Интервью — Оля Степанян 

Фото — Эмми Америка

Стиль — Настя Клычкова

Макияж — Катя Горелова

Прически — Евгений Зубов

Ассистент стилиста — Аня Петрова

Монтаж выставки — Эля Стреженюк

ELLE Начнем с главного: почему вы решили открыть галерею?

МАША КОМАРОВА Идея родилась совершенно естественно. Мой лучший друг Игорь Андреев  (бывший главный редактор Numero – прим. Ред.) стал художником. Слава Богу, у меня есть прошлое в современном искусстве: я много писала об искусстве в разные издания, в том числе в Vogue, занималась пиаром в Музее современного искусства – в общем, разбиралась. Меня всегда раздражал снобизм, присущий совриску: тупые сноски и таблички с пространными объяснениями к каждому плевку, мол, там заложен глубокий смысл. А красивое искусство, которое просто дарит эмоции, положительный заряд, считается низким, декоративным. Вечная борьба передвижников и ребят из мира искусства. Я однозначно за вторых.   Меня бесит очень популярное сейчас социально-политизированное направление, особенно умники, которые указывают, что искусством, по их мнению, является, а что – нет. Фэшн-фотографы проводят гигантские ресерчи, тратят уйму времени на подготовку съемок, а какой-нибудь современный художник школы Родченко ставит их на место фразой «вы никакие не художники, а обычные фотографы!». Непозволительный снобизм. Моя миссия – оспорить его. Искусство Игоря как раз визуальное, веселое, нарративное, сказочное, очень крутое. Его должны видеть как можно больше людей. Мы с ним как-то сели, еще до карантина, и решили, что круто было бы показывать его в собственной галерее. Повезло, что я живу в квартире на первом этаже с отдельным входом и серыми стенами – чем не готовое арт-пространство?

ИГОРЬ АНДРЕЕВ Для меня это был прикол, новое состояние  – я вообще пребываю в вечном поиске себя. Раньше  показывал свои работы самым близким друзьям, включая Машу, но как-то в гости заглянули Юля Пош и Таня Столяр из «Антиглянца» и сказали: «Игорян, это мегакруто и  весело! Нужно с этим что-то делать!». Несмотря на то, что я  очень уверен в своем искусстве, в том, что транслирую через персонажей, рисунки и одежду, немного боялся масштабироваться. Есть же художники, творящие десятки лет, но при этом не заявляющие о себе во всеуслышание. А тут появляюсь я с персональной выставкой и предлагаю посмотреть путешествие Китика в подводный мир.

«Верея — самый маленький город»: познакомьтесь с двумя бунтарями, которые делают современное искусство веселым
На Игоре: жилет и брюки, все — Prada; футболка-поло, TelFar (KM20)
Фото
Эмми Америка

Игорь, а до этой истории ты не вел переговоров с другими галереями?

ИГОРЬ Мне все друзья это советовали, но я принципиально не искал других путей. Я привык работать только с друзьями. Даже признание и популярность не настолько важны, как сплоченная команда. Вот и съемку для этого интервью мы сделали с друзьями, и посмотрите, как невероятно вышло! Потому что творили в максимально комфортных условиях.

МАША Добавлю, что для нас процесс не менее важен, чем результат. Мы скорее откажемся от результата, чем будем работать с малопонятными, странными, да просто незнакомыми людьми.

Поговорим технический момент. Как вы согласовали открытие  «У Марии» с собственником квартиры?

МАША У меня не лэндлорд, а Боженька! Я спросила: «Можно ли сверлить стены?» — он разрешил. Спросила: «Можно ли говорить, что галерея у меня дома?» — тоже разрешил. Да еще и на новые розетки потратился.

«Верея — самый маленький город»: познакомьтесь с двумя бунтарями, которые делают современное искусство веселым
На Игоре: жилет и брюки, все — Prada; футболка-поло, TelFar (KM20). На Маше: пальто, пуловер, колготки, все — Miu Miu; корсет, Prada.
Фото
Эмми Америка

Как вы планируете монетизироваться?

МАША Будем продавать работы на выставке. Надеемся, продадим все

ИГОРЬ Представим весенне-летнюю коллекцию Vereja 2021, плюс коллекцию осень/зима 2020. Можно будет приобрести и платье из кроссовок, и свитер с оленем, над которым я провозился лет пять. Все вещи представлены в единственном экземпляре, повторить их, к сожалению, невозможно — уж очень трудоемкие. Настоящий кутюр.  

