ELLE Элина, вы являетесь создателем уникальных пептидных мезо-препаратов, которые действительно способны поворачивать время вспять и возвращать клеткам кожи молодость. Как вам пришла эта идея?

ЭЛИНА ТЕСТЕР Конец прошлого века в США, ознаменовался шквалом исследований и использования эмбриональных стволовых клеток в эстетической медицине. Однако, из-за недостатка опыта, знаний и несовершенства технологий положительных результатов не было. Я же решила подойти к проблеме нестандартно: зачем вводить в организм сторонние стволовые клетки, с неясными перспективами их деятельности, если можно заставить работать собственные? А для этого нужно снабдить кожу необходимыми пептидами, активность которых с возрастом снижается. 

Элина Тестер
Элина Тестер
ученый

доктор молекулярной биологии, основательница компании Premierpharm

Про пептиды сейчас говорят много. Но не все понимают, что это такое. Многие путают их с гормонами и боятся использовать даже пептидную косметику, не говоря об инъекциях. Как же работают эти вещества?

Пептиды можно назвать активными белками, которые регулируют работу всех систем организма. Их множество. Но моей задачей было создать такой пептид, который действовал бы прицельно на стволовые клетки кожи.  

И как вам это удалось?

Когда я задумала создать первый пептидный препарат, то честно, даже не ожидала, что он получится. Все говорили, что невозможно собрать воедино 153 аминокислоты. Но именно этот скепсис и послужил стимулом для работы. Когда же «Полипептид-1» мы синтезировали, и предоставили все доказательства его эффективности, технологию купила компания Basic Research, с которой мы потом долго сотрудничали. Меня все называли «пептидным первопроходцем», что было безумно приятно. 

А откуда у вас такие знания и опыт?

У меня два высших образования. Биохимическое получила в Бакинском Государственном Университете, а в последствии закончила Университет Лонг-Айленда (США) по специальности «Молекулярная биология». Много лет занималась созданием формул кремов и сывороток для самых разных космецевтических марок, в частности, Dr. Brandt, а потом увлеклась инъекционными препаратами. 

Чем отличается пептидная мезотерапия от классической? Например, от инъекций гиалурновой кислоты?

Введение гиалуроновой кислоты чисто механически восполняет ее дефицит в коже. Она удерживает влагу, нормализуя увлажнение и придает коже тургор. Но на работу клеток и обмен веществ напрямую не действует. Пептиды же, наоборот, активно включаются во все процессы. Благодаря особой структуре своих молекул, они проникают не только глубоко в ткани, но и в клетки, добиваясь, чтобы метаболизм в них оставался высоким, как в юности. Процесс старения проходит у всех с разной скоростью. Одна из фундаментальных причин этого процесса — истощение пула стволовых клеток. Они делятся много раз до поры до времени, и в какой-то момент начинают делать это медленней. А некоторые просто «засыпают». Из-за этого тело человека стареет неравномерно: у одних возраст первыми выдают руки, у других шея, у третьих — веки. 

Как все развивалось после громкого успеха Полипептида 1?

В 2008 году я совместно с выдающимся специалистом, профессором Борисом Петриковским разработала свой первый инъекционный продукт, стимулирующий работу стволовых клеток в стареющей коже — Meso-Wharton P199. Его способность эффективно и безопасно стимулировать обновление клеточного состава кожи, делая ее моложе, подтвердилась на практике в лучших клиниках. Де факто он уже стал «золотым стандартом» — обязательной частью арсенала каждого высококвалифицированного специалиста эстетической медицины, чем я очень горжусь.

Что нужно знать про пептидные инъекции
Фото
Getty Images

Meso-Wharton P199 оказался очень успешным и продолжает хорошо продаваться. Что заставило Вас создавать другие продукты?

Пожалуй, в первую очередь то, что я люблю создавать вещи, которые до меня никто не делал. Мне интересен сам процесс творчества — от первой, порой едва уловимой идеи, до ее «шлифовки» на практике. Вот поэтому, в какой-то момент я решила, что просто разбудить уснувшие клетки и заставить их делится — недостаточно. Нужно создать еще и идеальные условия для их работы. Так появилась идея второй технологии, основанной на молодой тогда науке эпигенетике. Иными словами, мы создали идеального партнера для Meso-Wharton — препарат Meso-Xanthin F199. Он стимулирует работу генов, которые борются со старением клетки и одновременно защищает их от повреждений, количество которых с возрастом увеличивается. А ведь именно нарушения генома — самая главная причина старения.

А какие еще пептидные технологии для мезотерапии вы создали?

Препарат для кожи вокруг глаз MesoEye C71 решает различные эстетические проблемы кожи этой деликатной зоны лица. Он уменьшает так называемые «мешки» или «грыжи» под глазами, удаляет избыток жидкости между клетками, убирает нездоровый желтовато-коричневый оттенок кожи, защищает волокна коллагена, улучшая ее качество и тонус. Вторая инъекционная технология – MesoSculpt C71 активирует естественные процессы жиросжигания в коже, уменьшая таким образом объемы жировой клетчатки на лице, шее и других участках, где это необходимо. Благодаря этому мы можем вернуть чертам и овалу лица четкость, подтянуть кожу и дать заметный лифтинг-эффект абсолютно безопасным способом.

Что нужно знать про пептидные инъекции
Фото
Getty Images

Планируете ли запуск новых препаратов?

В разгар пандемии я воспользовалась подаренным временем, потратив его на создание технологии Pack78. Были проверены все гены, задействованные в механизме аутофагии — самоочищении клеток. Это очень важный биологический процесс. Исследованиями последних лет установлено, что активная аутофагия замедляет процессы старения, а также уменьшает выраженность возрастных проблем организма. Меня же интересовала аутофагия применительно к коже. Путем длительных исследований мы создали нанопептид из девяти аминокислот, запускающий процесс самоочищения на генном уровне. Так что теперь у Meso-Wharton и Meso-Xanthin F199 появился третий соратник. Первый восстанавливает нормальную активность работы клеток кожи, второй создает для этого идеальные условия, а третий оптимизирует процессы очищения клеток от всех ненужных веществ. И при сочетанном использовании этих технологий мы можем быть уверены, что процесс старения, если не полностью остановится, то серьезно замедлится. Ещё одна новая технология, которую мы разработали во время пандемии, — Uvenage. Она абсолютно уникальна. Препарат стимулирует уровень различных типов коллагена более чем на 50%. Это поразительный результат, достичь которого еще никому не удавалось. Uvenage может работать в комплексе, например, с ботоксом, чтобы эффект был ярче и держался дольше. 

Вы достигли всего, что хотели? Есть ли в планах еще какие-нибудь разработки?

Безусловно! В последние два месяца я занимаюсь созданием пептида, который решит все оставшиеся причины старения, благодаря тому, что будет защищать энергетические центры клеток — митохондрии. Новый пептид будет очень миниатюрным — всего семь аминокислот, поэтому проникать и работать способен быстрее своих аналогов. Технология еще не закончена, пока что она просто в голове. Но уверена, что с этой задачей мы обязательно справимся!