Темы номера

  • Эксклюзив

    Интервью главного редактора ELLE Елены Сотниковой с Никой Белоцерковской — издателем, автором кулинарных бестселлеров и звездой соцсетей

  • Новый секс от «а» до «я»

    словарь самых актуальных понятий, тенденций и аксессуаров

  • Тренды

    черно-белая классика, актуальный деним, цветочный принт, глянцевые блески

  • Специальный проект ELLE и MAXIM

    чего мужчины хотят от женщин на самом деле

  • Бермудский треугольник

    актуальные способы beauty-соблазнения — от инъекций до интимной гимнастики

  • Каков ваш сексуальный возраст?

    Пройдите тест и узнайте, сколько вам лет в постели

  • Служебный роман

    ELLE оценивает шансы на успех самой ожидаемой картины года — «Пятьдесят оттенков серого»

  • Герои

    Рэйф Файнс, Риз Уизерспун, Марго Робби, Василий Вакуленко aka Баста, Дарья Вербова, Ольга Куриленко

Письмо главного редактора

Однажды, много лет назад, когда я еще была Еленой Юдиной, но уже работала в журнале ELLE, ко мне приехала с журналистским заданием важная французская коллега. Задача была — осветить русскую вообще и мою в частности манеру встречать Новый год и Рождество. Репортаж должен был сопровождаться фотосессией в разных местах Москвы, а также в моем загородном таунхаусе, который мы с моим тогдашним мужем только начали строить, преисполненные надежд и самых радужных планов на будущее. Я с радостью приняла предложение, хоть и волновалась. Потратила два дня, водя простуженную француженку по Москве, рассказывая, как у нас тут все устроено. Показывала, объясняла, писала француженке в тетрадь, транскрибировала и транслитерировала. Через два месяца пришел итог. Оказалось, что некая русская  Элена Ундина, 36 лет от роду (мне на тот момент не было 30), любит встречать Новый год, выпивая водки, закусывая ее черной икрой. И вообще, Рождество она проводит в церкви, а потом идет на Красную площадь и братается с такими же русскими женщинами в павловопосадских платках. Мой таунхаус, история любви, маленькая дочка и реальные новогодние традиции оказались никому не нужны — мало того, они досадно мешали журналистскому расследованию. 

Сейчас я над этим посмеялась бы, а тогда мне было страшно обидно. Но дело совсем не в этом. С сегодняшней высоты положения я бы выделила здесь два главных момента: во-первых, никому нет никакого дела до нас настоящих, как бы мы ни пыжились и ни прятали медведя за забором, чтобы по улице не ходил. Но сегодня для меня более важно и то, что автору фальшивой заметки ничего за это не было. Ну вообще ничего. Французское руководство посмеялось и сказало: «Элена, ну что вы так волнуетесь, это, конечно, нехорошо, но и не так плохо, как думаете». Никто не вынес француженке выговор, не собрал товарищеский суд; она преспокойно продолжила бродить по Елисейским Полям и брататься с такими же, как она, французскими женщинами в узких черных пальто с длинными шарфами, повязанными на парижский манер. 

Сегодня, в разгар кризисных событий, я почему-то вспомнила эту историю. От нее веет такой расслабленностью (героиня моего интервью в этом номере Ника Белоцерковская выбрала бы более жесткий и, наверное, более правильный синоним), что ты сразу понимаешь: многие усилия, которые мы предпринимаем в этой жизни, для посторонних похожи на камень, который Сизиф упорно катит в гору. Давайте обучаться, что ли, новому мышлению. Отпустите уже камень с горы, дорогие девушки, и вам ничего, ну ничегошеньки за это не будет. К мужчинам, кстати, мой текст не относится — у них в феврале много забот, и камень в гору катить придется до самого 8 Марта. Потом отдохнут.

загрузить еще
Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз