Для шоу-бизнеса и индустрии моды 2017 год запомнится многочисленными обвинениями в сексуальных домогательствах — в популярных медиа замелькало слово «харассмент», почти забытое со времен президентства Билла Клинтона. Сначала крупно облажался оскароносный совладелец Miramax Films и The Weinstein Company Харви Вайнштейн. Оказалось, что он приставал к перспективным актрисам, принуждая их к сексу, что ненавязчиво предполагало последующий успех в карьере. Первой высказалась Эшли Джадд, рассказав правду о любвеобильном Харви The New York Times. Вслед за ней — десятки актрис, среди которых оказались Гвинет Пэлтроу и Анджелина Джоли.

История киномагната запустила цепную реакцию, прозванную в прессе «эффектом Вайнштейна». В социальные сети широкой рекой потекла правда об обиженных женщинах. Хэштег #MeToo активен и сегодня — смелые люди делятся под ним опытом сексуальных домогательств. Вслед за актрисами захотели высказаться и фотомодели. Модель Кэмерон Расселл призвала коллег анонимно делиться своими историями в инстаграме (запрещенная в России экстремистская организация) под хэштегом #MyJobShouldNotIncludeAbuse.

#MeToo в шоу-бизнесе: злоупотребление властью или творческий поиск? (фото 1)
Фото
egor zaika

Публичное пространство оказалось не лучшей площадкой для анонимности. Следующим в харассменте был обвинен известный фотограф Терри Ричардсон. Впрочем, мир не слишком удивился — провокатор всегда тяготел к откровенности, а «ранний» Терри и вовсе представлял собой микс панк-рока и легкого порно. Стоит отметить, что, хотя в этот раз Ричардсону досталось по-крупному и он лишился серьезных контрактов, ему не впервой предъявляют подобные обвинения. В 2010-м у него случился аналогичный конфликт с супермоделью Ри Расмуссен, открывший первый раунд откровений о сексуальных посягательствах и злоупотреблениях Терри. В 2014 году еще четыре модели высказались против фотографа. Одна из его жертв написала в колонке Guardian: «Как он мог так поступить? Или, вернее, как мы могли его не остановить?» Вопрос открыт и сегодня. Действительно, почему? Тем не менее карьера фотографа на этом не закончилась. Возможно, потому что в 2014-м он был на пике успеха, в том числе благодаря клипу Wrecking Ball, снятому для Майли Сайрус, а сейчас он просто постарел и сдал оборонительные позиции.

Сотрудник одного из крупных модельных агентств прокомментировал ситуацию честно и просто, его слова цитировал New York Magazine: «Модели, особенно начинающие, вряд ли готовы высказать правду. Причина — короткий срок их карьеры, отсутствие защиты и средств на суды из-за сексуальных домогательств. Конечно, было бы разумно для 19-летней девушки из провинциального городка сказать нахальному фотографу: «Я не думаю, что это хорошая идея». Но будем честны: разве она откажет? И вернется в свой поселок на Аляске? Нет, потому что это не настоящий выбор, а ложный. Попросту говоря, никакого выбора».

Объективно рассматривая ситуацию, непосредственно на съемке сложно остаться наедине с фотографом — кругом полно народу. Но случается и такое. В начале декабря 2017-го в домогательствах трехлетней давности был обличен и легендарный Брюс Вебер, прославившийся сотрудничеством с крупными брендами вроде Calvin Klein, Ralph Lauren, Pirelli и Revlon. Оставшись в студии вдвоем с фотомоделью Джейсоном Бойсом, позировавшим ему в тот день, Брюс приставал к парню, намекая на помощь в карьере в обмен на близость. ­Закончилось все грустно и некрасиво — с карьерой Веберу придется попрощаться.

Художник и натурщица — вечная тема для провокационных разборок. Сам по себе этот дуэт вполне сексуален — в историю искусств вписано немало красивых и не очень романов. С другой стороны, сложно рассчитывать на разумный баланс в подобном тандеме, когда, к примеру, ты простодушная скромница из Пасадены, а живая легенда fashion-фотографии снимает тебя голой и измазанной в масле. Скорее всего, таков замысел заказчика, а вовсе не Терри, который гетеросексуален и не закодирован от возбуждения, способного настигнуть его даже через объектив суперкамеры.

Три канадские модели, вдохновившись шумом вокруг, придумали создать закрытую Facebook-группу (запрещенная в России экстремистская организация) — Tortoro-Ontario Photographer Reviews, где любая модель может представить информацию о фотографах, предупреждая друг друга, кого следует избегать. По словам Кэтрин Дрю, одной из основательниц группы, это работает «почти как союз», главный замысел которого — отменить чувство бессилия для новичков в отрасли. Как и следовало ожидать, группа вызвала обратную реакцию фотографов, и в качестве ответа они создают свои закрытые сообщества. Намекая, что фотограф или продюсер также могут стать объектом соблазнения.

Помните довольно дурацкий фильм «Шоу­гелз»? Его героиня Номи, натуральный «конь-огонь», прущая напролом, рассматривала близость с директором шоу как естественное развитие событий. Мне, если честно, секс с Кайлом Маклахленом тоже казался приемлемым условием для карьеры навырост. Куда больше в этом фильме меня коробил приказ администратора группы использовать лед, чтобы соски танцовщиц приобретали привлекательный объем. Есть грань между тем, что ты делаешь по собственному выбору и что тебя заставляют делать, а большие деньги и широкие перспективы не компенсируют обид и испытанного страха. Истории пострадавших от домогательств помогут новеньким определять действия собственным выбором, и в этом их несомненная польза. А вообще, знаете, хочется верить, что слово «харассмент» скоро покинет медиапространство и опять уляжется на покой.