Стиль жизни

Гастрономические тренды, популярные маршруты для путешествий, ультрамодные гаджеты, интерьерные тренды и автомобильные тест-драйвы.

Книжный клуб: Чак Паланик и главные писатели США

Топ-10 американских авторов

Сегодня свое 55-летие отмечает Чак Паланик. В прошлом году главной книге Паланика «Бойцовский клуб» исполнилось двадцать лет, а она по-прежнему читаема и актуальна — впрочем, как и сам Паланик. ELLE составил ТОП-10 самых ярких писателей современной Америки без какой-либо нумерации, ведь литература — это не спорт.

Чак Паланик

Чак Паланик

Самая известная книга Паланика — это, конечно же, «Бойцовский клуб», выросшая из рассказа. Придя в литературу в 1996-м, Паланик с тех пор оброс мощной армией фанатов, засветился в ряде скандалов, пережил трагедию (отец писателя был убит бывшим приятелем его новой подруги), совершил каминг-аут. Он, к счастью, не стал автором одного бестселлера — в активе Паланика есть, например, «Удушье», объявленное его лучшей книгой. Впрочем, всем и так ясно, что в историю он вошел как «папа» Тайлера Дердена.

Донна Тартт

Донна Тартт

Тартт дебютировала в литературе, так же как и Паланик, довольно поздно. Первый роман «Тайная история» был опубликован в 1992 году, автору тогда почти стукнуло тридцать. Впрочем, Тартт никуда не торопится — перерывы между ее книгами составляют десять лет. «Маленький друг» вышел в 2002-м, знаменитый «Щегол» — в 20013-м. Каждый ее роман, как принято в таких случаях говорить, становится событием. Это так.

Джонатан Франзен

Джонатан Франзен

Еще один автор, который никуда не спешит. За 27 лет работы он выпустил пять романов, причем антракт между двумя последними оказался неожиданно коротким — всего лишь пять лет.

Читать у Франзена нужно «Поправки», «Свободу» и относительно свежую «Безгрешность», изданную в 2015-м. Бесспорно лучшая все-таки «Свобода» — монументальное, легкочитаемое полотно масштаба романов Толстого.

Джонатан Литэм

Джонатан Литэм

В отличие от Франзена и Тартт, Джонатан Литэм пишет много и разнообразно. Он автор десятка романов, а также нескольких сборников рассказов. Начинал с упражнений в жанре странной фантастики (в дебютной книжке Франзена действовал говорящий кенгуру), сейчас сочиняет реалистические романы крупной формы. Предпоследняя работа писателя «Сады диссидентов» наделала шума — о ней взахлеб писали все «культурные» издания, а некоторые объявили лучшей книгой-2013. Любовь Литэма к фантастике и всякого рода вывертам до сих пор жива: в романе «Анатомия картежников» главный герой — профессиональный игрок, считающий себя экстрасенсом.

Ричард Форд

Ричард Форд

Изумительный, прекрасный писатель Форд сочиняет уже давно, но известен в первую очередь тетралогией о Фрэнке Баскомбе: «Спортивный журналист», «День независимости», «Край земли»,

«Позволь мне быть с тобой, Фрэнк». На русский переведены первые две плюс внесерийный роман «Канада», на который автор потратил, отвлекаясь на другие тексты, без малого двадцать лет. Проза Форда — неспешная, тихая, крепкая и очень точная в своем психологизме. И еще живая и лишенная зауми.

Деннис Лихэйн

Деннис Лихэйн

Если вы думаете, что самый экранизируемый из современных американских писателей — это Гришэм или Кинг, вы ошибаетесь. Вернее, Деннис Лихэйн, может, и уступает своим коллегам по количеству экранизаций, но по качеству бесспорно их превосходит. Итак, загибаем пальцы. «Таинственная река», «Прощай, детка, прощай», «Остров проклятых», недавний «Закон ночи» — есть чем гордиться. Особенно, если кто не заметил, книги Лихэйна привечает Бен Аффлек, земляк писателя, тоже родом из Бостона — он перенес на экран «Прощай, детка» и «Закон ночи». Сам автор тоже работает в кино — был сценаристом великого сериала «Прослушка», адаптировал для большого экрана один из своих рассказов, превратив в фильм «Общак» (тот самый, где Том Харди с собачкой).

Майкл Шейбон

Майкл Шейбон

Шейбон сочиняет довольно странные, смешные, трогательные романы, с легкостью выдавая то роман взросления («Тайны Питтсбурга», «Вундеркинды»), то как бы исторический текст («Приключения Кавалера и Клея»), а то и вовсе фантасмагорию («Союз еврейских полисменов», в которой государство Израиль находится на Аляске). Главные темы Шейбона — еврейство и семья.

Брет Истон Эллис

Брет Истон Эллис

Эллис — писатель того же литературного поколения, что и Паланик. Девяностые, грандж, Generation X, свобода, протест против яппи и все в таком духе. Так же как и Паланик, Эллис имеет в активе книгу, которую знают если не все, то многие, — «Американский психопат». А ведь есть еще «Правила секса» и «Гламорама». В последние годы писатель как-то потерялся, увлекшись кино и сняв в качестве режиссера несколько короткометражек. Впрочем, новый, первый за шесть лет роман Эллиса анонсирован в текущем году.

Дэвид Фостер Уоллес

Дэвид Фостер Уоллес

Уоллес покончил с собой в 2008-м. Ему было 46 лет, он долгое время страдал от депрессии и душевного расстройства. После него остались два готовых и один незавершенный роман, а также огромное количество рассказов и эссе. Основной труд Уоллеса — 1100-страничный роман «Бесконечная шутка», книга, которую нужно читать, взяв с собой в дорогу воду, фонарик, палатку и неистощимый запас терпения. Там почти 400 сносок (внутри некоторых —дополнительные сноски), путаное повествование, безумные фантазии и удивительный язык. «Бесконечная шутка» — вещь, извините, культовая. Достаточно сказать, что некий американский школьник воссоздал с помощью фигурок Lego 100 — сто! — сцен из романа. Школьнику, кстати, тогда было всего 11. Уоллес — очень важная для американской культуры персона, это факт. В 2015-м даже вышел фильм «Конец тура», в котором рассказывается о путешествии журналиста Rolling Stone в компании писателя — в туре в поддержку «Бесконечной шутки». Журналиста изобразил Джесси Айзенберг, Уоллеса — Дэвид Сигел.

Майкл Каннингем

Майкл Каннингем

64-летний Каннингем пребывает в статусе бесспорного классика. «Дом на краю света», «Избранные дни» и, конечно, «Часы» — без этого автора сложно представить американскую словесность.

При этом Каннингем — самый «русский» из тамошних авторов, в его книгах ум пасует перед состраданием и чувствами в целом.

«Считаю, что я русский, который пойман в тело американца. Большая часть современной американской литературы действительно эмоционально пуста и слишком иронична... Мои книги другие», — говорил сам писатель в ходе своего давнего визита в Москву.

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Материалы по темам

Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз