image

Вряд ли у нас что-то получится, вы слишком хороши для меня», — мужчина со вздохом проводил расстроенную брюнетку к выходу из офиса. Так уныло завершался не служебный роман, а собеседование. Подобную фразу за последний год слышали многие кандидаты. И означает она только одно: опытного, разумного претендента с блестящим резюме и высоким IQ на работу не возьмут, потому что он «слишком хорош». В Америке это явление называют overqualified, что дословно переводится на русский как «излишне квалифицированный».

Когда человек впервые слышит, что соответствовать требованиям вакансии он может, только утратив лучшие навыки, это вызывает улыбку: «Вам нужно, вы и деградируйте». Но после третьего отказа, когда «финансовый парашют», заготовленный на черный день, начинает неумолимо сдуваться, причина перестает казаться смехо­творной. Возникает вопрос: «В чем проблема? Зачем работодателю брезговать отличным кандидатом?» Ведь это все равно что не пустить в дом слишком трезвого сантехника или отказаться ехать с аккуратным и уравновешенным водителем маршрутки. С другой стороны, кто из нас не сомневался в подлинности ювелирного украшения, выставленного «со скидкой» на витрине сомнительного курортного бутика? «Что-то здесь не так» — возникает логичное опасение.

Марина Безуглова, заместитель генерального директора исследовательской компании «ГфК-Русь» объясняет: всплеск отказов по причине overqualified приходится на периоды кризисов и рыночных рецессий. Тогда количество рабочих мест серьезно сокращается и лучшие специалисты начинают конкурировать в надежде получить хоть какую-то работу. Но и в «тучные годы» этим аргументом перекрывают кислород многим соискателям. Что же делать, если ни наверх, ни вниз пути нет?

БОЙ БЕЗ ПРАВИЛ

Моего знакомого IT-специалиста Вадима отправляли восвояси целых шесть раз. Нет, собеседование он проходил блестяще, но по завершении, получив всевозможные комплименты и восторги, слышал неизменное: «Ваш уровень сильно превышает наши требования. Вам у нас будет скучно». С этими словами за ним вежливо закрывали дверь. И это при том, что начиналось интервью с ­фразы: «Мы ищем звезду! Вадим, вы звезда?» Затем звучала цитата из гуру рекламы и менеджмента Дэвида Огилви: «Если мы будем нанимать людей масштабнее нас, мы станем компанией гигантов, а не карликов». Конечно, Вадим отвечал, что он — звезда, и подкреплял утверждение томами рекомендаций. Но в ходе дальнейшей беседы все снова скатывалось к пресловутому «слишком хорош».

Если спросить грамотного HR-директора, почему он не берет на работу идеального кандидата, который может больше, чем требуется, тот отбарабанит без запинки: «Стремиться занять позицию лучше, чем ты имеешь, — нормально, а вот искать худшей доли — нет. Может, кандидат выдохся, устал или не справился на предыдущем месте работы? А вдруг ему станет скучно и он будет работать вполсилы? А то и вовсе уволится через месяц?» Но лозунг «Требуется звезда!» явно противоречит подобным опасениям. Осознав это, Вадим всерьез решил сменить профессию или страну проживания.

Аналогичные мысли пришли в голову моему хорошему знакомому Дмитрию. Выложив свои сертификаты и перечень крупных сделок на стол, он ожидал услышать восторженное «Вау!», однако потенциальный работодатель тяжело засопел и на удивление честно признался: «Если я познакомлю вас с акционерами, то сам скоро останусь без места, потому что вы лучше меня и больше знаете». Затем, поддавшись расспросам, пояснил: «Мы все декларируем западную систему оценки персонала и знаем, что талантами нельзя разбрасываться. Но, что греха таить, люди — это животные, и у нас есть инстинкты. Самый сильный из них — инстинкт самосохранения. Если новичок окажется лучше меня, я потеряю свою работу».

Подобные инстинкты взыграли в душе президента другой компании, когда моя бывшая коллега Марина успешно прошла все этапы отбора на должность главного редактора в его медиахолдинге. Десять лет Марина занимала топовые позиции в деловых журналах. До руководства нишевым экономическим изданием ей оставался последний шаг — собеседование с психологом.

Войдя в кабинет, женщина получила лобовой вопрос:

— Убивать — это плохо?

— Да, — удивившись, ответила Марина.

— А если на вас напал маньяк, а у вас в руке нож?

— Тогда я буду сопротивляться.

— Жаль, я ждал, что вы опустите нож и начнете молиться Богу.

На том беседа была окончена. На следующее утро Марине позвонили, и голос в трубке сказал, что в работе ей отказано, потому что она «излишне квалифицированна». Но, как выяснилось позже, дело было не в профессиональных навыках, а в трактовке теста: под Богом подразумевался президент компании, а под готовностью поддаться маньяку — лояльность к решениям руководства. Не готова поддаваться — не будешь тут работать. От ощущения несправедливости Марина даже перестала спать по ночам. Хорошо, что теперь эта «сектантская» история вызывает у нее лишь улыбку.

image

КУДА БЕЖАТЬ

Стремясь получить работу в разгар кризиса, моя подруга Елена решила кое о чем умолчать: умерила размер желаемой оплаты, сократила пару строк в резюме. Напустив вид добродушной рабочей лошадки, готовой пахать целину за торбу овса, она получила-таки место в маленькой семейной фирме. Но, пересидев там самые тяжелые полгода, пока другие директора выстраивались в очередь на бирже труда, Лена при первой же возможности снова вышла на поиски. Конечно, ходить на собеседования она начала, потому что рынок стал восстанавливаться после кризиса, но еще и потому, что маститому сотруднику, как правильно считают специалисты по кадрам, очень тяжело снижать уровень профессиональных задач.

