Вы, наверное, уже забыли, но в марте прошлого года было объявлено, что трудовая книжка принца Гарри в Калифорнии впервые получит рабочую запись. Прошлой весной герцог Сассекский присоединился к стартапу BetterUp в качестве топ-менеджера и chief impact officer («директор по влиянию»). Компания предоставляет высокопоставленным клиентам услуги коучинга в области психического здоровья. Пришло время следовать трудовым контрактам. По традиции к важным и денежным делам королевские «беглецы» преступают не раньше чем через год после трудоустройства — так было и с Netflix, и со Spotify. А теперь и с BetterUp.

Новое откровение принца Гарри: «Благодаря коучингу я вдруг понял, что могу выбирать, как жить дальше»
Фото
BetterUp

В рамках своих новых обязанностей Гарри принял участие в бизнес-саммите Masters of Scale, чтобы обсудить животрепещущий вопрос для американских топов: стоит ли лидерам заниматься ментальным здоровьем на уровне обращения к профессионалам? 

Новое откровение принца Гарри: «Благодаря коучингу я вдруг понял, что могу выбирать, как жить дальше»
Фото
BetterUp

Чтобы не быть голословным, герцог впервые признался, что и сам воспользовался профессиональной помощью-терапией в кризисные моменты жизни во Дворце. «Терапия буквально открыла мне глаза, — заявил он со сцены саммита. — Я шел по жизни, думая, что есть только один способ жить, один выбор. Но благодаря терапии этот мыльный пузырь заблуждений лопнул. Затем, когда я нашел свой путь к коучингу, лопнул следующий пузырь — и внезапно я понял, что теперь у меня есть перспективы и отличное понимание своей ценности в мире. Я обрел уверенность, которой, как мне казалось, у меня никогда не было». 

38-летний герцог Сассекский, отметил, что никогда даже не слышал о «терапии» или «коучинге», когда рос в королевской семье и служил на протяжении 10 лет в армии. Даже слов таких не знал. 

Новое откровение принца Гарри: «Благодаря коучингу я вдруг понял, что могу выбирать, как жить дальше»

Гарри и его жена Меган Маркл всегда очень открыто говорили о важности психического здоровья. (Как и его «заморский» брат Уильям и Кейт Миддлтон.) В 2017 году бывший член королевской семьи впервые рассказал о том, как сильно повлияла на него смерть его матери — принцессы Дианы. «Я могу с уверенностью сказать, что потеря моей мамы в возрасте 12 лет и, следовательно, подавление всех моих эмоций в течение последних 20 лет оказали довольно серьезное влияние не только на мою личную жизнь, но и на мою работу», — признался он тогда The Telegraph.

В прошлом году уже его супруга Меган призналась, что у нее были «суицидальные мысли» после вступления в королевскую семью, добавив, что Букингемский дворец ничего не сделал, когда она попросила о психологической помощи.

Вам может быть интересно: