Возможно, вы уже видели Лорину Рэй — диву с лысой головой и в сияющем платье — в нашумевшем клипе Светланы Лободы «Boom Boom». Мужчины в музыкальном видео не оценили необычную участницу конкурса красоты, но, к счастью, современная нам реальность другая и подлежит изменениям. До конца года свет увидит масштабное исследование русской дрэг-культуры, зин Dragzina, которое придумали Лорина Рэй вместе с визажисткой и журналисткой Машей Ворслав, а крупные бренды тем временем все чаще приглашают королев — артистов в жанре дрэга — участвовать в рекламных кампаниях.

Мы встретились с Лориной Рэй и Алексеем Голубевым, другом, творческим партнером и дизайнером всех образов дрэг-квин, чтобы подробнее узнать о зине и его концепции, расспросить, чем хорош дрэг, а также выяснить, какие премьеры стоит ждать от дуэта в будущем.

Фото №1 - Лорина Рэй: «Когда надеваешь платье, похожее на сияющие доспехи, это придает тебе сил»
Платье с пайетками — H&M Studio A/W 2020

ELLE Что такое дрэг?

ЛОРИНА РЭЙ Дрэг — это момент, в котором ты можешь быть настоящим, самовыражаясь с помощью макияжа или ярких образов. Как маска, которая превращает обычного человека в супергероя.

В этом есть парадокс: обычно маски надевают, чтобы скрыться от мира.

Л.: Да! В этом и есть вся магия!

АЛЕКСЕЙ ГОЛУБЕВ Мы еще обсуждали, что дрэг — это некая сущность, которая живет в человеке.

Л.: Для каждого дрэг свой. Кто-то занимается этим, чтобы реализовать потребность в самовыражении, кто-то — потому что ему нравится быть причастным к искусству и создавать что-то красивое.

В инстаграм-аккаунте Dragzina, медиа о российском дрэге, которое вы создаете с визажисткой и журналисткой Машей Ворслав и командой, объявлено, что первый печатный номер журнала выйдет в этом году. Что ждет читателей внутри?

Л.: Dragzina — это не тоненький журнал, а первый увесистый зин о русском дрэге. Самое главное, что его структура похожа на азбуку: от «А» до «Я». Своего рода словарь, в котором каждый сможет почерпнуть что-то новое для себя или узнать о течении в целом, о его видах, о ключевых персонажах. Но раскрывать все карты я пока не буду.

Как пришла идея создания такой «энциклопедии русского дрэга»?

Л.: Маша Ворслав интересуется дрэгом, красится в нашей стилистике, и у нее появилась идея создать масштабный проект о дрэг-культуре. Формат зина нам подсказал название — Зина. Оказалось, это огромный труд, и мы все делаем своими силами.

Если уже подписался на телеграм @dragzina, а смотреть десять сезонов RuPaul's Drag Race нет времени, как быстро пополнить теоретические и визуальные знания о дрэге?

Л.: Если нет времени посмотреть все сезоны, то стоит познакомиться с главными королевами шоу: Акварией, Сашей Велюр, Вайолет Чачки, Мисс Фейм (прим.: 10, 9 и 7 сезоны соответственно). Мне эти выпуски кажутся самыми интересными и яркими, и на базовом уровне этого будет достаточно. Не обойтись и без фильмов. «Вигсток», например. Если человек хочет углубиться, стоит просто смотреть все пути развития дрэг-культуры.

Кто ваша любимая королева?

Л.: Саша Велюр, потому что она тоже лысая (смеется). Но если честно, я не могу сказать однозначно, каждая королева обладает уникальными чертами и характером.

Как вообще оценивать дрэг-королев? По внешнему виду, по харизме и силе характера?

Л.: В первую очередь оценивают визуальный образ.

А.: Charisma, uniqueness, nerve and talent! (прим.: цитата из песни Ру Пола, ведущего шоу RuPaul's Drag Race).