Почему? Могу объяснить на личном примере. Однажды я целый год провела в российском городке с населением 100 тысяч жителей, где полностью отсутствовали местные новостные издания и уж тем более — глянцевая пресса. Человек, всю жизнь работавший со словом, здесь мог заняться лишь вычиткой рекламных текстов в местной газете объявлений. Естественно, под чутким руководством жены владельца. Изучать мое резюме на предмет overqualified она не стала, но с первого рабочего дня объявила «выскочкой» и чуть ли не городской сумасшедшей, выдававшей «абсурдные» тезисы о стилистике, креативе и здравом смысле. Конечно, вступая в должность, я самонадеянно ожидала, что принесу свет разума в это мрачное царство. Оказалось, что царство вовсе не нуждается в освещении. После увольнения мне пришлось перейти на хлеб и воду, но пережить детокс-диету легче, чем признать, что фраза «Ярмарка детских и беременных вещей» построена грамотно.

Однако и более масштабные истории имели счастливый конец. Казалось бы, Тони Блэр по завершении срока британского премьерства должен жить воспоминаниями. То же могло произойти и с бывшим главным исполнительным директором X5 Retail Group Львом Хасисом после продажи его акций в компании. Но не случилось. Блэр не бедствует, выступая консультантом по экономическим вопросам в Казахстане, а топ-менеджер ретейлерской сети полон новых амбиций, работая в Wal-Mart в США. Как комментирует директор по работе с клиентами компании «ГфК-Русь» Елена Якубовская, сегодня желающим держать планку не суть важно — работодателя менять или страну. Расширение границ поиска, в том числе и географических, — прекрасное лекарство от overqualified. Правда, действует оно, только если проблема объективна, а не надумана самим кандидатом.

В ПРИКАЗНОМ ПОРЯДКЕ

«Вы поймите, этот человек очень талантлив», — убеждала свое начальство сотрудница рекламного агентства Маша. Тем временем ее протеже Катя сидела рядом на диване и молча хлопала глазами. «А она у вас хоть разговаривает?» — недоверчиво спросил директор, кивая на кандидатку. «Видите ли, ей три раза отказали в работе, уверяя, что арт-директор не может работать дизайнером, поэтому она очень переживает», — объясняла Мария. Проводившие собеседование топ-менеджеры были в замешательстве.

На работу Катю все же приняли, но лишь потому что Маша взяла ее на поруки. Спустя месяц к Кате вернулся дар речи. Спустя еще два она оправдала доверие, завоевав для агентства награду на фестивале рекламы. «Часто проблема с трудоустройством кроется в неадекватной самооценке кандидата, — считает семейный психолог и профориентатор Елена Суслова. — Представления о своих силах бывают либо завышены, либо, наоборот, занижены. Во втором случае соискатель выбирает вакансии с требованиями заведомо ниже его квалификации. После чего, что логично, следует отказ, и он снова падает в собственных глазах. Так происходит раз за разом, пока человек не научится оценивать свои сильные и слабые стороны адекватно».

Иной, по словам Елены, ситуация будет, если самооценка завышена: «В таком случае отказы сами по себе послужат кандидату хорошим уроком. Придется либо умерить аппетиты, либо подтянуть свои умения до требуемых». Но, как выяснилось, есть и третий способ — завоевать симпатию работодателя нарочитой самоуверенностью. «Бросьте вызов: сделайте меня охранником в вашей компании, и через полгода я буду сидеть в кресле топ-менеджера!» — заводил подопечных тренер карьерного роста. Мой знакомый Владимир воспринял всерьез советы профессионала. Получив новую работу, он всячески подчеркивал свое превосходство над коллегами. В первый же день в ответ на просьбу оформить приказ о зачислении, Владимир написал на бланке: «Генеральному директору. Приказываю». Адресат весьма удивился такому напору и ответил с иронией: «Сотрудник, который в первый же день пишет мне приказы, далеко пойдет. Вот только куда бы вас послать?» Но колкость новичок пропустил мимо ушей и продолжил демонстрировать решительный темперамент. Уже через полгода, бойко критикуя коллег и подчеркивая свои достоинства, он отправился на повышение. А еще через год покинул «тухлую контору».

Задумавшись, в чем секрет успешного выскочки, я поняла, что в работе, как в любви: одним везет вопреки всему, а другим — лишь изредка. Пример идеального кандидата найти все же удалось. Мою подругу Свету HR-специалисты обожают. В неописуемый восторг они приходят, когда задают ей вопросы «с подвохом» вроде: «Вы можете позвонить министру на сотовый в час ночи?» В ответ Света тихим, не допускающим возражений голосом мурлычет: «Да, безусловно». Но «слишком опытной» ее не назовут, потому что дипломы и рекомендации девушка предпочитает оставлять дома. Не в целях обмана, а исключительно из скромности.

Фото: Егор Заика