Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Почему мы верим в приметы?

Что нужно сделать, чтобы заветное желание обязательно исполнилось?

Успеть загадать желание на падающую звезду, зажмуриться под бой курантов с бенгальским огнем в руке и прошептать про себя о самом сокровенном... Ах, да! И не забыть ­постучать по дереву, чтобы все это не сглазить. Дарья Мазуркина выяснила, почему мы по-прежнему верим в чудеса.

Психология
ФОТОVictor Aguiar Magalhães

Представьте: редакция журнала за день до сдачи. Гул нервных разговоров, череда звонков, дизайнеры подкалывают на доску макеты. В углу за столом сидит тридцатилетняя женщина. Она подносит к уху, пардон, фаллоимитатор и шепчет: «Алло? Вован?»…

Это нормально?

Меня зовут Даша, и я верю в чудеса. Я убеждена: если взять какой-то необычный предмет и «позвонить» по нему некоему Вовану, то можно просить любое желание, и оно исполнится. Кроме этого, я ловлю падающие звезды, сдуваю ресницы, сжигаю записки и выпиваю пепел вместе с шампанским, а если перебираю с последним, гадаю по руке. То, чем я болею, в психологическом словаре значится как «магическое мышление». Нет, это не чтение мыслей или знаков судьбы, а иллюзорное восприятие жизни. Люди с таким диагнозом уверены, что способны управлять реальностью при помощи ритуалов.

Надо сказать, я не одна. Мы такие… все! Или почти все — в той или иной степени. Мы хотим верить в необъяснимое и ищем доказательства тому, что все будет хорошо. И нас этому учат с детства. Возьмем любую сказку: была девушка бедной, но доброй падчерицей, а стала принцессой и получила полцарства. Логично — хороший человек попал в затруднительное положение, а негодяев в конце наказали. Так заведено. В реальности выпадают миллионы иных сценариев, и из этого списка очень хочется выбрать свой.

Но если 19.19 на часах или пойманный краем глаза метеор — кратковременные эпизоды магического мышления, то личная беда — история продолжительная. Не случайно пик популярности астрологии и магии обычно приходится на кризисные годы. Мы начинаем «включать экстрасенса» в те моменты, когда нам становится невыносимо тяжело.

Психолог Ирина Виноградова: «Что сложнее всего переживает человек? Потерю близкого, разорение или крушение надежд? Нет. Неопределенность. Что дают нам гороскопы или гадания? Устраняют неточности. Неважно, положительным или отрицательным будет предсказание, главное — человек получает возможность что-то предпринять в соответствии с «прояснившейся» ситуацией. Появляется почва для принятия решения, совершения действий, которые либо позволят избежать негативных спрогнозированных событий, либо подготовят к появлению в жизни чего-то позитивного. Любому человеку тяжело жить без опоры. Если ее нет внутри, то пусть она будет вовне — в виде определенного перечня событий и указаний, что надо делать, а что — нет».

Магифрения

Для наших предков магическое мышление было вполне естественным явлением: с его помощью они могли объяснить, например, смену времен года или внезапную засуху. Взять тот же Новый год — почти в каждой культуре есть своя версия «праздника света», отмечаемого в декабре. Историки полагают, что древние люди замечали, как зимой укорачиваются дни, и это наводило на них страх. Но после зимнего солнцестояния световые часы вдруг начинали удлиняться. Не найдя этому процессу никакого объяснения, люди просто-напросто решили, что некие злые силы забирают солнце. А в тот момент, когда на улице наконец становилось светлее, устраивали большой праздник. Ханукальные и церковные свечи — одно из напоминаний о тех временах.

Речь идет не о рационализации необъяснимого, а о попытке договориться с собственными чувствами. Зигмунд Фрейд проводил аналогию с детскими играми: ребенок старается обойти все трещинки на асфальте, ведь если случайно наступить на одну — с мамой случится беда. Откуда это? Отец психоанализа полагал, что после ссоры ребенок мог сильно злиться на одного из родителей и даже желать ему зла. Спустя некоторое время сознание как бы отрицает такие мысли, считая их неправильными и плохими. В страхе малыш начинает переживать за маму, боится ее «сглазить», будто его фантазии могут ей и вправду навредить. Вот он и совершает разнообразные ритуалы, чтобы «сбалансировать» ими реальную жизнь. Так и люди, которые стучат по дереву и плюют через левое плечо, — им кажется, что эти маневры обязательно скажутся на действительности.

У типичных ипохондриков, которые вечно боятся чем-то заболеть, в основе этого невроза может лежать злоба на самих себя. Неудивительно, что их отдельные фантазии в итоге материализуются. Дело в том, что у чувств и магии есть нечто общее — ни то ни другое до конца нельзя объяснить. Некоторые переживания просто не вписываются в наши представления о «норме» — они бывают сиюминутными, стихийными, а главное, не поддающимися контролю.

