Круизная коллекция Chanel — это всегда гораздо больше, чем просто «чемодан в путешествие». Это и есть само путешествие. Вдохновляющее, продуманное до мелочей, ни к чему не обязывающее (разве что к самому беззаботному образу жизни), которое точно останется в памяти и еще внукам будете рассказывать.

Фото №1 - Отныне мода — это черно-белое кино. Так провозгласили Chanel, так тому и быть

Проще, наверное, перечислить, каких образов в круизной коллекции 2021/2022 нет. Chanel Cruise стал «собранием сочинений» всех самых обсуждаемых тенденций и точно попадет в подборки стилистов и редакторов моды на тему бахромы, кожи, кроше, кроп-топов, комбинезонов из денима, сетки и, конечно, твида, из которого соткано ДНК бренда.

Фото №2 - Отныне мода — это черно-белое кино. Так провозгласили Chanel, так тому и быть

В тизере к коллекции нам обещали бестиарий двух друзей — Кокто и Коко. Французский драматург и французский дизайнер постоянно переписывались и обожали мистику и символику. Но единственное животное, которое мы явно запреметили — рисованные голуби на костюме-двойке и их же, вплетенных в кружево коктейльного платья. Впрочем, загадок и намеков на шоу было предостаточно! Чего только стоит белый жакет, расшитый золотыми «пятерками», ракушками, цветами и еще сотней «диковин». А эти карикатурные снежники — эмблему самого Кокто — на стенах бэкстейджа так и хочется прочитать как «Ж»!

+11

Под занавес показа в это черно-белое кино неожиданно врывается немного красок. Точнее — это похоже на редкие проблески на пленке: драгоценная разноцветная вышивка в форме полевых цветов на высоких и широких брюках, одно синее платье и сиюминутные перья в оттенке лаванды. 

Фото №20 - Отныне мода — это черно-белое кино. Так провозгласили Chanel, так тому и быть

«Потому что Габриэль Шанель была близка Кокто, и я люблю фильм "Завещание Орфея". В частности, эта великолепная сцена: человек с головой черного коня спускается в Карьер де Люмьер, его силуэт вырезан на фоне белоснежных стен», — поясняет креативный директор Chanel Вирджини Виар. 

Как это принято у сюрреалистов — игра в одушевленное/неодушевленное. Вот и белоснежные голуби как символы мира взмыли вверх в финале показа. Именно этого ощущения — мира, поддержки, прощения и единения, нам всем так сейчас не хватает.