сцена заканчивается превращением Уолдера Фрея в Арью Старк, которая пряталась за его лицом. Арья мстит за смерть матери и брата.

— Во втором эпизоде союзники Дейенерис — Серый Червь (Джейкоб Андерсон) и Миссандея (Натали Эммануэль) — наконец сходятся. Причем буквально и очень-очень близко. Постельная сцена с участием Червя и Миссандеи настолько впечатлила публику и критиков, что уже удостоилась звания самой сумасшедшей за всю историю ТВ. Нюанс в том, что Серый Червь —евнух, и это обстоятельство во всех смыслах мешало ему сблизиться с волновавшей его Миссандеей. Некоторые посчитали секс двух персонажей насмешкой, но Натали Эммануэль выступила в защиту этой сцены: «Жизнь Серого Червя —трагическая история искалеченного человека. Однако он решает все-таки продемонстрировать Миссандее свои чувства. Для него это важно, и Миссандея знает это. Она действительно любит его. Чувственная сцена — это что-то новое для моей героини, которая никогда не показывает свою уязвимость».

— В том же втором эпизоде есть довольно отвратительная сцена, в которой Сэмвелл Тарли помогает Джораху Мормонту излечиться от серой хвори. Очень натуралистичная операция, Сэмвелл режет буквально по живому, а Джорах мужественно переносит все страдания, закусив ложку, чтобы не закричать и не оттяпать себе же язык от боли.

— Заканчивается второй эпизод нападением Эурона Грейджоя (по прозвищу Вороний Глаз) на судно Яры. Его задача — поймать Элларию Сэнд и привести ее к Серсее Ланнистер. Во время драки на борту корабля Эурон убивает Обару и Нимерию, Теон прыгает в воду, только бы не попасться дяде в руки. Дядя же демонстрирует крайнюю жестокость, вырвав языки всем пленным. Батальная сцена производит впечатление, жестокость Эурона тоже.

— В третьем эпизоде Серсея и Джейми Ланнистер занимаются сексом. Джейми без руки, он пьян и не совсем готов. Но сцена, как всегда, хороша, выразительна и в меру откровенна.

— Четвертый эпизод седьмого сезона принес фанатам счастье, которого они устали ждать, — монументальное сражение, битву дотракийской конницы и драконов. Знаменитая «Битва бастардов» оказалась повержена и смещена с пьедестала, определенно. Loot Train Attack, так называется сцена, демонстрирует нам атаку Дейенерис на конвой Ланнистеров с сокровищами Тайреллов. Выдержанная в стилистике вестерна, Loot Train Attack показана глазами Джейми Ланнистера, и, честно говоря, хорошо, что нас там не было.

— Пятый эпизод. Тарли, Рэндил и его сын Дикон, не захотят признать верховенство Дейенерис и поплатятся за это жизнями. Как бы Тирион ни напоминал Дейенерис, что Тарли в свое время были верны ее отцу, она не сможет позволить себе терпеть их гордыню. Далее последует публичная казнь за упрямство — Тарли будут сожжены Дрогоном. Быстро, мучительно, зрелищно.

— Шестой эпизод все дружно ругают за сумбур и пафос, в который раз делая неутешительные выводы, что сериал начинает тухнуть. Тем не менее здесь есть на что посмотреть в смысле зрелищности. Сцена сражения Джона Сноу и его компании с медведем-зомби достойна всяких похвал. Режиссер Алан Тейлор наверняка предполагал сравнения со сценой битвы героя Ди Каприо с медведицей в «Выжившем», но упрекнуть его не в чем. Ничего общего между этими двумя эпизодами нет, кроме разве что ярости и виртуозной постановочной работы.

— Второй шедевр шестого эпизода — сражение с отрядом мертвецов. Сцена, как принято говорить в таких случаях, эпическая. И совсем неважно, что это все больше и больше похоже на «Властелина колец» — выглядит это сражение невероятно круто. Критик британской The Independent тоже так считает, но зрелищность ради зрелищности его не радует.

«Нет ничего скучнее, чем искать дыры в сюжете фэнтези-сериала, но все это только подчеркивает нынешний девиз сериала: «К черту логику и продуманные сюжетные поступки персонажей, давайте просто сделаем зрелище, которого еще не было на телевидении!». Когда Торос из Мира говорит: «Меня только что укусил мертвый медведь… ну и жизнь у нас», это отлично формулирует то, чем стал сериал сейчас», — пишет Кристофер Хутон в обзоре шестого эпизода.

— Еще одна отличная сцена шестого сезона — гибель дракона Визериона от копья. Атакующий дракон, раненый копьем, проносится над головами сражающихся и падает на землю. Такое нужно смотреть — как, впрочем, и весь шестой эпизод, — только на большом экране.