Психолог Ирина Виноградова: «Убежденность в том, что мысли, желания и определенные действия могут вызвать изменения в окружающей реальности, присуща детям до 3–5 лет и примитивным народам. Это явление можно рассматривать как ступень в эволюционном развитии человека. Мир ребенка эгоцентричен. Ребенок — в центре, а мир — вокруг него. На определенном этапе малыш уверен, что все окружающие предметы и процессы так или иначе поддаются его влиянию или как-то с ним связаны. В этом и кроется причина появления магического мышления».

Ура, сработало!

Лично я никогда не встречала человека, с которым хотя бы однажды не случалось нечто мистическое. Одна моя подруга встретила будущего мужа на следующий день после того, как поймала букет невесты. Другая — загадала желанную работу, задувая свечи на торте, и через неделю отправилась на судьбоносное собеседование. Более того, однажды я сама подробно описала на пяти листах А4 мужчину моей мечты, заветный список сожгла и рассеяла над перекрестком. Сов­пало все, включая имя, рост и профессию.

Впрочем, у психологов и этому волшебству есть объяснение. Существует теория, что, мечтая о чем-то, мы отправляем информацию на собственное бессознательное, которое в свою очередь анализирует ситуацию и подводит нас к тому, чтобы фантазии воплотились в реальность. Простой пример: захотелось человеку съесть бургер. Он живо представляет себе тепло мягкой булочки, сок увесистой мясной котлеты... как вдруг поднимает глаза и видит ресторан, где подают бургеры — с пылу с жару. Или девушка мучается вопросом: стоит ли ей сейчас заводить ребенка? И тут же встречает на улице двух будущих мам с внушительными животами. Это называется эффектом выборочного наблюдения. На самом деле мы просто начинаем обращать внимание на то, что постоянно вертится в голове.

А как вам эффект «спасибо, пронесло!»? Одна моя знакомая искала работу в сфере управления персоналом. Но каждый раз, когда подворачивалась подходящая должность, по каким-то странным причинам опаздывала на интервью. То машина в пробке сломалась, то нужный документ дома забыла, то заболела. Совпадение? Я так не думаю. Скорее нежелание идти на нелюбимую работу. Стоило девушке окончить курсы стилистов и получить первые деловые приглашения по новой специальности — машина не ломалась ни разу, а нужные бумаги всегда оказывались под рукой. Просто она искренне заботилась о том, чтобы обладать тем, чего действительно хочется.

Психолог Ирина Виноградова: «Есть такие понятия, как суггестия (внушение. — Прим. ELLE) и эффект плацебо. Суггестия как метод используется целенаправленно в лечебных целях. И выздоровление происходит! В организме запускаются процессы, которые к нему приводят. Как и в случае с плацебо: изменения в теле после получения пустышки реальны, но они происходят только благодаря уверенности пациента в том, что он получил настоящее лекарство. В организме человека нет ни одного органа, который функционировал бы изолированно от нервной системы. Все большее количество заболеваний признается психосоматическими. В деятельности немалого количества магов и экстрасенсов основным рабочим инструментом является суггестия, механизм убеждения. Не стоит сбрасывать со счетов и особенности людей, идущих к оккультистам — почти все эти люди изначально хорошо внушаемы. О механизмах, работающих при диагностике (заболеваний, жизненных ситуаций и событий) и лечении, у магов знаний немногим больше, чем у человека с улицы. Если проанализировать их профессиональный язык, то он скорее описательный, условно-объяснительный. Но, в конце концов, первобытному человеку для разжигания огня не требовалось знания физики или химии, достаточно было эвристических наблюдений».

Психология
ФОТОDanielle Campbell

Потомственный маг

Магическое мышление — неотъемлемая часть нашей культуры. Россия занимает одно из лидирующих мест в мире по количеству практикующих оккультистов. Конкуренцию составляют лишь страны Латинской Америки. И дело не только в сказках, но и в приметах: «присядь на дорожку», «сплюнь», «постучи»… Мы с детства наблюдаем за поведением родителей и ориентируемся на него, принимая собственные решения. Впрочем, для каждого необъяснимого явления в психологии найдется вполне реальный аргумент. Отпрыгнула в сторону за миг до того, как из окна выпал горшок с цветами? Прислушалась к внутреннему голосу и не пошла на свидание с мужчиной, который оказался негодяем? Дело в бессознательной дедукции, которую проводит наш мозг. Мы часто недооцениваем свою способность молниеносно и очень точно анализировать ситуацию. Сопоставляя реальные факты (скажем, подозрительный шум из открытого окна), за долю секунды мы формируем правильное решение. Это досталось нам от предков — они могли узнать о приближающемся стихийном бедствии по вибрации земли. Но не потому, что обладали волшебными силами, а потому, что умели анализировать поведение зверей и особенности растений.