Фото №2 - Лорина Рэй: «Когда надеваешь платье, похожее на сияющие доспехи, это придает тебе сил»
Платье с пайетками — H&M Studio A/W 2020

Мне нравится форма моего черепа, нравится доводить стрелки до макушки, «масштабировать» макияж. Одного лица как будто мало.

Если пофантазировать: стали бы вы участвовать в соревновании королев и если да, то что бы сделали с выигрышем в $100 тыс.?

Л.: Творил бы! Иногда я ощущаю буквально физический голод по креативу.

Знаю, что наряды могут стоить дорого, сотни тысяч.

А.: Это правда. Все деньги идут на Лорину.

Как появился ваш образ с несколькими рядами накладных ресниц, отсутствием пышного парика и яркими пугающими линзами? Как поняли, что это — Лорина Рэй?

Л.: Лорину Рэй мы делаем вместе с Алексеем. Сначала мы перепробовали разные образы, но со временем сошлись во мнении, что лысый и, скажем, агрессивный внешний вид — то, что нужно. Началось все после съемки для бренда SORRY, I’M NOT, в процессе которой Лорина стала лысой. Понравилось, я нашел себя в этом образе. Мне комфортно выступать без париков, особенно когда речь идет о липсинк (прим.: исполнение песен под фонограмму, когда артист поет в микрофон беззвучно): ничего не мешает и не путается. Если уж надевать снова парики, то они должны быть необычными.

То есть, это была случайная находка?

Л.: Не совсем. Мне нравится форма моего черепа, нравится доводить стрелки до макушки, «масштабировать» макияж. Одного лица как будто мало.

А разноцветные линзы? Всегда их надевали?

Л.: Мне нравится, как эффектно смотрится макияж глаз с выразительным, необычным цветом радужки. Чаще всего я выбираю белоснежные линзы.

В одном из интервью вы сравниваете дрэг со спортом. Почему?

Л.: Потому что это вызов, это энергетически и физически выматывает. Можно потратить на создание макияжа шесть часов, а потом носить его в течение 12 или даже 20 часов в процессе  съемок. Под румянами и тональным кремом уже успевает появиться щетина. Тем не менее, от дрэга получаешь удовольствие: ты создаешь на себе картину, становишься живым полотном.

Вы выступаете против кардинального изменения внешности при помощи пластики. Верите в силу макияжа?

Л.: Если это категорически необходимо, допустим, произошла травма или что-то похожее случилось, то пластика может помочь. В любых других случаях у меня возникает вопрос: зачем? Есть косметика; если надо что-то в себе изменить, можно при помощи кистей и красок визуально скорректировать «несовершенства». Я давно работаю в бьюти-индустрии как стилист по волосам и визажист, и понимаю, что такое косметология, как все это выглядит, если переборщить, как люди меняются до неузнаваемости: сначала все вроде натуральное, а потом раз — и два килограмма в губах.

Фото №3 - Лорина Рэй: «Когда надеваешь платье, похожее на сияющие доспехи, это придает тебе сил»
Жакет, рубашка и брюки из люрекса — все H&M Studio A/W 2020
Фото №4 - Лорина Рэй: «Когда надеваешь платье, похожее на сияющие доспехи, это придает тебе сил»

Дрэг вообще никак не связан с сексуальностью. Это искусство, которым может заниматься каждая девушка, каждый мужчина

Есть ли перспективы у дрэга как у коммерческого жанра? Или за пределы клубов и корпоративов он никогда не выйдет?

Л.: То, что у нас дрэг-королевы работают в клубах — это понятно. Это устоявшаяся традиция, свой мир. Для того чтобы культура дрэга выходила в массы, выливалась в регулярные сотрудничества с крупными брендами, должно пройти достаточно времени и появиться достаточное количество достойных артистов. Например, большинству королев показывать себя вне клубов просто не интересно. Есть очень мало ребят, которые делают что-то новое, экспериментируют и пытаются развиваться вне клубов. 

Насколько я понимаю, королевы часто находят свой образ, нишу, клуб — и не меняют это годами?

