Клер Шуан из тех, для кого нет ничего невозможного. В позапрошлом году она путешествовала по Золотому кольцу, и из этого русского приключения родились украшения Hiver Impérial. Коллекция высокого ювелирного искусства этого года, Nature Triomphante, быть может, чуть проще в тематике (она посвящена природе, и если конкретно — ботанике), но гораздо сложнее в подготовке. На ее разработку ушло почти три года, а научное исследование, благодаря которому она стала возможной, длилось и того больше — ­десять лет.

Лети, лепесток: цветочные кольца из новой haute joaillerie коллекции Boucheron (фото 1)
1. Кольцо Nature Triomphante, гортензия Violet Bleu, турмалин- индиголит, пурпурные и синие сапфиры, бриллианты, титан, Boucheron 2. Кольцо Nature Triomphante, пион Avis Varner, сапфир падпараджа, черная шпинель, желтые и пурпурные сапфиры, титан, Boucheron 3. Кольцо Nature Triomphante, эквадорская роза, спессартин, титан, Boucheron

Перед началом закрытой презентации в Париже все были заинтригованы: в Nature Triomphante ювелиры использовали совершенно новую технологию, которой суждено перевернуть привычный мир украшений и, возможно, даже вмешаться в ход жизни растений. Первые изделия на презентации тайны не раскрыли, хотя среди зрителей уже начали разноситься восхищенные возгласы. Колье Lierre Givré — плющ из бриллиантового паве, чуть тронутый инеем из белоснежного опала кахолонга, — звенит, точно льдинка, а двигается — будто живое растение колышется на зимнем ветру. Команда Клер Шуан отсканировала живой плющ, чтобы не упустить ни одной детали — в итоге листья украшения в точности повторяют свой органический аналог: от формы до узора, от изгиба стеблей до подрагивания при малейшем движении. Место золота или платины здесь занимает титан — легкий металл придает украшению ту самую живость и не утяжеляет его.

Прием со сканером лег и в основу других изделий Nature Triomphante — так соцветия гортензии на колье Nuage de Fleurs получились прекрасными в своем несовершенстве, совсем как в жизни: загнутые асимметричные лепестки и едва заметные переходы тона на розовом перламутре. В центре колье Fleur de Nuit — цветок из черно-синего авантюрина, ­повторяющий объем живого бутона.

Лети, лепесток: цветочные кольца из новой haute joaillerie коллекции Boucheron (фото 3)
Фото
alamy/tass

Мы ходили среди этих украшений, как в зимнем саду, и начисто забыли, что вообще-то впереди нас ждет самое настоящее научное открытие. Тут, наверное, стоит упомянуть, что тема природы для Boucheron не случайна. Фредерик Бушрон был очарован органическими формами, красками и энергетикой живой природы и пытался передать эту жизнь через «мертвый» металл и камни. Собственно, то самое колье-плющ Lierre Givré не что иное, как более продвинутая реплика украшения 1881 года. Бушрону никогда не нравились безупречные букеты флористов, точно подобранные по форме и цвету. Он любил несовершенства, в которых и заключается истинная красота. Клер Шуан еще несколько лет назад задумалась, как лучше всего вписать новые коллекции в наследие Boucheron, используя современные технологии. Решение оказалось легким, но амбициозным, точно как изобретения Илона Маска. Почему бы не отправить Tesla в космос? Почему бы не сделать кольца из живых цветов, которые при этом можно будет передавать из поколения в поколение, как семейную реликвию?

Команда Шуан приступила к исследованиям — все существующие до этого техники «резервации» имели побочные эффекты. Одни убивали первоначальную игру цвета на лепестках, другие уничтожали форму, третьи вообще не способны «забальзамировать» бутон так, чтобы он хранился веками. Все это время Клер искала не там — среди работников ботанических садов, на страницах диссертаций по биологии. А всего-то нужно было найти грамотного петалиста, то есть мастера по лепесткам. И он такой в мире один, то есть одна — Клер Букль, художница, работающая с органическим материалом. Еще десять лет назад она задалась идеей создать такой раствор, который бы сохранил бутон в его первозданном виде навечно, не меняя цвет и текстуру. В 2018-м ее научные эксперименты наконец дали плоды. Состав чудо-средства не раскрывается, но именно его использовали в Boucheron, чтобы создать кольца из реальных, живых цветов. То, что вы видите на иллюстрации справа, — это украшения из розы, пиона и гортензии. Всего в этой части Nature Triomphante девять колец с бутонами из анемона и различных видов роз и пионов: от эквадорских до сортов La Belle Foncée и Avis Varner. Большинство сделано из титана, опять же для легкости, а камни на этих украшениях — сапфиры, топаз и гранат — лишь на вторых ролях, что уж совсем нетипично для коллекции высокого ювелирного ­искусства.

Эта часть презентации называлась «Алхимик» — вполне логично, если учесть, что Клер Шуан тут практически играет в бога, пытаясь добиться вечной жизни, пусть всего лишь для хрупкого цветка. И для клиенток Boucheron такое кольцо будет иметь особенное значение — символ вечной молодости на безымянном пальце, прекрасное напоминание о том, что в этом мире возможно все.