Nose Perfumes

Москвич Тимур Солодов уверен, что обоняние недооценивают и часто люди не обращают внимания на ароматы вокруг. Игнорировать Nose Perfumes не получится. Они пахнут тополиными почками, парой новых кожаных ботинок и романами Вирджинии Вулф.

Я больше 10 лет работал в корпоративной среде, пока не оказался в чудном испанском саду. Из разных уголков ветер приносил ароматы цветов апельсиновых и лимонных деревьев, кустов жимолости. Я начал изучать каждое растение и его запах, узнал, как устроен мировой рынок парфюмерии, стал посещать международные выставки, искать лучшие ингредиенты. Первая линейка из шести ароматов представлена в России, Европе, США и Гонконге.

Мои любимые запахи — запахи времен года. Это же здорово, что в наших широтах они все разные. Например, лето пахнет загородными посиделками с чаем и костром. Я не делю запахи на приятные и неприятные, замечаю и анализирую все, что меня окружает — от запаха людей в общественном транспорте до сухой листвы.

Я давно поставил цель, чтобы мои ароматы носил Киану Ривз.

У нас еще сильны чары консультантов парфюмерных сетей и дань моде. На улице можно встретить сразу несколько человек, пользующихся Molecule 2. Но интересно пахнущих людей вокруг становится больше. Недавно девушка в социальной сети написала про наш аромат Awake, что впервые готова изменить Molecule. Значит, мы идем в правильном направлении.

Magma

Москвичка Яна Андреева убеждена, что в России занимаются парфюмерией только те, кто искренне любит это занятие. А трудности с сырьем и доставкой компенсируются интересом и поддержкой поклонников Magma.

До Magma я создавала ароматы как независимый парфюмер. Сначала работала в стол — училась управляться с душистыми веществами и строить композиции. Образование социолога помогло мне смотреть на ароматы с позиции не только создателя, но и исследователя. Теме социальной укорененности запахов я посвятила свою магистерскую диссертацию. Потом началась история с Magma.

Характер моего бренда можно выразить в пяти словах: изобретательность, минимализм, атмосферность, чокнутость, смелость.

Мои любимые запахи — мокрой древесины, черемухи, чистого белья на морозе, старых книг, липового меда, топленого молока, разогретого на сковороде сливочного масла, зажженной спички.

Любимый парфюмер — Жан-Клод Эллена. Мне нравятся не только его ароматы, но и книги. В них он приоткрывает кухню своего творческого процесса, делится мировоззрением и окончательно влюбляет в себя.

Хочу, чтобы российская парфюмерия завоевывала сердца и полки как можно большего числа людей.

Le ré Noir

Бренд Le ré Noir в его нынешнем виде сформировался два года назад. До этого Валерий Соколов проходил период проб, ошибок и оттачивания мастерства. Пока не доверился своему вкусу и опыту. Петербуржец уверен, что ароматы рождаются в голове, а нос — всего лишь один из инструментов их воплощения. Получаются тонкие сбалансированные композиции с вниманием к деталям и без гендерных предрассудков.

В детстве я посмотрел советскую картину «Опасный возраст». В непростых взаимоотношениях мужчины и женщины я тогда не разобрался. Но к желанию бороздить космические просторы добавилось еще одно — безошибочно определять все известные запахи, как главный герой.

Как только в нашей обновляющейся стране открылись парфюмерные магазины, я стал их постоянным посетителем. Появление нишевых брендов еще больше разожгло мой интерес. Как творческому человеку с техническим образованием, мне захотелось разобрать «любимую игрушку», заглянуть внутрь, понять, как она устроена. Это меня настолько удивило и поглотило, что я стал сам делать игрушки.

Я сравниваю характер моих ароматов с картинами импрессионистов. Недаром в названии бренда угадывается один из них — Пьер Огюст Ренуар.

Самыми близкими всегда будет аромат моего дома, запах бабушкиных пирогов, летнего Финского залива — это горячий песок, сосны и чуть цветущая вода. Из средиземноморских ароматов мой фаворит — лист инжира. Я настолько его люблю, что выращиваю на подоконнике маленькое фиговое дерево.

Мой древесно-бальзамический аромат #251 Chef est en Vacances с ромом и какао хорошо бы раскрылся на Сергее Шнурове — хулиган снаружи и тонкий интеллектуал внутри. А сливочно-мускусный #261 Blanc будет гармонировать с образом Ульяны Лопаткиной.

UNNA

Алиса Кутузова самоучка и гордится этим: незнание правил помогает создавать ароматы, лишенные шаблонов, или перестать выпускать бестселлеры, потому что они надоели их создателю. Начинка ароматов UNNA из Екатеринбурга — свобода и любовь к экспериментам.

У меня был несчастливый брак. Муж тратил деньги на все, кроме семьи. У меня не было возможности купить даже самый демократичный аромат. Это и привело меня в волшебный мир парфюмерии. Сначала я создавала ароматы для себя. Потом подруги и случайные прохожие начали интересоваться, чем я пахну. Так появились первые заказы и марка UNNA.

В название бренда я заключила любовь и благодарность моей семье. U — моя девичья фамилия и фамилия рода Устюжины. N — Наталья, моя мама. Вторая N — моя сестра Надежда. А — Алиса, то есть я, и Алексей, мой папа.

Я создаю понятные и комфортные ароматы для повседневной жизни. Намеренно избегаю анализа парфюмерного рынка, чтобы не потерять самобытность. У ароматов основной линейки нет названий. Хочу не засорять сознание покупателей псевдообразами, а сконцентрировать внимание на самом аромате и на подлинных ощущениях во время знакомства с ним.

Самый классный, до мурашек — запах младенца. Мой сын уже большой, но я и сейчас, закрыв глаза, вспомню этот запах. Мне кажется, так пахнут небеса. Еще обожаю ладан, он ассоциируется у меня с детством и душевным комфортом. Папа часто воскуривал ладан дома. Именно этот запах на подсознательном уровне вытягивает меня из депрессии. А запах жженой травы и листвы уносит меня в космос.

Феминизм наложил отпечаток на ольфакторные предпочтения. Кожа, дерево и смолы пришли на смену зефиркам и цветочкам. Мужчинам такой поворот не нравится. Они хотят, чтобы от женщины пахло женщиной, а не партнером по бизнесу.