Дэвид Ойелоуо: «Хейтерам пора понять — мир изменился»

Исполнитель одной из главных ролей и продюсер фильма «Питер Пэн и Алиса в Стране чудес» — о расизме, прогрессе и трагизме волшебства

26 ноября в российский прокат вышел «Питер Пэн и Алиса в Стране чудес», семейный фильм о детстве, взрослении и переживании утраты. Еще до официального релиза он наделал много шума по обе стороны Атлантики: далеко не все зрители смогли принять знакомых с детства сказочных персонажей в исполнении чернокожих актеров. Накануне премьеры ELLE поговорил с Дэвидом Ойелоуо, сыгравшим в фильме отца Питера и Алисы, о расизме и реализме в сказках.

Дэвид Ойелоуо
Фото
Getty Images

ELLE Помните свои первые впечатления от знакомства со сценарием фильма?

ДЭВИД ОЙЕЛОУО Закончив его читать, я подумал: «Вау! Вот это креативно!». Мы все знаем Алису в Стране чудес и Питера Пэна, и знаем множество прочтений этих двух историй, так что идея объединить их показалась мне очень смелой. Это ведь почти как супергеройское кино, если задуматься. Тем более, что сюжеты обеих сказок сшиты почти бесшовно.

Еще одна вещь, которая поразила лично меня — то, что Алиса и Питер будут похожими на моих детей. Жаль, что когда я был ребенком, таких фильмов не было, но здорово, что теперь мальчики и девочки с любым цветом кожи могут примерять на себя роли каких угодно персонажей. Конечно, это не может не радовать. Печально лишь, что сейчас, в условиях пандемии, тема утраты стала общей для миллионов семей по всему миру. И теперь как никогда важно объединиться и осмыслить ее вместе со своими детьми.

К сожалению, не у всех вызывает энтузиазм новое прочтение знакомых сказок, основанное на принципах diversity. Под официальным трейлером фильма в YouTube, например, много негативных комментариев. Вы были готовы к такому?

Да, я слышал об этом. И не могу сказать, что меня это удивляет. Но лучшим ответом хейтерам будут слова нового вице-президента США Камалы Харрис: «Теперь каждая маленькая девочка может поверить, что живет в стране возможностей». Мне бы хотелось расширить ее высказывание до «мира возможностей». Тем более, что герои этого фильма — вымышленные, сказочные персонажи. Это не «история, основанная на реальных событиях», у них нет живых прототипов, а значит, выглядеть они могут как угодно. И люди, которые не понимают этого, кажется, просто не готовы смириться с существованием тех, кто не похож на них самих.

Но прогресс не остановить: мир меняется, становится все более доброжелательным к людям с разным цветом кожи и разными возможностями, и это здорово. В этом смысле я вдвойне рад, что причастен к фильму как актер и продюсер — он нормализует идею diversity, утверждает мысль, что по-старому уже не будет.

Вы ведь уже не в первый раз снимаетесь в фильмах, посвященных идее разнообразия и правам цветных?

Да. Полагаю, вы намекаете на «Сельму» — это картина об борьбе за равноправие и дискриминации, которой подвергались афроамериканцы в части права избирать и быть избранным на политические должности. Фильм вышел в 2014 году, и посмотрите, как с тех пор изменился мир.

Как по-вашему, «Питер Пэн и Алиса в стране чудес» — скорее, сказка или драма?

Конечно, сказка. Но очень живая, в ней сочетаются реализм и магия. В конце концов, в жизни всегда есть место волшебству, а волшебству бывает присущ трагизм.

Еще одна примечательная черта фильма — отсутствие покровительственного тона в отношении детей. У меня их четверо, поэтому я отлично знаю: развлечения — не единственное, что интересует новое поколение. Они очень требовательны к смыслам и идеям произведений и им важно, чтобы они были созвучны их собственной жизни. Я говорю об этом еще и потому, что сам недавно пережил смерть отца, а мои дети — утрату дедушки, которого очень любили. Повторю, очень важно понимать, что даже печальным эпизодам жизни может быть присуща красота, и в красоте, как явлении, тоже может быть что-то печальное.