С «теорией заговора» в отношении герцогини Сассекской впервые выступила обозреватель The Times Кэти Николл. Королевский обозреватель утверждает, что после того, как 6 мая 2019 года на свет появился малыш Арчи, молодая мама чувствовала себя «неудовлетворенной» королевскими обязанностями и «чужой» в Великобритании. Как заявляет Николл, Маркл убедилась, что против нее существует «заговор с придворными», работающими «против нее» с того момента, как только она присоединилась к британской королевской семье. The Times цитирует инсайдера: «Меган была убеждена, что против нее существует заговор, и поэтому, когда они переехали во Фрогмор, то фактически изолировалась от всех. Это была не та жизнь, к которой она привыкла, и она хотела уйти».

Меган Маркл и ее «теория заговора» (фото 1)

Теорию столкновения интересов подтверждает и обозреватель Камилла Томини из The Telegraph, отметившая в своей публикации, что «сотрудники дворца не были в восторге от личности Меган». Отторжение у персонала вызывали те черты, которыми восхищалась пресса: «блеск шоу-бизнеса, уверенность в себе и феминистская привычка самоутверждаться в каждом жесте». К этому прибавились и личные просьбы герцогини, которые шли вразрез с протоколом. «Это немного похоже на „Аббатство Даунтон“ — существует внутренняя иерархия сотрудников, которые служат в Букингемском дворце много лет во имя королевы и страны, — обьясняет Томини. — И поэтому, когда Меган стала выдвигать собственные требования и раздавать всем вокруг указания, персонал начал сплетничать в духе: „Погоди минутку, кто ты такая?“» Как сообщается, об этом «положении чужестранки» в королевском поместье Меган и расскажет в биографии, которая увидит свет 11 августа.

Меган Маркл и ее «теория заговора» (фото 3)

Эти откровения перекликаются с убеждениями покойной принцессы Дианы, которая также была уверена, что королевская семья настраивает всех против нее. Что особенно остро она почувствовала после развода с принцем Чарльзом.

Николл из The Times теперь предполагает, что, сменив страну, Меган и Гарри будто «поменялись местами» — и вдали от Лондона герцог Сассекский чувствует себя «одиноким и бесцельным».