Психолог Ирина Виноградова: «За каждой приметой стоит вполне реальный опыт предшествующих поколений, накопленные знания людей о природе вещей. Это неотъемлемая часть картины мира глазами представителей разных культур. Сначала примета возникает как следствие наблюдения и осмысления происходящего, а уже затем становится предсказанием. Иными словами, вносит некую определенность в неизвестное будущее. Хорошие приметы позволяют человеку почувствовать себя увереннее, помогают успокоиться, рождают чувство радостного предвосхищения. Плохие вызывают тревогу, предупреждают о каком-то негативном событии, но без конкретики, которая позволила бы человеку взять ситуацию под контроль».

А оно мне надо?

Должна признаться: та женщина, которая «звонила» по фаллоимитатору, — я. В свое время этот волшебный «телефон» прислала в качестве подарка редакции компания — производитель секс-игрушек. Мой звонок Вовану — один из симоронских ритуалов. Это довольно популярный метод аутотренинга, созданный двумя психологами, Петрой и Петром Бурланами, в конце 1980-х. Считается, что ироничные игровые практики помогают человеку использовать самовнушение самым простым способом.

Зачем я это делаю? Для меня магическое мышление — ­очередная попытка достичь некой цели. Перепробовала все реальные методы (силу воли, новые знания, работу не покладая рук), но ничего не вышло? Можно и поколдовать. Этакая мистика на авось. Я использую ее при условии, что мне весело и интересно. Сработает — прекрасно, не сработает — ничего страшного, от Вована я сверх нормы не требую. В конце концов, чудеса — это не перечень счастливых совпадений, а естественное течение жизни, которое каждый волен трактовать по-своему. А те, с кем они действительно регулярно случаются, могут их и вовсе не замечать.

Психолог Ирина Виноградова: «Кому-то от головной боли лучше помогает аспирин, кому-то — спазмалгон. Так и с самовнушением. Оно может поменять субъективную реальность как в лучшую, так и в худшую сторону — зависит от конкретного человека. Можно пойти путем, описанным в анекдоте: встречаются два приятеля, один из них выглядит подавленным. Второй спрашивает: «Ты чего такой грустный?» — «Да вот, энурезом страдаю, ничего не помогает». — «Сходи к психоаналитику». Встречаются через год. Тот, который страдал, бодр и весел. Приятель его спрашивает: «Ну как? Помогло?» — «Нет, от энуреза не вылечился, зато теперь я им горжусь!» Это к вопросу о субъективной реальности. Что до объективной: если благодаря самовнушению человек пребывает в прекрасном расположении духа, то и окружающие начинают к нему относиться доброжелательнее. Иначе себя вести — вот оно изменение реальности!»

Красную или синюю?

Современная наука позволяет если не доказать, то хотя бы объяснить что угодно. Можно назвать любовь действием окситоцина или обсессивно-компульсивным расстройством, а исполнение заветных желаний — самовнушением. По­пытаться рационализировать чудеса — все равно, что смотреть эпическую сагу с мужчиной. Ты сопереживаешь героям и восхищаешься талантом режиссера, а он начинает объяснять, с помощью какого графического редактора воссоздали ландшафт и сколько дублей потребовалось, чтобы разрушить небоскреб из папье-маше. Да, всем известно, что за кулисами театральной сцены можно обнаружить пластиковые стаканчики с дешевым коньяком и парочку не очень трезвых осветителей на ободранном диване. И что на самом деле драконы в «Игре престолов» сделаны из зеленого пенопласта, а сердце, которое поедала Дейнерис в знаменитой сцене, — из мармелада. Но что это меняет?

Можно бесконечно долго раскладывать по полочкам, препарировать каждый миг чудес, которые с нами случаются. Или, напротив, уходить в магию с головой, ежедневно советоваться с личным астрологом и открывать нижнюю чакру, отказываясь от тоскливой реальности. Или, небрежно смахивая с собственных крыльев пыльцу, «насиловать» чудеса и требовать их немедленного и досконально точного исполнения. Или биться в истерике при виде рассыпанной соли и объяснять провал отношений сглазом или порчей от соперницы.

Но в конце декабря неизменно наступает волшебное состояние, когда ты просто идешь по улице и слышишь, как под твоими ногами хрустит снег, разглядываешь разно­цветные гирлянды и ощущаешь едва уловимый аромат расплавленного воска. В этот момент, конечно, можно пощупать руками декорации и убедиться, что вся новогодняя мишура — маркетинг и бутафория. Но зачем так поступать, если нас ненадолго окружает приятный флер колдовства?

Любое чудо требует всего лишь одного условия — не магического ритуала и не концентрации мыслей, а веры. А еще — капли вдохновения и умения абстрагироваться от скепсиса и цинизма окружающей действительности. Не думаю, что большинство из вас были очень счастливы в тот момент, когда узнали, что Дед Мороз — всего лишь переодетый папа. Да, пусть у него ватная борода, а желанный подарок — просто удачное совпадение и стечение обстоятельств. Но разве прямо сейчас это имеет какое-либо значение?

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Материалы по темам

Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз