Шутки, подколы, намеки — 58% пользователей сети в том или ином виде сталкиваются с агрессией в сети. При этом лишь 4% признаются, что буллили кого-то сами. Это данные опроса, проведенного VK в 2020 году.

Интернет-агрессия масштабна и токсична, и VK вместе решили объединить тех, кто считает, что травля — в том числе и пассивная агрессия, тот самый сарказм — в сети и за ее пределами недопустима. 

Без обид: как шутить, не причиняя боли другим и самому не стать жертвой буллинга?

11 ноября был учрежден День борьбы с кибербуллингом. Мы поговорили со стендаперами — теми, кто научился распознавать тончайшую грань между шуткой и буллингом, кто порой заступал за нее, а порой сам становился жертвой интернет-травли. Реально ли — и как? — сохранить внутренний покой и не растерять чувство юмора, сталкиваясь с агрессией в сети?

Ярослава Тринадцатко: 

«Комментарии иссякнут, жизнь продолжится»

Без обид: как шутить, не причиняя боли другим и самому не стать жертвой буллинга?

Юмор — такая штука, которая может обидеть каждого. Наверное, даже не стоит начинать заниматься стендапом, если думаешь, что все будут довольны твоими шутками. Сейчас критика формата «несмешно!» меня уже не трогает, но, конечно, так было не всегда. С опытом начинаешь проще к этому относиться. 

Иногда негативные комментарии перерастают в угрозы, и тогда становится по-настоящему страшно. В такой ситуации я оказывалась всего раз и, к счастью, тогда не дошло до выслеживания и преследования, но могу представить, что переживают люди, у которых больше аудитория. Моя подруга, стендап-комик Ариана Лолаева недавно столкнулась с таким буллингом, когда всерьез опасаешься за свою физическую безопасность. Я видела, что с ней происходило, это было ужасно.

В моем случае достаточно было просто на время заблокировать страницу в соцсетях, отключить комментарии. Не раз читала, что конфликт, который развивается в интернете, в большинстве случаев там и остается. Ты сам выходишь из сети, и 90% негатива, угроз и страхов тоже уходят. Чаще всего, чтобы прекратить кибербуллинг, достаточно «отключиться»: не отвечать на комментарии, ни с кем не спорить, максимально дистанцироваться.

Без обид: как шутить, не причиняя боли другим и самому не стать жертвой буллинга?

Со временем приходит понимание, о чем шутить можно, а что лучше оставить при себе. Я смотрю очень много американского и британского стендапа и замечаю, что рамки там достаточно широкие. Англоязычные комики легко шутят о том, что может привести в ужас зрителей в России. Иногда даже грустно, что я не могу пошутить больше, потому что точно знаю, что это кого-то обидит. Если бы было можно, я бы, наверное, расширила границы своего юмора, но внутренняя тактичность не позволяет.

Думаю, сама я стала комиком только благодаря своему детскому опыту и воспитанию: и в семье, и в школе в любой момент могло прилететь что-то обидное — такой у нас с друзьями и близкими был стиль общения. Единственное, что оставалось, — собраться с мыслями и тут же хлестко ответить на шутку, защитить себя. А если не можешь, просто уйти.

Честно говоря, я бы не хотела, чтобы мои дети переживали то же, с чем в детстве сталкивалась я. Растерянность — неприятное чувство. Ситуации, когда ты сильно расстраиваешься и потом две недели думаешь, как ответила бы обидчику, если бы могла вернуться в прошлое — я тоже через это проходила. 

Наверное, мой главный совет тем, кто оказался в ситуации кибербуллинга: помните, что это не навсегда. Комментарии иссякнут, люди обо всем забудут, жизнь продолжится. А еще теперь мне кажется, что главная защита от негатива — это любовь. Если вместо того, чтобы спорить с человеком, ты скажешь что-то приятное, ему самому станет не по себе. И в следующий раз он пойдет со своим негативными эмоциями не в чьи-то комментарии, а к психотерапевту.

Никита Никитин:

«Спасает самоирония»

Без обид: как шутить, не причиняя боли другим и самому не стать жертвой буллинга?

Наша команда КВН играла в высшей лиге, выступления показывали по Первому каналу, и я считал это достижением для себя и своего города, но стоило зайти в новостные паблики, и становилось ясно: люди не разделяют моего мнения. Под каждым нашим видео там было бесконечное количество оскорблений и унижений. Вместе с командой нам было проще с этим справляться. Мы сохраняли, обсуждали и «обшучивали» самые нелепые и странные комментарии, то есть спасались юмором. До сих пор помню некоторые реплики: «Не видел большего позорища для города, где производятся холодильники Stinol». Вот как над таким не пошутить?

Гораздо сложнее переживать кибербуллинг, когда ты один. Однажды мы участвовали в проекте Comedy Баттл с Настей Ли. Во второй этап она прошла одна, и волна хейта в соцсетях оказалась настолько сильной, что ей было тяжело готовиться к выступлениям. А мы, пытаясь защитить ее, ввязывались в споры в комментариях, из-за этого буллинг только набирал обороты. В конце концов мы попросили администраторов группы удалить пост об участии Насти в проекте, и только так нам удалось это остановить.

Когда-то был такой сериал на канале MTV — «Дарья». Его главная героиня Дарья Моргендорффер в каком-то смысле стала символом поколения 90-х: мрачная, угрюмая, но умная и смешная девчонка, всегда едкая и саркастичная. Ирония и сарказм были постоянными спутниками нашей жизни, мы бесконечно друг друга подкалывали. В какой-то момент я понял, что легко могу обидеть кого-то шуткой, и попытался перенаправить свою комедию на себя. Самоирония всегда подкупает людей: если ты можешь шутить о себе, значит, ты добрый и открытый человек. У каждой шутки ведь есть объект, и мне гораздо проще сделать этим объектом себя и какие-то явления мира, а не других людей.

Грань между шуткой и буллингом очень тонкая. Вот, к примеру, ребята идут по улице. Один из них посмотрел на небо и говорит: «У меня любимый цвет — голубой, а у вас?» А девочка ему отвечает: «Тебе что, шесть лет?» С одной стороны, в моменте это было забавно, и того парня такая реакция не задела. А с другой — взрослому человеку сказали, что он «как ребенок», посмеялись над его чувствами. Если бы это были не комики, такая шутка могла бы обидеть.

Без обид: как шутить, не причиняя боли другим и самому не стать жертвой буллинга?

Или вот я — человек щербатый, лысый и толстый. В целом я нормально отношусь к шуткам о своей внешности, потому что эмоционально к этому не подключен. Но если кто-то начнет шутить над моими родителями или, допустим, иронизировать на тему личной жизни, то, скорее всего, меня это заденет. В общем, думаю, стоит осторожнее выбирать темы для своей комедии. А если твоя шутка кого-то обидела, мне кажется, нет ничего плохого в том, чтобы извиниться.

Были времена, когда я мог целый день ругаться с человеком в комментариях, доказывая свою правоту. Конечно, это ни к чему не приводило. Сейчас я понимаю: самое эффективное в такой ситуации — выдохнуть, перестать спорить и просто изолироваться. Если это незнакомый комментатор, с которым вы больше никогда не встретитесь, этого достаточно. Если общение с этим человеком придется продолжить, то спустя время, когда буря уляжется, стоит провести какую-то разъяснительную беседу: не нужно разговаривать со мной в таком тоне и так комментировать мои фотографии.

СОВЕТЫ ПСИХОЛОГА

«Главное — не превращать общение в дуэль обидных шуток»


Юлия Каминская, психотерапевт сервиса онлайн-психотерапии Zigmund.Online

В целом можно сказать, что граница между шуткой и оскорблением лежит в плоскости тех целей, которые ставит себе автор. Задача юмора — доставить удовольствие, повеселить и иногда утешить. Сложность в том, что у каждого из нас есть свое понимание пассивной агрессии и свое представление о юморе. То, что одному покажется до безумия смешным, для другого — глупость несусветная или оскорбление.

Наверное, главное — помнить о том, для чего вы написали эту шутку. Не является ли она символическим вариантом нападения на врага и попыткой победить за счет возвышения себя. Ведь если я остроумен, а кто-то смешон, это две неравные позиции.

Чтобы такого расслоения не произошло, необходимо избегать перехода на личности. Шутить можно про действия. Также, как и с критикой. Не надо говорить мне, какой я остолоп — лучше поделитесь своим мнением и предложите другие варианты.

Остаться на одной позиции с тем, про кого вы хотите пошутить, поможет и признание своих недостатков. Посмейтесь и над собой. Или же максимально обезличьте персонажа, над которым хотите пошутить. Если шутка не нацелена в конкретного человека, то есть она — про обстоятельства, про действия, про «нас», про абстрактных «других блондинок», тогда она похожа на фейерверк, выпущенный вверх в ночное небо. Красив, завораживает, не обжигает.

Юмор — это вообще-то психологическая защита, защитная реакция на агрессию окружающей среды. Поэтому если вы сталкиваетесь с юмором как с нападением, с «юмором», направленным на вашу личность, попробуйте оценить, что в этой ситуации могло заставить человека нападать. 

Возможно, вы первым нарушили чужие границы. При этом ехидная насмешка далеко не всегда говорит о вашей вине. Это может быть и зависть. Не все готовы видеть, как другой человек развивается, растет, в то время как сам «юморист» остановился или даже сдался. Внутренне человек в такой ситуации испытывает необходимость защищаться, реабилитироваться, в том числе за счет остроумия. 

Конечно, можно ответить шуткой, у некоторых это получается непроизвольно. Вопрос в том, как далеко вы готовы зайти, не превратиться ли ваше общение в дуэль на обидных шутках до психологического уничтожения одной из сторон. Альтернативным выбором будет отношение к пассивной агрессии юмором как к слабости собеседника или попыткам манипуляции. И тогда вы можете принять решение, что для вас в такой ситуации станет более экологичным — выйти сейчас из общения или прямо проговорить о нарушении ваших личных границ.

Ирина Данильянц.