Л.: Да, потому что они начинают там зарабатывать. Не так много, как хотелось бы, но все же это затягивает. К сожалению, такие дрэг-королевы не развиваются, остаются на прежнем уровне: делают один и тот же грим, одни и те же номера. И просто изо дня в день пашут. Плохо, что в наших клубах нет профессиональных арт-директоров, которые готовы менять форматы и придумывать новые шоу, приглашать артистов. Народ кормят программой из 90-х годов. 

А.: Те, кто выступает в клубах, наверное, даже не знают, кто такая Лорина Рэй.

Л.: Знают. Но их устраивает планктонный уровень развития, к сожалению.

Это как?

Л.: Они тормозят, вообще неинтересные. Им просто в кайф надеть силиконовую грудь и скакать по сцене в парике и на каблуках. И это очень бесит, потому что из-за подобного «исполнения» складывается впечатление, что дрэг — это пошлость, которой место только в клубах. И правда: в таком «дрэге» нет эстетики. Поэтому-то у зрителей нет ощущения, что дрэг может быть каким-то другим, спокойным, харизматичным, что его можно использовать в направлении art and science, создавать на его основе перформансы. Такой у меня получился хэштег #накипело (смеется).

Как вы думаете, из-за этой «пошлости» в России дрэг ассоциируется с сексуальностью и не воспринимается как терапия или искусство?

Л.: Одна из основных идей нашего зина — донести, что дрэг вообще никак не связан с сексуальностью. Это искусство, которым может заниматься каждая девушка, каждый мужчина. Дрэг не привязан к полу: он может быть эфемерным, воздушным, агендерным. Например, мой персонаж — бесполый. Единственное, мы используем очень много женских элементов одежды, потому что мужские нам не подходят. Когда ты надеваешь платье, похожее на сияющие доспехи, это придает тебе сил, уверенности в себе. Дрэг может быть терапией; думаю, каждый человек должен попробовать перевоплотиться, чтобы лучше понять себя. Это не значит, что мужчинам обязательно нужно переодеваться в женщину.  

Да, сексуальный подтекст у жанра появился из-за ночных клубов, как и то, что дрэг начали путать с травести. Но дрэг — это не про переодевание в человека другого пола.

Вот вы назвали дрэг терапией — кому бы вы ее прописали?

Л.: Я думаю, что всем нужны курсы по дрэготерапии. Тем, кто ковыряется в себе, ходит к психологам, не знает, как справиться со своими сложностями и проблемами. Дрэг помогает заново открыть себя, найти новые точки зрения на разные жизненные ситуации, перестроиться на другую эмоциональную волну. Есть же терапия, когда люди рисуют, работают с цветами и красками. Так же может сработать и дрэг.   

Фото №5 - Лорина Рэй: «Когда надеваешь платье, похожее на сияющие доспехи, это придает тебе сил»
Гофрированное платье — H&M Studio A/W 2020

Вне дрэга вы работаете визажистом и стилистом по волосам. Что отнимает больше времени?

Л.: Я уже лет десять как колорист, парикмахер и визажист. Вместе с Алексеем мы работаем как стилисты и параллельно занимаемся каждый своими проектами. Дрэг для нас — забава, общее увлечение. Все начиналось для себя: мы просто создавали красоту, потому что не всегда были подходящие модели, не на каждой возможно было показать задуманный образ, не каждая могла передать нужную эмоцию.

Вы используете жанровые тренды в макияже и колористике, работая с клиентами?

Л.: Как ни странно, я минималист. Невозможно представить, чтобы ко мне пришла клиентка, и я начал ей агрессивно осветлять волосы. Я выступаю только за натуральные оттенки и классические цветовые сочетания. А вот в макияже могу разгуляться: например, недавно была свадьба, на которой невеста, мама невесты и все их подруги были в дрэге. Это интересно, когда клиенты смотрят на мой инстаграм и хотят «сделать так же». Радует, что девушки разных возрастов становятся смелее и хотят смелые фотосессии и образы.

Как вы провели карантин?