Насколько затратно само открытие?

МАША Потратили не больше двухсот тысяч. Все, кто помогает вязать инсталляции, доделывать вещи, вышивать бирки, работают на энтузиазме. Мы просто купили еды на несколько дней. Плюс съемки для изданий: за свет и фотопленку отдали 40 тыс. рублей, за съемку новой коллекции — 50 тыс. Еще купили алкоголь для открытия.

ИГОРЬ Мы не считали, сколько стоят краски, холсты, пряжа — чисто про организационные моменты говорим.

«Верея — самый маленький город»: познакомьтесь с двумя бунтарями, которые делают современное искусство веселым
На Игоре: плащ Raf Simons (KM20); футболка, собственность стилиста; мюли, Martin Rose (KM20). На Маше: жилет, футболка-поло, брюки, сапоги, все — Louis Vuitton; серьги, Ambush (KM20)
Фото
Эмми Америка
«Верея — самый маленький город»: познакомьтесь с двумя бунтарями, которые делают современное искусство веселым
На Игоре: плащ Raf Simons (KM20); футболка, собственность стилиста. На Маше: жилет, футболка-поло, брюки, все — Louis Vuitton; серьги, Ambush (KM20)
Фото
Эмми Америка

Сколько будут стоить вещи Vereja?

МАША Самые сложные — в районе тысячи евро.

ИГОРЬ Не хочется копить эту одежду. Я вывез к Маше все свои работы. Она  раньше жила в чистом пространстве, а сейчас заходишь — и ого-го-го!

Каково спать в пряже?

МАША Я вообще люблю спать в десяти слоях защиты, даже подъезд и квартиру ими считаю. Поэтому работы — дополнительный защитный слой, мне с ними спокойнее.

«Верея — самый маленький город»: познакомьтесь с двумя бунтарями, которые делают современное искусство веселым
На Маше: платье, Gucci; бра, CH4RM
Фото
Эмми Америка

Игорь, расскажи про свои работы. Сколько они у тебя заняли времени, сколько вы оплетали пространство? Я как ни посмотрю stories, вы все время прядете.

ИГОРЬ Тема выставки — ресайкл. Например, одна из картин —  баннер с рекламной съемки одного обувного бренда, который хотели выкинуть. Я его забрал, приклеил дома скотчем к потолку и расписывал около месяца. Эта картина много повидала:  я раскатывал ее во дворе под весенним дождем, сидел на ней на Арбате и вязал в рамках акции «День вязания». Что касается куба: он сделан из части вещей, которые мне приносили друзья, знакомые и Instagram-подписчики (запрещенная в России экстремистская организация).  

В принципе, в чем заключается история моего искусства? В объединении людей. Очень круто, что практически ко всем работам приложил руку кто-то, помимо меня. Например, есть картина, к которой причастны человек сорок.

МАША У Игоря суперспособность — увлекать своими идеями. Я не знаю другого художника, который может мотивировать пятнадцать человек все выходные с утра до вечера  оплетать его куб, писать, вышивать.

ИГОРЬ Прикол в том, что я часто собираю так называемые «групповушки» (мне нравится слово), и на всех люди молчат. Пятнадцать человек работают в абсолютной тишине, даже музыку никто не хочет включить. Общаются только во время еды.  Ко мне приходят люди, которые правда хотят творить, или, у которых, скажем, творческий кризис. Они спрашивают: «Игорь, что делать?». А я отвечаю: «Можно все». Даю свободу. Так, выставка обрастает новыми объектами. Одни, например, связали дерево в окне, другие – игрушку в виде моей собаки Андрея. И многие приходят не по одному разу. Это классно.  

«Верея — самый маленький город»: познакомьтесь с двумя бунтарями, которые делают современное искусство веселым
На Маше: платье, Miu Miu
Фото
Эмми Америка

Звучит, как зарождение какого-то художественного направления. Игорь, ты вообще чувствуешь, что у тебя появляются подражатели?

ИГОРЬ Я вижу людей, которые следуют за мной и поддерживают меня. Подражателей не выискиваю. Скажу так: я изначально стилист и не замечаю копирования. Если кто-то полностью позаимствует мой дизайн, я только обрадуюсь, что вдохновил человека. Все и так воруют идеи друг у друга. Мозг так устроен, что мы создаем что-то, опираясь на увиденное до этого.  Наверное, если появятся последователи, я буду рад. Да и, уверен, я сам чей-то последователь. Поскольку я не силен в истории искусств, не могу сказать, что именно я почерпнул у Пикассо, а что – у Моне.

МАША Мне нравится, что Игорь очень интуитивный чел. Он, в хорошем смысле, вообще не думает, не рационализирует. Так и надо жить: душа просит – делай.  Например, я снимаю квартиру за большие деньги. Знакомые раньше удивлялись, мол, зачем так шиковать, лучше копить на свою и снимать поскромнее.  Но если бы я не последовала своему сердцу, не переехала в эту квартиру, галереи бы не было. А сейчас я суперсчастлива. Не надо никого слушать.

ИГОРЬ Мне плевать, понимают мое искусство или нет. Два года назад, когда я только придумал бренд, все, кроме друзей, считали меня сумасшедшим. Я хочу, чтобы. глядя на мои работы, люди не боялись экспериментировать и быть вне системы. Я честно пытался учиться дизайну одежды, но после первой лекции по конструированию юбки понял, что мне это вообще не нужно. То же самое касается картин и рисунков. Недавно одна девочка пыталась мне объяснить, как правильно наносить акрил и масло. А мне не нравится, как правильно, – мне нравится элемент неожиданности.  Разливаешь воду на лист, давишь гранат, и начинаешь выводить нечто гранатными ошметками. Так же и с красками. Интересно, когда не знаешь, как материал себя поведет.

«Верея — самый маленький город»: познакомьтесь с двумя бунтарями, которые делают современное искусство веселым
На Игоре: пуловер, пиджак, брюки, сапоги, все — Prada; носки, Falke
Фото
Эмми Америка

Насколько галерее «У Марии» важно стать частью условного галерейного сообщества? Пригласите ли на открытие кураторов других галерей? Важен ли вам их фидбек в принципе?  

МАША Не уверена, что они нужны.  Мы зовем фотографов, стилистов, дизайнеров, светских девушек – а-ля модную тусовку. Можно, конечно, пригласить какого-нибудь представителя современного искусства, но он обязательно скажет, что у нас искусства нет. Хочется просто развивать галерею, продавать работы. У нас упор на ручной труд.  Тут никогда не будет выставок принтов и диджитал-арта – того, что вышеупомянутые галеристы скорее сочли бы искусством.

Ты думаешь, что работы, которые вы выставляете, все-таки больше про фэшн?

МАША Я считаю, что это искусство для фэшн-тусовки.  

ИГОРЬ Ну не только. Но пока для узкого коммьюнити, да. На открытии будут только близкие друзья и люди, которых мы рады видеть. Пусть это звучит по-снобски, но это, все-таки, Машина квартира.

МАША Это моя вечеринка-выставка протяженностью в четыре часа на шестидесяти квадратных метрах. Сюда чисто физически много людей не поместится, и пока я не хотела бы видеть совсем посторонних.

«Верея — самый маленький город»: познакомьтесь с двумя бунтарями, которые делают современное искусство веселым
На Маше:
Фото
Эмми Америка

С наполнением разобрались, теперь — к названию и логотипу.

МАША Просто я очень люблю детство и Россию.

ИГОРЬ Я тоже обожаю Россию.

МАША Не в смысле безруковщины с золотыми куполами и березами, а в смысле стола с клеенкой, деревенского домика бабушки, трэшовых провинциальных кафе. Конечно, любой, кто живет в центре Москвы, может сказать то же самое. Но я правда обожаю такой колорит. Название так и родилось: оно напоминает о закусочной посреди трассы Москва–Петербург с невкусной едой и литрами майонеза, о дороге и бесконечной России кругом.  А что касается логотипа — печенюшки «Мария» — это любимое печенье моей бабушки. Важная часть моего детства — наблюдение за тем, как она макает печенье в чай и ест. Плюс визуально отлично выглядит.

Команда выражает особую благодарность волонтерам проекта: 

Аня Петрова  

Алина Гринина  

Рина Долгушина  

Саркис Айдиняе  

Настя Герасимова  

Маша Мамонтова  

Лиза Яковлева  

Аня Денисова  

Лера Лазарева  

Мария Яценко  

Светлана Лазарева  

София Виноградова  

Любовь Жукова  

Софи Бузик  

Яна Еграшина  

Милена Рыльцева  

Оксана Сосновская