Показ Oscar de la Renta на Неделе моды в Нью-Йорке

Первая коллекция, созданная без участия основателя Дома

Самым долгожданным показом этого сезона на Неделе моды в Нью-Йорке можно без преувеличения назвать шоу Дома Oscar de la Renta. Основатель легендарной марки умер в октябре прошлого года, и осенне-зимняя коллекция впервые создавалась без его чуткого руководства. Всего за несколько дней до смерти де ла Рента объявил имя своего преемника – им стал Питер Коппинг, ранее работавший в Nina Ricci. Именно он и стал автором представленной накануне коллекции

На Коппинге лежала огромная ответственность – ожидания и надежды, возложенные на него, были невероятно высоки. Дизайнеру необходимо было не только с деликатностью отнестись к ДНК бренда, к его идеалам и аксиомам, но и заявить о себе, как о человеке, способном начать новую главу в истории легендарного модного Дома.

Показ Oscar de la Renta на Неделе моды в Нью-Йорке
Показ Oscar de la Renta на Неделе моды в Нью-Йорке

«К сожалению, я виделся с Оскаром всего несколько раз, - признался новый глава бренда. – Но мы сразу поняли друг друга». Коппинга и де ла Рента объединял общий взгляд на женскую красоту – классическую и элегантную. В своей дебютной коллекции он не пытался имитировать прошлые коллекции марки или угадывать, чтобы сделал на его месте основатель кампании. По его словам, это не то, для чего его нанял Оскар. И тем не менее, осенне-зимняя коллекция во многом получилась ретроспективной. Коппинг постарался охватить все темы, затрагиваемые в творчестве де ла Рента, представив на подиуме и длинные платья для красных дорожек, и коктейльные наряды, и элегантные пальто, и женственные костюмы.

Показ Oscar de la Renta на Неделе моды в Нью-Йорке

Если у Nina Ricci Коппинг выбирал для каждой коллекции одну узкую тему и работал, не отступая от этой концепции, то здесь его единственной темой стала женская красота, поэтому зрители могли увидеть весь спектр силуэтов и цветов.

После показа поклонники Дома вздохнули с облегчением – Коппинг не стал устраивать революции, а показал ровно то, что от него ожидали: не подражание стилю Оскара де ла Ренты, а тонкое переосмысление его работы.