image

Первый вопрос, который мне задают после наших показов в Париже журналисты: «Что означает для Вас как для дизайнера тот факт, что Вы русский?». Я всегда с гордостью утверждаю: быть русским дизайнером - замечательно. Когда мы только пришли в Париж, отношение к нам было довольно настороженным. Пресса и баеры ждали, что же покажет этот парень из России, чем удивит. Сегодня все иначе: бренд CHAPURIN оценивают ровно так же, как и марки бельгийских, голландских, итальянских дизайнеров… Есть универсальные критерии, лишенные этнографичности, которые позволяют профессионалам давать те или иные комментарии. Имеет ли значение тот факт, откуда родом дизайнер? Да, но только косвенное.Я считаю себя художником XXI века и создаю свои коллекции не только для России и российских потребителей (хотя, безусловно, люблю свою страну и людей, меня окружающих). Я хочу, чтобы тот имидж России, который все еще существует, связанный с отрицательными для меня понятиями (водка, матрешка, перестройка), ушел в прошлое.

Естественно, я - русский дизайнер, но русский в силу своего происхождения, ментальности, культуры… Все это отражается в моих коллекциях: «Лолита», «Анастасия», Russian Dreams, «Анна Каренина», коллекция весна-лето 2009 - все они так или иначе связаны с русской темой, но переосмысленной, а не буквальной и плоской.Что есть русская мода, каковы ее визуальные черты? Я часто беседовал с профессионалами отрасли за рубежом, и никто не мог дать мне более или менее вразумительный ответ. И только культовый персонаж мира моды Сильви Грюмбах ответила мне вопросом на вопрос: «А каковы визуальные черты французской моды..?»

Когда я начинал свою карьеру, одной из моих целей было преодоление «хронической» нелюбви к русскому дизайну. Сегодня этот этап позади: русскую одежду стали покупать – это факт. Все больше людей выбирает ее не в силу патриотических чувств или финансовых причин, а ориентируясь на те же критерии, которые важны при покупке вещей зарубежных брендов: одежда должна нравится и быть качественной. Вот и ответ.