Стиль жизни

Гастрономические тренды, популярные маршруты для путешествий, ультрамодные гаджеты, интерьерные тренды и автомобильные тест-драйвы.

Катерина Гордеева: «Нельзя говорить с людьми, с которыми тебе неинтересно»

К выходу сборника интервью «Человек раздетый» журналист Катерина Гордеева рассказала ELLE о работе над книгой, коллегах, сложностях в подготовке журналистских материалов и секрете хорошего интервью

Катерина Гордеева известна широкой публике как журналист, кинодокументалист и автор нескольких книг в жанре публицистики. Неудивительно, что ее новая книга — «Человек раздетый», вышедшая в издательстве «Эксмо» в конце 2019-го, — это сборник интервью, напечатанных в разных изданиях в разное время. Мы решили воспользоваться случаем и задали Катерине несколько вопросов о профессии, «запретных» темах и секретах хорошего интервью.

Катерина Гордеева: «Нельзя говорить с людьми, с которыми тебе неинтересно» (фото 1)

Катерина Гордеева

ФОТОАнна Шмитько

Как родилась идея издать сборник интервью?

Эта идея принадлежит Елене Шубиной. Ей показалось, что из интервью, которые я сделала в разное время для разных изданий, могла бы выйти книжка. Я вначале перепугалась, потому что никогда себе не представляла эти интервью в виде книги. Но потом подумала, сколько всего не входит в стандартные интервью для СМИ, сколько остается «за кадром» — это связано и с форматом, и с тем, что частенько мы сталкиваемся с актуальностью той или иной встречи, стараясь «подогнать» разговор под повод. Шубина отдельно просила меня рассказывать в каждой главе, то есть внутри каждого интервью, о взаимоотношениях с героем, о том, как диалог складывался. Иногда все то, что происходило после интервью, оказывалось чуть ли не более интересным, чем сама встреча.

В чем секрет хорошего интервью?

В том, чтобы обоим участникам разговора было интересно. Интервью — это всегда взаимный и часто очень непростой труд собеседников. Не может быть хорошего интервью, если хотя бы одному из беседующих людей это не нужно или не очень нужно.

Переоценили ли вы как-то ваши интервью в процессе работы над сборником?

Нет, но мне было очень интересно вернуться к некоторым разговорам: что-то давно хотелось добавить, с кем-то, например, с Авдотьей Смирновой, Кантемиром Балаговым, отцом Алексеем Уминским, мы снова встречались, чтобы договорить, проговорить какие-то вещи, прежде не казавшиеся важными.

Какое из интервью, вошедших в сборник, стало для вас самым сложным?

Я бы не стала выделять какое-то интервью — это не очень корректно по отношению к моим героям. В каждом есть сложность, связанная с психологическим настроем, с этой нетривиальной попыткой в довольно короткий момент подстроиться под прежде незнакомого тебе человека. Я часто начинаю мысленно говорить со своим героем еще до начала интервью. И часто — продолжаю уже тогда, когда формально интервью окончено. Мои герои остаются со мной даже после публикации интервью. Даже после публикации книжки, которая, казалось бы, должна стать итоговой чертой, финалом этих разговоров. Но нет, они продолжаются...

Как по-вашему, есть ли в жанре интервью герои, которым не стоит давать слово, и вопросы, которые нельзя задавать?

Я глубоко убеждена, что нет героев, которым нельзя давать слова, но еще я убеждена и в том, что нельзя говорить с людьми, с которыми тебе неинтересно говорить: нет таких редакционных заданий, обязанностей, долга. Вопросы могут быть самыми разными, главное — чтобы они не были формальными. Если говорить об этической стороне, я считаю безнравственным спрашивать людей искусства — артистов, режиссеров, художников — о политике. Вот этот вот краеугольный вопрос «с кем вы, мастера культуры?» — он устаревший и нечестный. Все свое отношение к текущему моменту человек искусства определяет в своем творчестве. Часто в проговаривании теряются тонкие смыслы, все становится грубым и от этого неточным.

Как, по-вашему, изменился жанр в России?

Я считаю, что жанр интервью в современной России расцветает, и очень этому рада.

За кем из коллег вы следите?

Мне очень интересны интервью моего мужа Николая Солодникова, моего товарища Юрия Дудя, я стараюсь не пропускать их работы. Мне прежде очень нравились интервью Ксении Соколовой, жаль, что она оставила это ремесло. Я всегда с большим интересом читаю интервью Ильи Азара. Я также люблю интервью, которые делает Андерсон Купер, мне нравится Опра Уинфри.

Кому вы подарите свою книгу?

Это не хвастовство, но, мне кажется, «Человек раздетый» — идеальный подарок на Новый год, Рождество, день рождения или просто без повода. Я буду дарить книгу всем, кого люблю: там есть куча всего смешного, масса впечатляющего, есть, разумеется, и грустные моменты, но все это — составляющие нашей жизни, нашего времени. Иногда говорят, что надо не говорить о грустном, но как узнать о том, что такое радость, если не научишься как следует грустить? «Человек раздетый» — это фотоснимок нашего времени и его героев. Я счастлива, что была причастной к этой работе.

Катерина Гордеева: «Нельзя говорить с людьми, с которыми тебе неинтересно» (фото 3)

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Материалы по темам

Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз