Eсли подруге не нравится ваш бойфренд

Насколько мнение близких друзей важно в принятии важных решений

Жаль, что при рождении вместе с выпиской из роддома младенцам не выдается пошаговое руководство «Как жить …» (имя вписывается родителями). Только представьте, такой чудесный подробный документ, который помогал бы ориентироваться во всех жизненных сложностях. Пятьсот рублей за ламинирование и переплет, пожалуйста, оплата в кассу.

Этот многостраничный талмуд содержал бы всякие важные вещи, предупреждая между прочим, что, повзрослев, вы будете тосковать по детсадовскому тихому часу, что невнимание к выходу последней серии «Игры престолов» осудят в любом обществе, а наплевательство на советы друзей по поводу объектов вашей страсти будет лучшей идеей, до которой вы когда-либо додумаетесь. Под такими объектами подразумеваются небезразличные вам люди, для которых в толерантном англоязычном сообществе придуман термин significant other (SO), исключающий намеки на семейное положение, статус или сексуальную ориентацию: лучшая половина, супруг (-а), партнер (-ша), любовник (-ца), родственная душа или спутник жизни.

Вместо инструкции «Как жить» мне, к примеру, постоянно сопутствуют три вещи: сомнительный вкус (в еде, одежде и, похоже, в мужчинах), неприязнь к ужастикам (нет, в самом деле, они вообще зачем?) и обилие непрошеных мнений («А иначе зачем нам близкие?» — считает мама).

Eсли подруге не нравится ваш бойфренд (фото 1)

Я рано осознала, что у близких есть своя точка зрения на все со мной происходящее, особенно если дело касается отношений. Но меня по сей день смущает вопрос: когда стоит прислушиваться, не поддаваясь желанию послать подальше? Ответ, тем не менее, прост: никогда. И теперь, если у меня чешется язык, чтобы выдать непрошеное мнение о чьем-то партнере, я изо всех сил жму на внутреннюю кнопку с крупными светящимися буквами «Закрой рот!».

Не поймите неправильно, конечно, я способна на критику.

Но пока меня не спросят, я занимаю позицию наблюдателя.

Могу быть верной слушательницей, чирлидершей, дружеским плечом и немножко психотерапевтом, которому платят обнимашками и доверием. И, выдержав нужную паузу, все-таки имею шанс поделиться мнением, не рискуя прослыть черствой насмешницей.

Eсли подруге не нравится ваш бойфренд (фото 3)

Я запросто могу выразить удивление по поводу чьей-то способности курить кальян, как будто это не противно, или впасть в горячую политическую дискуссию, когда никто меня к тому не приглашал. Но я принципиально сдерживаю высказывания о чужих отношениях, насколько ни близка мне подруга, в них угодившая, — это табу. Дело в том, что большинство людей хотят слышать только хорошие отзывы о том, в кого влюблены.

Положительные оценки никогда не обернутся проблемой, если звучат естественно. А вот негативные следует выдавать с большой осторожностью, поскольку они наверняка вызовут недовольство.

Было время, мне казалось, что я интуитивно угадываю, когда пора внести свой вклад в развитие отношений подруги/друга, соблазняясь считываемым намеком, что там не все слава богу. Начинала издалека, предупреждая, что его/ее счастье очень важно для меня и что «тот-кого-нельзя-называть» мешает этому по такой-то причине. Потом распалялась и переходила к «жестокой правде», отринув тактику «вокруг да около» и забывая об ослепляющей магии чувств — как вы знаете, любовь случается и к козлам. Исход такого диалога обычно получался стандартным — все оставались при своем, вот только в дружбу закрадывалось некое разрушительное недоразумение.

Eсли подруге не нравится ваш бойфренд (фото 5)

Сейчас я не выступаю по наитию, а жду, когда подруга решится выложить, что накипело, и внимаю монологу. Без комментариев. Принимаю как данность. Иногда услышанное резонирует, а иногда влетает в одно ухо и вылетает в противоположное.

Но даже если я не согласна, я знаю, что не существует простых решений, если речь идет о любви.

И я знаю, что опыт приходит только с практикой, я могу быть непонятливой и твердолобой, а влюбленные, в свою очередь, всегда необъективны.

Случается, у друзей абсолютно не совпадают вкусы, но выручает чуткость и взаимоуважение. Есть друзья, которые жаждут, чтобы с ними были откровенны и рубили начистоту (хочется думать, что я такая), и есть те, кто вообще не любит говорить о личном, что тоже нормально. Корректировать чужой выбор бессмысленно, каким бы вопиюще неправильным он ни казался. Откровения «из лучших побуждений» могут закончиться ссорой — учитесь любить близких без попыток спасти, когда об этом не просят. И, с другой стороны, вне зависимости от критики со стороны, только вы можете определить, что и кто делает вас счастливой.