Л.: Чудно! Столько идей появилось, некоторые удалось реализовать даже дома. Самым неприятным было то, что многие проекты отменились. И да, ожидание курьера с накладными ресницами и тканями для новых образов иногда оказывалось невыносимым.

А.: Купить ткань даже в реальной жизни сложно, а тут приходилось заказывать ее онлайн. Хочется же потрогать, внимательно рассмотреть фактуру, подобрать оттенок. Два куска ткани, которые пришли на карантине, нам не подошли: в жизни они выглядели ужасно.

А наряд из клипа «Boom Boom» Светланы Лободы вы сами выбирали? Он тоже из вашей коллекции?

Л.: У дивы сундучок всегда при себе (смеется). Платье наше, мы часто берем его на съемки. Оно весит несколько десятков килограммов, но когда я в образе, не ощущаю ни его, ни мейка. Я просто получаю удовольствие.

Вы вручную создаете все наряды? Сами пришиваете глиттер, камни, пайетки?

А.: Да, только так. Сейчас, например, я обшиваю белоснежное платье в пол прозрачными пайетками. Сколько уже, несколько месяцев? Наряд нужен для ролика, который мы придумали до карантина, но так и не успели реализовать. На него нас вдохновил старый фильм «Кэрри» и другие хорроры прошлого.

Л.: Наряд, который Алексей так долго делает, в итоге будет залит кровью, которая не отмоется. Для меня это кутюр-кутюр.

А.: Это перформанс, это вызов для меня. Я трачу энергию, время, здоровье (буквально, могу сутками не спать) на платье, которое Лорина наденет всего один раз.

Л.: Потом мы планируем сделать выставку со всеми моими нарядами. Нашу местную Met Gala.

Сколько образов уже можно выставить?

Л.: Уже есть десять нарядов, но хочется сделать что-то масштабное, как минимум с 30 экспонатами. Оформить пространство видео, подсветкой, не только поставить манекены.

Фото №6 - Лорина Рэй: «Когда надеваешь платье, похожее на сияющие доспехи, это придает тебе сил»
Пиджак и брюки — H&M Studio A/W 2020

Есть ли у Лорины любимый образ?

Л.: Все. В каждом по-разному себя ощущаешь. Характер образов всегда похож, а настроение разное. Например, в платье в камнях, которое весит 35 кг, по-другому держишь спину, выглядишь строгим. Розовый комбинезон, который Алексей делал несколько месяцев, более нежный: там многослойные рукава. Наряд кажется магическим, воздушным. Еще я очень люблю красное платье с 25-метровым шлейфом, который красиво развевается во время съемок.

В вашей сценической карьере были и перформансы, и выступления в клубах. Что нравится вам больше?

Л.: Я прекрасно отношусь к липсинку, но не под русскую попсу. Помимо липсинков и танцевальных выступлений мне хочется экспериментировать с искусством. Например, у меня в планах перфоманс: сначала буду сидеть без макияжа в образе Лорана, а художница в это время будет рисовать мой портрет, а после начну краситься, и Лорину тоже изобразят, но уже на больших полотнах.

Как о вас узнает массовая аудитория?

Л.: Это происходит само по себе. Когда мы начинали заниматься Лориной Рэй, то снимали образы дома, для себя, потом переместились в студии и, как следствие, стали органично расти в инстаграме. Мысли о том, как бы набрать миллион подписчиков, не было: мы получали удовольствие от работы.

Но на самом деле, нам бы хотелось привлечь внимание не столько массовой аудитории, сколько крупных косметических брендов. Они не поддерживаю креативное комьюнити, которое активно пользуется косметикой и действительно может ее протестировать, показать возможности макияжа. Вероятно, с поддержкой марок дрэг в России станет лучше: королевы зарабатывают не много, своими силами закупать материалы очень тяжело.

Фото: Анна Галкина и Алена Космина @Trueillusion

Стиль: Алина Шкарупа

Свет: Павел @Kometa_rent

Ассистент фотографа: Соня Наринская

Асситент стилиста: Мария Михеева

Продюсер: Екатерина Нечкина

Интервью: Валерия Парфенова